Иркутянин снял фильм о Пугачевой

Примадонна сразила его своим обаянием и харизмой

Несколько дней назад на Первом канале вышел фильм «Алла Пугачева. Жизнь после шоу». Конечно, узнать о частной жизни Примадонны, о том, чем сегодня наполнено ее существование, было любопытно всей стране. Но мало кто знает, что снял фильм наш земляк Максим Баканович. Высшее образование он получил в Иркутском государственном университете, а после окончания факультета филологии и журналистики уехал в Москву, где делает успешную карьеру. Наш корреспондент взял интервью у автора фильма о Примадонне.

Созванивались каждый месяц

— В столице я живу и работаю уже восемь с лишним лет. Приехал сюда на учебу и остался. Правда, после окончания института повышения квалификации с телевидением сначала не складывалось. Я работал в крупных издательских домах выпускающим редактором, PR-директором. Но грезил о телевидении. Поэтому пять лет назад вместе с другом мы ушли из издательского дома и открыли собственную компанию, которая занимается телевизионным продюсированием и производством. Сегодня наши программы выходят на разных каналах России и Украины. Фильм «Алла Пугачева. Жизнь после шоу» — первый наш опыт сотрудничества с Первым каналом, — рассказывает Максим Баканович.

— А как родилась идея этого фильма? Дата-то у Аллы Борисовны некруглая.

— С Аллой Борисовной мы познакомились два года назад, когда по заказу MTV к юбилею певицы я делал интервью с ней. Потом спустя какое-то время по заказу еще одного из каналов мы должны были сделать передачу с ней. Но никак не срасталось: у нее был очень напряженный график из-за прощального гастрольного тура. Практически каждый месяц мы с ней созванивались, но не удавалось найти время. Я уже почти потерял всякую надежду — каналу мы сообщили о том, что не удается сделать программу о Пугачевой, — и вот однажды утром раздается звонок: «Ну что, ты собираешься еще снимать меня?» — на том конце провода раздался голос, который не спутаешь ни с каким другим. «Конечно!» — «Тогда приезжайте ко мне на Истру завтра». На следующий день мы были в загородном доме Пугачевой, где провели три или четыре часа. Много всего наснимали, сделали большое интервью, просто очень много говорили о жизни, творчестве за чашкой кофе. После этой поездки и появилась идея сделать фильм про то, чем она занимается и планирует заниматься после прекращения гастролей.

— Наверное, такой масштабный фильм о столь грандиозной личности не снимешь одним махом? Сколько же шли съемки?

— Этот фильм мы снимали практически год, с мая 2010-го по март 2011 года. Какие-то вещи приходилось снимать наскоком. Например, на озвучке фильма «Щелкунчик» Алла Борисовна была не в духе и дала всего пару минут на съемки, после чего выгнала съемочную группу. Что-то снимали долго и спокойно, как, например, эпизоды на Истре и в «Современнике». Несколько раз срывались назначенные съемки: например, мы должны были снимать один из эпизодов в конце декабря. Еще утром я разговаривал с Аллой Борисовной по телефону, она просила перезвонить ей через пару часов. Через пару часов я узнал, что она оказалась на операционном столе и ей делают операцию на сердце.

— Съемочная группа тоже была довольно большой. Кто в нее входит? Как подбиралась команда — случайно или это уже проверенные тобой люди, с которыми вы давно и плодотворно работаете?

— Вот уже несколько лет я работаю с проверенными людьми. У меня в команде отличный сценарист, редакторы, операторы, режиссеры монтажа, звукорежиссеры, корреспонденты. Некоторые ребята, кстати, родом из Иркутска. Им я доверяю на 200%.

Никакой звездной болезни

— Насколько тебе было легко и просто начать работу в том плане, что твоя героиня — все-таки мегазвезда? Не было у тебя страха, волнения, неловкости, может быть, или стеснительности?

— Первые разы, когда разговаривал с ней по телефону, меня трясло как осиновый лист. Со временем страх прошел. Она суперпрофессионал и понимает, что от нее хотят журналисты, как сделать так, чтобы материал получился интересным. Хотя все время держишь в голове разговоры о том, что у нее крутой нрав, что она может легко послать тебя и прекратить съемку. Но — тьфу-тьфу! — нам этого удалось избежать.

— Какой Пугачева в общении человек? Сложный? Или, напротив, легкий? Капризы были?

— Она удивительно некапризный человек. Если она чувствует, что ты понимаешь, что делаешь, для чего это делаешь и делаешь это профессионально и хорошо, то все будет в порядке. Она великолепный собеседник, который может поддержать разговор на любую тему. Трудно поверить, но у нее нет звездной болезни, которой страдают большинство наших звезд, — за последние несколько лет мы поработали со многими, и я могу с уверенностью это утверждать. Безусловно, она непростой человек. Она может немного покапризничать перед съемками в том плане, что «Ох, как я устала от всего этого! Зачем все это надо? Кому это интересно?» Но как только начинаешь работать, все это улетучивается.

— Обывателю всегда трудно поверить в то, что звезда — такой же обычный человек, с обычными же проблемами, сложностями, тревогами. Как тебе показалось, это действительно так? Или все же они небожители?

