Сгорели за семь минут

24 жителя Иркутска в результате пожара остались без крыши над головой

Пыльная буря, случившаяся в Иркутске 16 мая, запомнится горожанам надолго. И если кто-то поохал, глядя в окошко, кто-то переждал природный катаклизм в магазине, а кто-то в крайнем случае наглотался пыли, то есть люди, потерявшие в этот день вещи, мебель, документы, свое жилье. 24 человека, пятеро из которых дети, потеряли все, чем владели. Вернувшись домой с работы, люди обнаружили вместо своих квартир пепелище. Сейчас 24 погорельца живут в корпусе № 3 курорта «Ангара» и надеются на помощь города.

Остались в чем были

К месту пожарища мы едем вместе с Дмитрием, теперь уже бывшим жильцом курортной зоны. Старенький микроавтобус, на котором работает молодой человек, — это все имущество, что удалось сохранить. Сгоревшие дома располагались на территории курорта среди живописных сосен над Иркутом. Красивое место стало для местных жителей проклятьем. Мы проезжаем мимо деревьев с черными столами — это следы старых пожарищ. В течение всего теплого сезона сюда наведывается много отдыхающих — жарят шашлыки, а уезжая, оставляют костры. — Мы каждый год весной опаливали траву вокруг дома. И в этот год жгли, да не помогло, — сетует Дмитрий.

На пепелище приехал еще один бывший жилец. Погорельцы находятся словно в каком-то оцепенении. И говорят больше не о сгоревшем доме и материальных ценностях, а о своих погибших в муках животных. Жильцы рассказывают, как накануне пожара кошки вели себя странно, подолгу глядели хозяевам в глаза и необычно много ластились.

По словам Любови Щербо, все началось еще 15 июля, в воскресенье. — Недалеко от нашего дома отдыхали люди, мы их толком и не разглядели, — говорит Любовь Ильинична. — Они уехали, и начало полыхать, трава сухая загорелась, потом сосны. Мы вызвали пожарных, они огонь залили. Но, видимо, тление какое-то осталось.

— Это был не ураган, это был тайфун, — говорит еще одна свидетельница пожара, Дина Борисовна, — я такого за свои 70 лет ни разу не видела. Ветром моментально раздуло огонь. Мы с Любой, две пенсионерки, тушили огонь ведерками. Кроме нас никого в домах не было. Звонили пожарным, но там одно говорили: «У нас весь город горит, машин нет, ничем не можем помочь». Мы и не заметили, как заполыхали два наших дома. Это было страшно, стены домов вмиг занялись пламенем, падали горящие сосны. — Мы не то что имущество соседей — свое добро не успели спасти, — плачет Любовь Щербо. — Я бросилась в дом, а там уже лестница горит. Собаки у нас сгорели, кошки. А мы все остались в чем были.

Пожарная машина все-таки приехала, но было уже слишком поздно. Из-за урагана два дома сгорели дотла за каких-то семь минут. Один двухэтажный шестиквартирный барак и одноэтажный на три квартиры. Без крова остались 9 семей.

О лучшем доме и не мечтали

По словам старожилки Дины Борисовны, эти дома были построены еще в 1932 году. Во время Великой Отечественной сюда селили медработников военного госпиталя, который размещался в корпусах нынешнего курорта. До 16 мая этого года в домах жили потомки этих людей — работники курорта и их дети. И хотя в 2010 году руководство курорта отказалось от бараков, никто из жителей даже и не думал о том, чтобы попасть в программу переселения из ветхого жилья.

— Лучшего дома нам и не надо, — говорит Анастасия Щербо. — Он был построен из прочного листвяка, пропитанного отличным раствором. Мы с ним никогда никаких проблем не знали, ничего не трескалось, не сыпалось. Когда отец делал слив, то обратил внимание, что и фундамент в прекрасном состоянии.

Квартирки тут были совсем небольшие — к примеру, семья Щербо из четырех человек ютились на 29 квадратных метрах. — Да мы прекрасно уживались, — говорит Любовь Ильинична. — И с соседями были дружны, жили все как одна семья. А теперь не знаю, что с нами будет.

— С 2010 года мы жили между небом и землей, — говорит Дина Борисовна, — главврач снял нас с баланса курорта. И мы все судились с администрацией города, чтобы подтвердить свое право пользования. Ведь кроме прописки у нас ничего не было.

И хотя дома сняли с баланса, но совсем курорт людей не бросил. В них, как и прежде, поставлялись тепло, горячая вода, вывозился мусор. Люди исправно оплачивали эти услуги. Неразбериха возникла с оплатой за свет — долгое время жильцы просто не знали, кому платить. Когда вышли на своего поставщика, «Южные сети», оказалось, что долг каждой квартиры около 100 тысяч рублей. Но электросбытовая компания пошла на уступки и в несколько раз сократила сумму задолженности. Но даже чтобы заплатить 28 тысяч рублей, жильцам пришлось брать кредиты. Большинство людей их еще не погасили...

Курорт предоставил погорельцам пищу и кров. Но только до 16 мая. За все время к пострадавшим от пожара приходил только один человек — работник соцзащиты. Женщина пообещала, что будет оказана помощь в восстановлении документов и выборочная материальная. Самый больной и насущный вопрос для людей — как, а главное, где им жить дальше. В этом отношении пока полная неопределенность.

Комментарий

— Вопрос о расселении погорельцев будет решаться в ближайшее время, — говорят в пресс-службе г. Иркутска. — Проблема в том, что к муниципальной собственности сгоревшее жилье не относилось, однако представители курорта «Ангара» утверждают, что после судебного решения передали дома на баланс города. Пока люди будут жить в корпусе курорта, а потом, скорее всего, им будет предоставлено общежитие из резервного жилого фонда по улице Воровского. Вопрос о расселении будет решаться после окончательного определения статуса сгоревших домов.

Метки:
baikalpress_id:  14 750