Выстоим?

Проектировщик, отказавшийся работать со строителями, рассказывает правду об иркутских зданиях

Виталий Гаскин имеет опыт проектной работы более 50 лет, много лет преподавал строительные дисциплины в родном ИрГТУ. В настоящее время доцент кафедры «Мосты и транспортные тоннели» ИрГУПСа. Именно он занимался проектированием первых в Иркутске сейсмостойких домов в каркасном и кирпичном исполнении. В 2010 году вышла вторая редакция его книги «Как проектируют сейсмостойкие дома в Иркутске», где он дал свою — весьма критичную — оценку надежности иркутских построек. Сейчас, когда тема сейсмоустойчивости является одной из самых обсуждаемых, со специалистом встретился корреспондент «СМ Номер один».

«Подобно стулу без клея»

— Было время, когда в городе сильные землетрясения повторялись с периодичностью в 20—30 лет. Самое сильное — 9 баллов — произошло в 1861 году, отчего в земле были метровые трещины, — Виталий Гаскин начал беседу с экскурса в историю. — Но уже давно в Иркутске землетрясения не превышают 5 баллов по российской шкале. В 1970-х годах сотрудниками Института земной коры было проведено микросейсморайонирование, по которому все районы областного центра получили свои баллы, что учитывается при проектировании и строительстве домов. Так, в центре города здания должны быть рассчитаны на землетрясение в 8 баллов, а в Ново-Ленино — в 7.

— И каковы ваши прогнозы на случай, если произойдет сильное землетрясение?

— Определенно, не все здания выстоят. В 2008 году в Иркутске было землетрясение в 4,5 балла. Тогда было провозглашено, что иркутские дома выдержали проверку на прочность. На самом деле это рядовое землетрясение. Во время него я встал в проем двери в своей квартире и обнаружил, что стены отклонялись на 10, а люстра качалась под углом в 30 градусов, чего, конечно, не должно быть. Если между панелями дома и плитами перекрытий нет бетона, то, подобно стулу без клея, он развалится от небольшого толчка.

— И много в Иркутске таких непрочных домов?

— При строительстве домов в Иркутске допускают довольно много огрехов. Например, при бетонировании колонн не производится вибрирование бетона, а при бетонировании в зимнее время не вводятся противоморозные добавки и не делается электропрогрев бетона. Вибрирование необходимо, чтобы обеспечить плотность бетона и достичь его должной прочности. Ведь что такое бетон? Это цемент; песок — мелкий заполнитель; гравий — крупный заполнитель; вода. Просто, будучи замешенным, он имеет неплотную структуру.

Еще нередко устанавливают китайскую арматуру, которую изготавливают в кустарных условиях. В итоге арматура класса А3 показывала прочность А0.

Бетон растерся в песок

— А вы сталкивались с нарушениями в ходе работы?

— Конечно, и не раз. В 1974—1982 годах я работал в конструкторском бюро по железобетону Госстроя РСФСР. Главной моей задачей был расчет на прочность и сейсмостойкость. В этой структуре работали ответственные работники и руководители. Но Иркутский домостроительный комбинат сводил на нет все наши усилия. По правилам ставят внутренние, то есть несущие, стены и приваривают их. Потом на бетоне марки М300 укладывают плиты-перекрытия, после чего расстилают бетон и ставят следующий этаж. А эти строители на стены клали маячки — такие прокладки, создающие щели. На них укладывали перекрытия, потом снова маячки и — следующий этаж.

— Зачем?

— Чтобы быстрее монтировать в зимнее время. Такая 9-этажная блок-секция монтировалась за 3 месяца. А весной щели наполняли бетоном или другим раствором. Когда подобные девятиэтажки строили на территории ИВАТУ, я этот раствор выколупал пальцами и, пока разговаривал со строителем, растер его в песок. А ведь бетон марки М300 — очень прочный материал. Так что возникает вопрос: что за раствор использовали строители? И в таких домах часто стены одного направления не сваривались со стенами другого направления из-за халатного отношения к работе.

Ужасы нашего городка

— Есть более свежие примеры некачественного строительства?

— Да сколько угодно! В 2003 году я ушел из крупной строительной фирмы после большого скандала. Тогда мы возводили дом в Октябрьском районе Иркутска, на улице Пискунова. Здание красивое, с круглыми фронтонами. Меня пытались заставить уменьшить диаметр арматуры каркаса здания на 30%. Я и другие сотрудники отказались уменьшить арматуру. Мне сообщили тогда, что не будут больше со мной работать. А я и сам не собирался, так и сказал им: «Вы жулики!» Со временем вслед за мной уволились и другие конструкторы, потому что подобные требования возникали не раз.

