Бомжи захватили подъезд

Жилой дом в Шелехове по сути превратился в гостиницу для бездомных

Как-то в начале марта житель двухэтажного дома № 11 в 10-м квартале Шелехова, третьекурсник ИГЛУ Константин Корытов, взял в руки трубу от пылесоса и пустил ее в ход против трех бомжей, устроившихся в его подъезде на ночлег. Вышедшие на крики жители других семи квартир, расположенных в этом доме, сначала обрушили свой гнев на парня. Потом, увидев шприцы в руках незваных гостей, они поддержали соседа и вышвырнули бомжей из подъезда. Больше наркоманов в подъезде не было, но бомжи продолжают наведываться сюда почти каждый день.

Человек на протезе

Жители дома № 11 рассказывают, что никогда им еще не приходилось воевать за родное жилище. Но год назад привычная жизнь кардинально изменилась. За последнее время один только Константин Корытов встречал как минимум семерых, которые использовали подъезд в качестве ночлежки. Парень говорит, что граждане встречались разные: была и известная всему кварталу алкоголичка из соседнего дома, и мужчина, увешанный украшениями, по внешнему виду похожими на золотые.

Появились у стихийно образованной «гостиницы» и постоянные клиенты. Прошлой весной забрел в дом мужчина неопрятного вида и залег у батареи на лестничной площадке между этажами. Тогда все соседи пожалели бродягу, тем более что оказался он инвалидом — вместо левой ноги у него протез.

— Тогда он у нас прожил недели две, — вспоминает Константин Корытов. — Ночью спал на площадке, используя ступень как подушку, днем сидел на лавочке. Причем утром ухожу на учебу — он сидит, вечером приезжаю домой — он сидит там же, в той же позе. Моя мама его жалела больше всех. Она сердобольный человек, работает медсестрой в детском саду. Даже подкармливала этого мужчину, уговаривала соседей терпеть неудобства. Конечно, я ее в какой-то степени понимаю, потому что таких людей правда жалко.

Ольга Корытова советовала мужчине собирать милостыню у церквей, но у него энтузиазма это предложение не вызвало. Женщина обратилась в социальный приют, и незваного гостя забрали. Однако в конце февраля 2011 года он опять облюбовал прежнее местечко. Причем не один — стал приводить приятелей. Жителям приходилось перешагивать через лежавшх штабелями людей. Тогда-то и произошел скандал с наркоманами.

Куда обратиться?

Ситуация, с которой пришлось столкнуться жителям Шелехова, к сожалению, довольно типичная. Только неясно, как ее решить. Как объяснили в Главном управлении соцзащиты населения по Шелехову и Шелеховскому району, если стали докучать бездомные, надо сразу обращаться в правоохранительные органы. Звонить в центры социального обслуживания нет смысла, поскольку в таких приютах бомжи находятся только на добровольной основе. Многие, разными путями оказавшись там, в итоге возвращаются на насиженные места.

Специалисты министерства социального развития, опеки и попечительства Иркутской области рассказали, что при комплексных центрах созданы отделы срочной социальной помощи, куда сотрудники правоохранительных органов помещают бездомных. В отделах их кормят, моют. Кто-то возвращается к нормальной жизни, но, конечно, не все. По мнению представителей власти, единственное решение, способное кардинально поменять ситуацию в отдельно взятом подъезде, — ставить железные двери и магнитные замки.

Даже кошек пускают в подъезд

Уже собравшись уезжать из уютного шелеховского двора, я заметила медленно передвигавшуюся фигуру. Человек был неопрятного вида и шел, опираясь на палку. Догадавшись, что это и есть «постоянный клиент», я решила с ним поговорить. На удивление, он охотно пошел на контакт, заодно рассказал, почему его жизнь сложилась именно так. Только фотографироваться отказался, мотивировав нежеланием светить лицо в СМИ.

— Формально у меня есть жилплощадь, я вместе с младшим братом Алексеем прописан у матери, она живет в своем доме, — объяснил 40-летний Сергей Кравцов. — Но с Лешкой мы с детства ругаемся, он меня не пускает домой. Мама была бы рада, если бы я перестал жить в подъездах, но боится моего брата.

— Он ее бьет?

— Нет. Она его боится с моральной точки зрения, он давит на нее. Я прихожу иногда домой помыться, переодеться, но днем, пока брат работает. Он шофер, может приехать в любой момент — и опять драка. Даже не знаю, как жить дальше, — пока один другого не убьет, не успокоимся. Хотя от такой жизни я раньше него уйду.

— Сейчас выпиваете?

— Сейчас каждый день. Иначе невозможно спать в подъезде, тяжело.

— А где вы питаетесь?

— Вон моя кормилица. (Показывает рукой на мусорный контейнер.) Мне помогают добрые люди — дают хлеба, денег, покупаю молоко. Некоторые даже домой приглашают, кормят. А некоторые люди прогоняют, хотя даже кошки ночуют в подъезде.

— На работу пробовали устраиваться?

— Меня даже сторожем не взяли — кому инвалид нужен? Сейчас и здоровым парням сложно устроиться. А я в 12 лет попал под поезд, травмировал левую ногу, восемь лет назад содрал старую ссадину, рана загноилась, так что ногу отрезали. А до этого работал шофером, плотником. Хожу сейчас с протезом. Кстати, его нужно менять уже. Хоть это бесплатно. А то пенсия у меня всего 6000 рублей. Что на эти деньги можно купить? Сходил раз в магазин — все, тысячи нет. У матери пенсия еще меньше моей. И работать не могу, мне даже что-то поднять тяжело. Слоняюсь целыми днями по городу с палочкой.

Метки:
baikalpress_id:  14 827