Судятся с государством

Пенсионеры-авиазаводчане доказывают, что они не налоговые преступники

Акционеры авиапредприятия «Иркут» — бывшие рядовые работники этого предприятия — уже много лет противостоят налоговой инспекции, которая требует от них уплаты налога на якобы полученный доход. Они уже выиграли более ста судов. Но государство в лице налоговой инспекции продолжает свои попытки содрать с пенсионеров семь шкур.

Обменяли ваучеры на акции

В 1993 году АО «Иркутское авиационное производственное объединение» сделало работников завода своими акционерами. Работники обменяли ваучеры на акции — два ваучера за акцию плюс 14 тысяч рублей советскими деньгами. Через пару лет произошло дробление акций и каждый работник, купивший акцию, стал обладателем пакета из 25 акций. — Тогда же на заводе стали появляться неизвестные личности, которые скупали акции на проходной у работников. Для того чтобы не допустить утечки акций, руководство завода в 1995 году организовало закрытое акционерное общество «Аэроком», куда передали часть акций работники завода, — рассказывает Павел Пташкин, пенсионер.

Он работал в летном отряде ИАПО. Работники, как патриоты предприятия, согласились сдать часть акций, чтобы воспрепятствовать скупке. «Аэроком» не осуществлял хозяйственной деятельности, а был хранилищем акций.

Но акции в «Аэрокоме» были зачислены не как полагается — на статью «Уставный капитал», а на статью «Прибыль». Когда впоследствии акции были переданы обратно в открытое акционерное общество, а «Аэроком» упразднен, всем, кто участвовал фактически в спасении предприятия, из налоговой пришли письма устрашающего содержания. Налоговая потребовала рассчитаться с государством за переход акций как за финансовую операцию, принесшую доход, ведь акции были зачислены на статью «Прибыль». Суммы налоговых требований шокировали заводчан: от 100 до 200 тысяч (в зависимости от количества акций) они должны были государственной казне!

Дохода не было, но налог потребовали

Работники возмутились. И платить не стали. А стали судиться. Они создали инициативную группу, которая собиралась каждую неделю и решала насущные судебные вопросы. А вопросов было много — в общей сложности работники авиазавода пережили 120 судов, в которых участвовало около тысячи заводчан. Скоро они настолько поднаторели в юридических и финансовых вопросах, что стали представительствовать в судах сами: судишься сам — попроси товарища быть твоим представителем.

— Адвокаты денег стоят, и немалых. Так что мы сами предпочли защищаться, — говорит Анатолий Шимохин.

Наконец спустя несколько лет налоговая была побеждена. Павел Пташкин говорит, что ездил с документами в Москву в Генпрокуратуру, потому что в Иркутске пенсионеры ходили по замкнутому кругу и ничего не могли решить. Наконец Управление налоговой службы по Иркутской области вынесло решение: налоговики признали, что у акционеров не возникло никаких доходов. Инспекция отменила решение относительно заводчан: «Решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения отменить». Заводчанам разослали письма с извинениями: «ИФНС России по Ленинскому округу сообщает, что согласно позиции ФНС России, с учетом сложившейся судебной практики, доходы, полученные вами в 2006 году в натуральной форме в виде акций при распределении имущества ЗАО «Аэроком», не подлежат налогообложению... Просим извинения за доставленные неудобства».

— Мы выиграли эти 120 судов. У пенсионеров на этой почве инфаркты, инсульты. Один умер прямо на ступеньках суда. Сильно переживал, что его посчитали налоговым преступником.

Понес убыток — плати государству

После того как завершились суды, акционеры получили уведомления с извинениями и благоприятные судебные решения, все вздохнули с облегчением. Но очень скоро бывших «налоговых преступников» настигла новая проблема. Самое смешное и одновременно грустное то, что проблема эта совершенно такая же: они снова должны государству денег! — В 2006 году вышел указ президента, что создается ОАК — объединенная авиастроительная корпорация. Генеральным директором корпорации назначили Алексея Федорова (главу РСК «МиГ» и совладельца «Иркута»), — рассказывают бывшие заводчане.

В уставный капитал ОАК вошли акции «Иркута». Пенсионеры на возмездной основе передали свои акции в ОАК. Через некоторое время оказалось, что за эту передачу государству своих акций они этому самому государству должны заплатить.

— Якобы мы получили экономическую выгоду от этой финансовой операции. Но согласно Налоговому кодексу РФ, это не считается продажей и налогообложению не подлежит! Налоговая служба насчитала нам огромные налоги, и Ленинский районный суд поддержал требования налоговой. Опять мы стали налоговыми преступниками! Мы стали протестовать, обратились в областной суд. Областной суд решил, что расчеты сделаны неправильно. Дело вернули в Ленинский суд. И тут началось непонятное: судьи сами стали вести расчеты. И нам теперь непонятно: кто же подает иск? Получается, судьи выступают как истцы? — пожимают плечами Анатолий Шимохин и Павел Пташкин.

«Идем по второму этапу», — говорят пенсионеры. Пройдено уже около десяти судов — и это за полтора года. Судится то один пенсионер, то другой. Но каждый суд — это одно общее дело. «Еще не всех привлекли», — говорят пенсионеры. Конечно, ведь рядовых акционеров около тысячи. Пенсионеры обратились за независимой экспертизой. Аудиторы провели для них налоговые расчеты. Расчеты показали, что с момента приобретения акций до момента передачи их в ОАК акционеры не только не получили прибыль, но и потерпели убыток — ситуация в стране за это время стабильностью не отличалась, рубль падал.

— Ну не может рядовой акционер-пенсионер, не занимаясь никаким предпринимательством, получив акцию при приватизации авиазавода в 1993 году, не получая дивидендов в течение 15 налоговых периодов, иметь в результате доход в 318 500 процентов! — возмущается Анатолий Шимохин. — В капиталистической экономике доход в 15—50% считается удовлетворительным для существования и развития бизнеса. А мы видите какую громадную прибыль получаем!

В итоге акционеры по-прежнему собираются по вторникам и обсуждают, как защищать свои права.

Загрузка...