— Предполагаю, что уменьшение диаметра арматуры влечет за собой явно негативные последствия...

— Вот вам пример. У людей кости ног имеют определенный диаметр. Что будет, если его значительно уменьшить? Кости сразу сломаются. Так и дома: если будет землетрясение, то слабые колонны не выдержат.

Вот еще одна история новейшего проектирования, которую мне рассказал сам строитель, занимавшийся этим объектом. Очень престижный, между прочим, объект — 4-этажный дом с весьма недешевыми квартирами. Так вот: этот строитель купил землю, из архитектурного журнала взял планировку дома, сляпал проектную документацию и получил положительное решение экспертизы. В то время руководителем Агентства государственной экспертизы был Селянцев, который в настоящее время сидит за взятки. Строитель купил материалы, нанял рабочих и построил объект так, как ему вздумалось. Я был в шоке: этот жуткий дом построен со стенами толщиной в один кирпич, т. е. толщина стен 25 см, потом идут наружный слой утеплителя и наружная обшивка в 12 см, которая защищает утеплитель от внешней непогоды. По правилам толщина стен 4-этажного дома должна быть не меньше 510 мм, а это два кирпича по 25 см и 1 см между ними.

— Вы такие ужасы рассказываете...

— Могу еще рассказать. Совершенно ужасный в сейсмическом плане дом на улице Красноказачьей, недалеко от Водоканала. Средняя часть здания 13-этажная, потом части из 9 этажей, потом из 6. И это без сейсмических швов! Из-за разнородной жесткости его крыльев дом просто разрушится в местах перепадов высот. Кроме того, средняя часть дома не имеет поперечных стен.

Дешевле снести, чем укреплять

— В Иркутске вообще есть прочные дома?

— Жители проспекта Жукова в микрорайоне Солнечном могут спать спокойно — их дома абсолютно надежны. Надзор за их строительством осуществляли коллеги, в которых я уверен. Также прочны дома 464-й серии. Я проанализировал застройку Иркутска по сериям. И, на мой взгляд, самое скверное строительство было в конце 1950-х — начале 1960 годов. Это дома 335-й серии, расположены на бульваре Постышева, в Иркутске II и по городу. Они изначально неправильно запроектированы ленинградскими специалистами, которые не учли особенностей Иркутска. Полукаркасная система и скверные стыки наружных панелей между собой, которые сгнили давным-давно, привели к тому, что здания изначально были непрочные, а сейчас и говорить нечего. Их дешевле снести и построить новые дома большей этажности, чем укреплять.

Не очень надежна 114-я серия. Эти кирпичные дома строились в 1980-е годы. При их строительстве должен был использоваться цементно-песчаный раствор, а оказалось, что строители нередко использовали водно-песчаный раствор с небольшим добавлением цемента. Причем я обнаружил это случайно — сверлил друзьям стену и попал в растворный шов. У меня было сверло диаметром 10 мм, а дыра получилась в 20 мм, и из нее просто посыпался песок. Это было в микрорайоне Первомайском. Да и иркутские школы тоже не сейсмостойкие, то есть в них не было проведено специальных антисейсмических мероприятий, для чего надо было укладывать дополнительные арматуру и бетон. Это привело бы к увеличению стоимости строительства на 10—13%. Беда в том, что во время строительства иркутских школ не было сейсмических норм. Вот поэтому и разрушилась школа в Култуке в 2008 году, которую строили, по-моему, в 1950-е годы.

— В вашей книге вы рассказываете обо всех таких случаях?

— Конечно, я хотел бы, чтобы общество задумалось об опасности, которому оно подвергается. Свою книгу я передал в приемные Путина и Жириновского, отправлял на сайт Медведева, обращался в правительство области и городскую администрацию, в МЧС. Где-то результат был нулевой, где-то обещали учесть мои материалы в целевой программе повышения сейсмобезопасности иркутских домов. Программа существует в Иркутске пока только в проектном варианте, хотя в других сейсмоопасных районах такой документ имеется. И, как показывает время, никому нет дела до непрочных зданий Иркутска. Видимо, не хотят лишних проблем и денежных затрат.

Метки:
baikalpress_id:  14 824
Загрузка...