От Бреста до Иркутска

Чиновники оперативно прикрыли канал поставки в Россию недорогих машин

Перегон автомобилей из Беларуси в Россию стал в последнее время чрезвычайно популярным. Благодаря наличию единого таможенного пространства между нашими государствами растамаживание машин, ввезенных в Россию из Беларуси, не требуется. При этом белорусские таможенные пошлины значительно ниже российских. Такой расклад приводил к тому, что европейская машина среднего класса, ввезенная из Европы в Беларусь, а потом вывезенная из Беларуси в Россию, стоила примерно на 100 тысяч рублей дешевле, чем аналогичная машина, ввезенная в Россию напрямую из Европы.

Поставили заслон

Поэтому когда Екатерина Бояринцева, известная в Иркутске автоледи и экстремал, отправилась в Беларусь за автомобилем, редакция «СМ Номер один» договорилась с ней о публикации материала о покупке машины в дружественной нам республике. Ее опыт, рассчитывали мы, поможет другим людям, которые, возможно, захотят приобрести автомобиль по такой же схеме.

Однако, когда она вернулась, оказалось, что ее опыт по большому счету никому уже не понадобится. Российские чиновники раскусили, что существует канал поставки в Россию недорогих и качественных машин, и сочли необходимым этот канал прикрыть. Ведь известно: что русскому человеку хорошо, то чиновнику плохо. И вот с 1 июля на машины, ввезенные из Белоруссии, требуется дополнительная растаможка, которая делает всю эту столь привлекательную до недавних пор российско-белорусскую автомобильную схему абсолютно бессмысленной.

Тем не менее мы побеседовали с иркутской экстремалкой после ее возвращения на родную землю. Правда, разговор шел не столько о схеме покупки автомобиля, сколько о ее впечатлениях от путешествия через всю Россию.

У «батьки Лукашенко»

Первые впечатления Екатерины Бояринцевой касались непосредственно Беларуси. Автоледи обозначила их как ощущение спокойствия и безопасности.

— У меня был мешочек, в котором лежали деньги на машину. Создалось впечатление, что по любому городу Беларуси можно ходить с таким мешочком в любое время суток — и ничего не случится. Как бы ни относились к «батьке Лукашенко», он смог внушить людям, что за любое преступление неизменно последует наказание.

Недавние волнения по поводу обесценивания белорусской валюты, так называемых «зайчиков», Екатерина прокомментировала так: раньше человек шел в белорусский супермаркет и покупал на сто рублей все, что ему нужно было. Теперь ему надо потратить на это в два-три раза больше. Что касается автомобиля, то его Екатерина купила в Бресте. Это «Лендровер» 2004 года выпуска. Аналогичная машина, кстати, по ее словам, была у бывшего губернатора Иркутской области Игоря Есиповского. Машина обошлась ей в 30 тысяч долларов, в то время как в России аналогичный автомобиль стоит порядка 45 тысяч.

— На тот момент, когда я была в Белоруссии, с автомобилями здесь творился настоящий ажиотаж. Все уже знали о новом таможенном порядке, вводимом с 1 июля, поэтому спешили купить едва ли не любой автомобиль. Предприимчивые кавказские граждане тут же решили заработать на ситуации: они скупали все более или менее приличные машины и продавали их тут же, но уже на 1—2 тысячи долларов дороже.

Бандиты и гаишники

Екатерина возвращались в Иркутск в составе колонны из трех машин. За все время движения она стала свидетелем всего одной аварии — и та была на Ленинградском шоссе.

Вообще, выбор маршрута через Москву был ошибочным, признала Екатерина. На Московской кольцевой дороге в пробке пришлось простоять шесть часов.

— Приколы начались на Урале, — рассказывает Екатерина. — На дорогах там вообще нет разметки, при этом установлены знаки «Обгон запрещен». Идут километровые вереницы фур, а по обочинам прячутся гаишники. Несмотря на проливной дождь, уральский участок удалось преодолеть без приключений. Возле Омска на кортеж иркутян покусились сначала местные гаишники, а потом бандиты. Силовикам не понравилось, как были установлены транзитные номера. Пришлось платить, но немного. Что касается бандита, то он был один. Отсек заднюю машину и стал теснить ее на обочину. По рации водитель связался с другими иркутянами, те вернулись, и бандит оказался в меньшинстве. Он объяснил, что является смотрящим дороги, и потребовал денег. Сначала очень много, но в процессе переговоров цена проезда неуклонно падала. Наконец состоялся процесс знакомства и обмена телефонами, после чего бандит разрешил проехать бесплатно.

Родная сторона

— До Красноярского края правила дорожного движения есть, — рассказывает Екатерина. — Потом они внезапно перестают действовать. Увидев, как сразу после Красноярска «Икарус», полный пассажиров, по встречной полосе через сплошную линию разметки обгоняет сначала нас, а потом еще несколько фур, мы поняли, что родная земля совсем близко. В Красноярском крае заканчивается и цивилизация как таковая. Дорога становится пустынной, без кемпингов, закусочных, автостоянок... Вокруг — сплошная тайга.

В Нижнеудинском районе заканчивается и дорога. От Алзамая до Тулуна вместо асфальта проложена грунтовка. Общеизвестно, что это самый плохой участок дороги на всем протяжении от Москвы до Владивостока. Екатерина с товарищами лишний раз убедилась в этом. В Иркутск Екатерина прибыла уставшей, но не измотанной.

— В целом путешествие по России проходило достаточно комфортно. Ночевали на стоянках, рядом с фурами дальнобойщиков. Спали в машинах, хотя в принципе можно было ночевать и в кемпингах. Утром мы заходили в эти самые кемпинги, принимали там душ и завтракали.

По прибытии Екатерина сдала документы в Иркутскую таможню. Весь процесс оформления машины занимает около трех недель. Так что все будет готово к 20-м числам июня. Катя успела едва-едва, а вот кто собрался отправиться в Белоруссию сейчас, тем лучше поменять свои планы. Перегон автомобилей из дружественной республики после введения новых таможенных правил потерял всякий смысл. Впрочем, говорит Екатерина, по Беларуси ходили слухи, что введение новых правил могут отложить аж на два года. «Если это случится, я бы съездила еще», — говорит любимица экстрима.

Загрузка...