Стрельба на поражение

Милиционер расправился с двумя братьями: новые подробности

Эта трагедия произошла на Пасху. Милиционер Роман Новиков, находясь не при исполнении, расстрелял двух братьев — Ивана и Максима Горшковых. Свидетели рассказывают, что страж правопорядка вышел из машины с личным пистолетом и открыл стрельбу на поражение. Причем, по словам свидетелей, никакой угрозы физически крепкому, участвовавшему в боевых действиях мужчине братья Горшковы не представляли. В результате Иван погиб, Максим получил тяжелые увечья, а Роман Новиков был на прошлой неделе отпущен под залог в 1 миллион рублей.

«Он мог бы просто извиниться»

Остановка «Свердловский рынок», что на улице Гоголя, расположена на узенькой пешеходной части. Тротуар в этом месте не отделен от трассы. На самой дороге — ямы, залитые водой. Продавец табачного киоска Елена (имя изменено), ставшая свидетелем инцидента, говорит о том, что автомобили время от времени проезжают здесь с большой скоростью, окатывая брызгами людей. Но никаких конфликтов на этой почве никогда не возникало. Вечером 24 марта к киоску подошли двое молодых людей. Это были братья Иван и Максим Горшковы.

— Они были спокойные, доброжелательные, держали в руках мороженое, поздравили меня с Пасхой, — рассказывает Елена. — Потом возникло какое-то замешательство. Я слышала, как один из покупателей сказал: «Можно поаккуратнее ездить?» Буквально через несколько мгновений я услышала громкий хлопок. Мужчина, который стоял у киоска, бросил мороженое, не взял сдачу и убежал. Я поняла: на улице стреляют, нажала тревожную кнопку, а чтобы пуля не попала в киоск, опустила жалюзи. На улицу я вышла, когда приехали сотрудники охранного предприятия. И поняла, что водитель, который обрызгал двоих моих покупателей, стрелял в них. Это был шок. Ведь можно было просто извиниться. На остановке в то время стояли еще пятеро людей, они говорили, что драки и даже особой ссоры не было, водитель иномарки вышел и начал стрелять.

«Если бы он только не остановился...»

Мы дозвонились до Максима Горшкова. Сейчас он находится в больнице Саянска и готовится к многочисленным операциям.

— В тот день мы вместе с братьями и нашими семьями отмечали Пасху. Собрались дома, выпили рюмки по три, больше не стали — на следующий день на работу. Ваня вообще-то не курит, но иногда может выкурить сигару. Мы вышли на улицу, купили дочкам мороженое и подошли к табачному киоску. Там такая улица, что машины проезжают совсем рядом с пешеходами. Мимо нас проехал новенький автомобиль «Тойота-Камри». И не то чтобы он нас окатил с головы до ног — нет, брызги попали только на брюки. Если бы он только не остановился, не вышел, мы бы спокойно пошли домой. Но он притормозил — зачем? Я не понял тогда и не знаю сейчас. Мы сделали ему замечание, грубых слов, и это могут подтвердить свидетели, не говорили.

После этого Иван пошел через дорогу, а Максим задержался у киоска, чтобы забрать сдачу. Когда молодой человек повернул голову, то увидел, как брат и водитель стоят друг напротив друга, потом прозвучал хлопок и Иван начал оседать на землю. Бросив все, Максим кинулся на помощь и увидел, что дуло пистолета направлено на него. Ногу пронзила острая боль. Происходивший далее кошмар память Максима не зафиксировала.

— После этого провала я помню, как очнулся сидящим на дороге. Держал брата и кричал в телефонную трубку: «Ванька убит!» Наша мама работала в скорой, учила, как правильно находить пульс. Я долго искал у Вани пульс, но нащупать не мог. Потом снова провал, очнулся я уже в скорой с двумя пулевыми ранениями и разбитым лицом.

Целенаправленные выстрелы

Водитель «Тойоты» Роман Новиков три раза выстрелил в Ивана, попав ему в живот, глаз и грудную клетку. И пусть стрелял он из травматического пистолета, но целенаправленно в жизненно важные органы — пуля прошла между ребер, попала в легкое и задела сердце. Максим Горшков получил два ранения в живот и бедро. Но этого Новикову показалось мало. По словам очевидцев, он сел сверху и начал наносить удары по лицу своей жертвы рукояткой пистолета, переломав лицевые кости.

