Хотел просто напугать?

Пострадавщий приготовил видеообращение к президенту

Со времени трагедии, разыгравшейся возле табачного киоска по улице Гоголя, прошло полтора месяца. Напомним: полицейский Роман Новиков, сотрудник Центра госзащиты свидетелей ГУВД по Иркутской области, находясь не при исполнении, расстрелял из травматического пистолета двух братьев — Ивана и Максима Горшковых.

В лице проволока и спицы

По словам очевидцев, Новиков лихо подъехал к киоску, грязные брызги попали на людей. Замечание в его адрес со стороны братьев стало причиной конфликта, в результате которого Иван был убит, а Максим, в которого Новиков выстрелил дважды, а потом долго и методично добивал рукояткой пистолета, перенес несколько операций. Врачи пророчат ему инвалидность. К глубокому возмущению пострадавшего и его родных, Роман Новиков был выпущен под залог в миллион рублей. Максим написал кассационную жалобу и подготовил видеообращение к президенту. — Я на улице стараюсь лишний раз не появляться — мною можно детей пугать, — горько шутит Максим Горшков. — Из головы торчат спицы, под кожей проволока.

Максим перенес несколько операций на лице. Врачи, которых сложно чем-то удивить, были поражены, увидев раздробленные и сломанные кости, которые были вдавлены внутрь черепа. Медики вытащили осколки, а для того, чтобы кости срослись правильно, соорудили каркас из спиц и проволоки. Сломанную в нескольких местах челюсть приходилось буквально подвешивать. Сейчас Максим лежит в ангарской больнице. Вообще-то он должен был лечь в челюстно-лицевое отделение в больнице Иркутска, но областной центр так «ударно» отметил 9 Мая, что мест там не оказалась. Лежа в больнице, беседуя с врачами и анализируя произошедшее, Максим Горшков пришел к выводу, что от смерти его спасло чудо.

— Пуля попала в железный замок на моей куртке, — говорит пострадавший. — Замок задержал ее. Если бы не он, последствия были бы плачевными. Новиков долго и методично бил меня по лицу. Если бы удар такой силы пришелся на висок, мне было бы несдобровать.

После того как Романа Новикова отпустили на свободу под залог, он продолжает трудиться в Центре госзащиты свидетелей. Максим Горшков написал заявление, в котором указал, что в связи с предоставлением свободы человеку, обвиняемому в убийстве его брата и нанесению увечий ему самому, опасается за собственную жизнь и здоровье, а также за безопасность членов семьи. Парадокс ситуации заключается в том, что заявление попало именно в тот отдел, где работает Новиков. — Это что же получается? — сетует Максим Горшков. — Он будет защищать меня от себя самого?..

«Я стрелял, чтобы напугать»

Более-менее придя в себя, Максим подготовил видеообращение к президенту РФ и обратился в приемную Владимира Путина. Ролик на сайте rutube.ru начинается со слов: «Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Обращаюсь к вам в надежде, что центральная власть в вашем лице обратит внимание на тот беспредел, который творится в Иркутской области. И тогда, может быть, я и члены моей семьи перестанут бояться, а люди поверят, что закон существует, и этот закон нас, простых граждан, должен защищать».

Максим Горшков, будучи несогласным с мерой пресечения в виде залога в отношении Романа Новикова, обратился в областной суд с жалобой. Прокурор также отправил кассационное представление. Судебное заседание по этому делу состоится 21 июня. А пока Роман Новиков с помощью адвоката подготовил возражения. «Умысла на убийство Максима Горшкова у меня не было. До приезда сотрудников охранного агентства я занимался спасением жизни его брата. Когда я стрелял, я не целился в братьев Горшковых, а тем более в их жизненно важные органы, и стрелял лишь для того, чтобы напугать их», — пишет Новиков в своем ответном письме.

Максим Горшков в корне не согласен с этим утверждением. — Когда хотят напугать, то стреляют вверх, в крайнем случае по ногам, а не в грудь (одна пуля попала в плечо Ивану Горшкову, другая — в живот, третья прошла между ребрами, попала в легкое и задела сердце. — Прим. авт.). И тем более странно пугать человека, который без сознания лежит на асфальте, дубасить его пистолетом по лицу. А все, что он сделал для спасения жизни брата, — это оттащил тело Ивана с проезжей части. — Обвинение и потерпевшие умалчивают, что Новиков Р.А. сам пострадал во время конфликта, ему были нанесены телесные повреждени,я и он более двух недель находился на стационарном лечении, а сейчас проходит амбулаторное лечение, — написал адвокат обвиняемого Сергей Позякин. — Мне абсолютно непонятно, от чего лечился Новиков и продолжает лечиться, — парирует Максим. — Если бы была драка, на наших руках — моих и Ивана — остались бы следы. Тело Ивана было осмотрено, я тоже прошел экспертизу, никаких следов, указывающих, что мы применили к Новикову физическую силу, нет. На судебное заседание он пришел с синяком, откуда он взялся, я могу только предполагать. Может, была драка в СИЗО, может, в тот день, 24 апреля, у него с кем-то был конфликт, а зло он выместил на нас.

— Родные моего брата и я хотим себя защитить. Хотим, чтобы восторжествовала справедливость. Сторона обвиняемого может сколько угодно говорить о положительных качествах Новикова, но факты, как известно, самая упрямая вещь. И они показали, что сотрудник полиции не умеет контролировать свои эмоции, свою агрессию. У этого человека есть оружие. После нападения на улице, потеряв брата, как я могу спокойно жить, зная, что человек, разрушивший жизнь нашей семьи, на свободе?

Комментарий

Как сообщил источник в правоохранительных органах, Роман Новиков действительно продолжает работу в центре госсзащиты свидетелей. Однако иметь при себе оружие ему запрещено. В соответствии с действующим законодательством, Новиков мог быть отстранен от службы, если бы это было необходимо органам следствия. В Следственном комитете полагают, что нахождение обвиняемого на рабочем месте никак не повлияет на ход дела. Плюс ко всему у нас действует презумпция невиновности: пока гражданину не вынесен приговор, его нельзя назвать преступником.

Загрузка...