Тест пройден, результаты засекречены

Около восьмидесяти иркутских школьников прошли первое тестирование на употребление наркотиков

Стоит ли вводить тестирование в школах? До последнего времени этот вопрос служил лишь поводом для споров. Одни считали меру своевременной, другие — неоправданной. В конце минувшего года с инициативой перейти от разговоров к делу выступили представители областной службы Госнаркоконтроля. Администрация города такое решение поддержала. В итоге в качестве экспериментальной площадки было выбрано несколько школ города Иркутска. В прошлый понедельник пробное тестирование старшеклассников стартовало.

Чудо-установка

С утра пораньше в школьном коридоре стоят телекамеры и топчутся журналисты. Удивленная детвора с любопытством оглядывается, директор школы уточняет списки. Первое тестирование вот-вот начнется.

— Процедура будет проходить исключительно на добровольной основе и с согласия родителей, — подчеркивает Илья Аксаментов, главный специалист-эксперт отдела межведомственного взаимодействия в сфере профилактики Управления Госнаркоконтроля по Иркутской области. — Уверена, что в каждой школе, где всерьез озабочены вопросами профилактики, подобные тестирования еще будут проходить. Нам выпало стать первыми, — добавляет директор школы № 29 Ирина Алексеенко. Впрочем, первым, кто прошел процедуру тестирования, стал представитель службы Госнаркоконтроля — в целях, так сказать, публичной демонстрации. Чудо-установка, которая выявляет наличие в организме наркотических веществ по силе и частоте электромагнитного импульса, выдала отрицательный результат: следов компромата не обнаружено. Как пояснил сам специалист, аппарату под названием «Имедис-тест» подвластна диагностика и легких, и тяжелых наркотиков, будь то героин, марихуана или опий. Причем в отдельных случаях прибор фиксирует наличие остаточных веществ, даже если с момента «баловства» минуло полгода.

Лично в руки!

— Вот два электрода: пассивный и активный, — объясняет принцип работы умной техники Артем Шангин, психиатр-нарколог психоневрологического диспансера. — Пассивный электрод ребенок зажимает в руке, второй электрод мы прикладываем к активной точке — обычно к мизинцу левой руки. О результате говорит нам шкала показателей.

Далее результат процедуры фиксируется на бланке, который тут же запечатывается в конверт. В день проведения тестирования конверты с персональными итогами тестирования будут переданы родителям лично в руки. И школа, и служба Госнаркоконтроля о результатах узнают лишь посредством статистики. То есть только цифры, и никаких имен. Кстати, именно в целях соблюдения конфиденциальности школьных медиков к тестированию решено было не привлекать. В целом же, по словам Ильи Аксаментова, механизм тестирования вообще не предполагает поименного занесения результатов ни в один документ или электронный носитель — только информация в конверте, предназначенная для родителей.

Погрешность есть

Между тем и сами специалисты не отрицают: погрешность не исключена. Теоретически причиной положительного результата может стать, например, принятие антибиотиков. Есть пометка о том и в памятке родителям, которая будет лежать в каждом из конвертов с результатами. Кстати, не исключают вероятность погрешности и экспресс-тесты по моче на употребление наркотиков, к которым планируется прибегнуть в дальнейшем.

— В случае если тест дает положительный результат, мы рекомендуем родителям прибегнуть к повторной экспертизе, — отмечает Илья Аксаментов.

«Мне бояться нечего»

В общей сложности в школе № 29 было протестировано около 80 учеников 9—11-х классов. Еще до начала процедуры корреспонденты иркутских СМИ прошли жесткий инструктаж на тему конфиденциальности. В медицинском кабинете щелкать фотокамерами запретили — действие огласке не подлежит. Впрочем, сами школьники общением с прессой не пренебрегали и на вопросы отвечали охотно.

— Быстро, просто, безболезненно. Десять минут — и свободен, — комментирует девятиклассница, только что вышедшая из кабинета врача.

— По-моему, больше шумихи было.

— Не беспокоились?

— Нет, а зачем? Мне бояться нечего.

Готова ли общественность?

Напомним, что пробному тестированию учеников предшествовало массовое анкетирование мам и пап. Причем масштабное изучение мнения родителей одним лишь Иркутском не ограничилось. К опросу были привлечены жители Усолья, Усть-Илимска, Братска, поселка Усть-Ордынского. Согласно официальным итогам анкетирования, львиная доля мам и пап высказались за тестирование.

— Механизм гарантирует конфиденциальность результатов, отсутствие всякой огласки, — отмечает Валентина Перегудова, начальник департамента образования администрации Иркутска. — В ближайшее время аналогичная процедура пройдет еще в нескольких школах города. В рамках Иркутска 95% опрошенных родителей высказались за тестирование на наркотики.

— А если родители за, а сам ребенок против? — спросили мы у Валентины Перегудовой.

— Ну, нет, так нет. Никто не вправе оказывать давление.

— А готова ли школьная общественность с пониманием отнестись к подобным решениям?

— Уверена, что да. Причины ведь могут быть самыми разными. Может быть, ребенок боится врачей, медицинских процедур, а может быть, он стремится высказать свое «я», проявить принципиальность. Дети в подростковом возрасте — максималисты.

В целом же специалисты отмечают: тестирование учеников в школе № 29 стало первой ласточкой на пути к массовому внедрению системы в масштабах региона. Служба Госнаркоконтроля итоги процедуры пока не оглашает. Цифры (и только цифры) станут достоянием общественности лишь после проведения пробного тестирования во всех иркутских школах, выбранных в качестве экспериментальной площадки.

Загрузка...