Максима Горшкова доставили в областную больницу — там вынули пули, зашили раны на животе и ноге, сделали повязку на лицо и... сказали жене изувеченного пациента: «Забирайте». Максима отказались лечить в областном учреждении, поскольку он прописан в Саянске. Еще не отошедшего от наркоза, с многочисленными переломами, молодого человека увезли из больницы друзья и жена. Раны на его лице стали рубцеваться, на коже остался шрам в виде насечек на рукоятке пистолета. Осмотрев лицо Максима, саянские медики были изумлены — удары были такой силы, что переломанные кости оказались вдавлены внутрь. Теперь молодому человеку постоянно колют антибиотики, из-за перелома челюсти он не может жевать. До конца недели Максиму нужно попасть на операцию к иркутским врачам, иначе кости начнут срастаться неправильно.

Иван и Максим Горшковы родились и выросли в Саянске. За всю свою жизнь ни разу не привлекались ни к уголовной, ни к административной ответственности. Сейчас, когда дело получило широкий общественный резонанс, появилось мнение, что братья сами набросились на милиционера, дерзили и оскорбляли его. То, что Горшковы не угрожали Новикову и не применяли рукоприкладства, зафиксировано в показаниях свидетелей и в результатах экспертизы, на их руках нет ни одного следа, указывающего на то, что Иван и Максим кого-то били.

Максим занимается оптовыми продажами, Иван работал продавцом сантехники. На его похороны пришли более 100 человек. Эти люди шли, чтобы проститься с добрым, жизнерадостным человеком. «Он был очень позитивный, — говорят коллеги убитого, — и эту ситуацию спровоцировать не мог».

У Ивана остались жена, родная и приемная дочки. Родные до сих пор не знают, как сказать страшную новость маленькой девочке. Трехлетняя малышка думает, что папа в командировке.

Миллион помог

Максима Горшкова предупреждали, что суда его обидчик будет, скорее всего, дожидаться на воле, но он этому не верил.

— Роман Новиков является оперуполномоченным Центра госзащиты свидетелей ГУВД по Иркутской области. Этот человек должен был защищать меня, я ведь свидетелем в той ситуации был, — говорит Максим. — А что он сделал? Застрелил брата, а потом меня добивал.

Новикова вообще не собирались сажать в СИЗО. Его содержание под стражей инициировали Горшковы и их адвокат Максим Орлов. На судебное заседание, где решался вопрос о мере пресечения Роману Новикову, Максим Горшков явился, превозмогая боль, однако слушание перенесли. На следующее заседание Максим явиться не смог, а Роман Новиков был отпущен под залог в 1 миллион рублей.

На заседание суда Новиков явился с большим синяком под глазом. Объяснить природу кровоподтека трудно, возможно Роман получил синяк, находясь в СИЗО. Адвокат пострадавшей стороны исключает, что гематому Новиков получил в ходе драки с Горшковыми, и подтверждает свои слова результатами экспертизы.

— У Романа Новикова множество положительных характеристик, — говорит адвокат пострадавших Максим Орлов. — Он служил в Чечне, получил благодарность от министра за ликвидацию вооруженных бандформирований. Плюс ко всему работал в элитном подразделении, его репутация и в большей степени сумма залога стали достаточным основанием для выбора иной меры пресечения.

1 миллион рублей адвокат Романа Новикова, кстати говоря, один из самых лучших иркутских правозащитников, собрал за два дня. У многих возникли вопросы, откуда у милиционера со скромной зарплатой такие деньги. На этот вопрос адвокат ответил уклончиво: «Собрали друзья, и я помог». На время следствия Роман Новиков был отпущен на свободу. Мера пресечения в виде залога для человека, подозреваемого в совершении убийства, — явление в нашем регионе крайне редкое. Заявление Максима Горшкова, который опасается за жизнь и здоровье членов своей семьи, о том, что ввиду положения подозреваемого на следственные органы может быть оказано давление, не было взято во внимание.

Метки:
baikalpress_id:  24 076