— Так как жизнь Пугачевой всегда протекает под прицелом теле- и фотокамер, за всеми перипетиями ее жизни следят журналисты, то, в принципе, можно понять, что у нее, так же как и у любого человека, бывают горести, радости, проблемы. Мы говорили с Максимом Галкиным об этом. И он совершенно резонно заметил: «Это какое-то наивное представление, что человек, поднявшись на какой-то уровень, живет другой жизнью. С другой стороны, если существует представление о неком таком небожительстве, оно должно оставаться таковым, на то оно и представление, на то она и легенда, на то он и миф. Зачем представлять себе звезду на кухне?» И здесь я с ним полностью согласен.

— Про Пугачеву говорят, что она человек фантастической харизмы и обаяния. Ты ощутил это на себе?

— Безусловно. Она невероятно обаятельный и харизматичный человек. Как говорит Илья Резник, Алла Пугачева — это удав, при виде которой все становятся кроликами. Это я ощутил и на себе. Также любопытно было наблюдать такой эффект на других людях. Расскажу такой эпизод. Буквально за пару недель до выхода фильма Алла Борисовна позвонила утром и попросила перемонтировать один эпизод в фильме. Я сказал, что сделаем и пришлю вечером ей домой исправленный вариант. Через пару часов она перезвонила и сказала, что находится недалеко от нашего офиса и приедет к нам сама, чтобы посмотреть, что получилось в итоге. И вот тут началось шоу. Не передать словами, как реагировали простые люди, когда, как обычно, заходили в лифт нашего офисного центра и оказывались лицом к лицу с Примадонной.

— В фильме говорилось о том, что Пугачева может измениться за один день до неузнаваемости. Это, конечно, жутко интересно, но вам-то каково было работать с таким изменчивым человеком?

— Мы менялись вместе с ней...

— В каком-то небольшом твоем интервью прозвучало, что Алла Борисовна ни разу не опоздала на назначенные съемки? Неужели ни разу?

— Трудно, наверное, в это поверить, но это так. Пугачева — человек слова. Если она назначила встречу на определенный день и на определенный час, то она обязательно приедет к этому времени. За исключением каких-то форс-мажоров, как, например, операция на ее сердце. Судите сами: один из эпизодов мы снимали в тот день, когда ее брату делали операцию на сердце. Она всю ночь проплакала, все утро ждала звонка от врачей с информацией о том, как прошла операция, и после того как ей сказали, что операция прошла успешно (осложнения, от которых младший брат Аллы Борисовны умер через неделю, начались позже. — Прим.), решила не отменять съемку и приехала, чтобы не подводить съемочную группу и Галину Борисовну Волчек, вместе с которой ее как раз и снимали в тот день.

«Максюш, сарделька и картошка уже сварились»

— Отношения Пугачевой и Галкина со стороны производят впечатление очень трепетных и нежных. Так и есть?

— Мне сложно судить об этом. Все же это их личные отношения. Но когда Алла Борисовна начинает говорить о Максиме, в ее голосе появляется какая-то особая мягкость и теплота. То же самое происходит и с Максимом.

— Какое впечатление произвели на тебя близкие Примадонны — Максим Галкин, Кристина Орбакайте, Дэни Байсаров?

— Максим — очень приятный в общении. Никакого гонора, никакого снобизма, звездности. Необычайно интеллигентный и интеллектуальный человек. Так как он прекрасно понимает законы телевизионного жанра, то работать с ним было так же легко. То же самое можно сказать и о Кристине. С Дэни мы не делали интервью, его вместе с бабушкой операторы снимали на премьере фильма «Щелкунчик и Крысиный король».

— Было что-то такое, что удивило, а может, и шокировало тебя в Алле Борисовне больше всего? Какая-то неожиданность или сломанный стереотип?

— Самый первый стереотип, который был сразу сломан, — это то, что Алла Борисовна сама вела переговоры с нами по поводу интервью и съемок. То есть мы звонили ей напрямую, она звонила нам напрямую, без посредничества огромного количества пиарщиков, директоров, агентов, которыми любят себя окружать новоявленные звезды. Еще один эпизод, который меня умилил и удивил, произошел, когда мы впервые приехали к ней домой. Дверь нам открыл Максим Галкин. Мы стали ставить свет, аппаратуру, что-то обсуждать с Аллой Борисовной. В какой-то момент она отвлеклась и обратилась к Максиму: «Максюш, сарделька и картошка уже сварились, ты пообедай, пожалуйста!»

— Алла Борисовна произвела впечатление счастливого человека? Мне показалось, что в финале фильма она выглядела такой умиротворенной, спокойной.

— Наверное, можно и так сказать. А возможно, это один из образов, про которые в фильме говорил Максим Галкин, и именно его она примерила во время этих съемок.

— Ты сам доволен результатом своей работы, своим фильмом? А самой Алле Пугачевой и ее семье понравилось?

— Если говорить честно, то нашей работе я бы поставил четверочку, потому что многое из запланированного мы не успели сделать, кое-что можно было бы сделать по-другому. Алле Борисовне мы показывали фильм до эфира. «Нормально», — оценила она нашу работу. Такое из уст Примадонны мы расценили как большой комплимент.

Метки:
baikalpress_id:  14 623