Как работает карманник

Щипач с двадцатилетним стажем поведал редакции «СМ Номер один» тонкости своего ремесла

Ежедневно на «Шанхае» — вещевом рынке в центре Иркутска — уводят несколько десятков кошельков. Карманные кражи поставлены там буквально на конвейер, этим занимается несколько воровских бригад. О том, как устроена система отъема бумажников и почему ее не могут победить стражи порядка, нам рассказывает Василий Васильевич, щипач с двадцатилетним стажем. Его криминальные «заслуги» отмечены шестью судимостями.

Затырщики и смотрящие

— Получается, вас ловили за руку шесть раз. Это свидетельство не очень высокой вашей квалификации?

— Это всего лишь статистика. Учитывая то, что в течение многих лет я ежедневно совершал от 5 до 15 «покупок» (так на блатном жаргоне называется украденный кошелек. — Прим. авт.), судите сами, много это или мало.

— Получается, несколько сотен кошельков в месяц... Вы такой жадный или просто наши сограждане носят с собой так мало денег?

— В среднестатистическом кошельке обычно находится порядка 400—500 рублей, суммы в несколько тысяч встречаются крайне редко. Кроме того, не стоит забывать, что карманник не один, с ним работает целая бригада, состоящая из 5—10 человек. Ежедневная же «норма» предполагает добычу в 1000—1500 рублей на каждого. Вот и получается такое количество ежедневных «покупок».

— А зачем ворам нужны такие представительные бригады? Вы же не грабители, не бандиты, ваше ремесло тихое и незаметное.

— Дело в том, что для успешной кражи нужно создать соответствующую ситуацию и отвлечь внимание «клиента» — будущего потерпевшего. Этим занимаются так называемые затырщики — люди, которые создают какое-то движение и суету, а также прикрывают своими телами карманника. Скажем, как обокрасть человека, который все время держит бумажник в руке? Конечно же, в то время, когда он рассчитывается с продавцом. В этот момент рядом остановится затырщица — очень приличная и хорошо одетая женщина, которая, например, спросит о цене «вон того» товара и взмахнет рукой, указывая на него. На какой-то миг ее рука закроет бумажник от глаз хозяина, и именно в этот краткий миг карманник выдернет из него купюры. Свою «покупку» карманник тут же скидывает еще одному участнику бригады — пропулю. Это очень важный момент, ведь втыкового (втыковой, мойщик, резчик — наименования карманника на криминальном сленге. — Прим. авт.) могут поймать только при наличии у него чужого бумажника или кошелька, если же их нет — значит, нет и никаких доказательств. Кроме них в бригаду также входят несколько смотрящих — находящихся в свободном поиске людей с отличным зрением и хорошей зрительной памятью. Их главная задача — как можно раньше увидеть появившихся на «Шанхае» сыщиков и тут же обзвонить подельников, а также другие бригады и дать команду «Домой!». Через пару минут после нее на рынке не останется ни одного карманника. Еще одна задача смотрящих — пугануть и отогнать любопытных, которые, например, случайно заметили работу резчика.

— То есть смотрящие знают в лицо всех сотрудников милиции, теперь уже полиции?

— Конечно. Точно так же, как и всех нас отлично знают стражи порядка. При встречах «вне работы» мы улыбаемся и пожимаем друг другу руки; бывает, даже вместе пьем пиво. Никакой ненависти и даже особой вражды между нами нет.

Тонкости борьбы с щипачами

— Есть мнение, что бороться с карманниками невозможно, поэтому этим никто не занимается... Это так?

— В рамках существующей правовой системы действительно бороться с нами нереально. Мог бы помочь закон, который запрещал бы, например, осужденному за воровство посещение публичных мест типа рынков и вокзалов и реальные сроки за его нарушение. А так... Все, что могут сотрудники правоохранительных органов, — это мешать нам работать да производить среди нас небольшую ротацию кадров, изредка отправляя некоторых из нас — ловят ведь не более одного карманника за месяц, а то и за два — на повышение квалификации за решетку. Причем эти курсы повышения квалификации оплачивает само государство, бесплатно кормя и одевая вора во время отсидки, а честно трудиться на зоне он никогда не станет — будет беречь руки, основной инструмент производства.

— Но помешать работать все-таки можно?

— Конечно, можно. И этим многие активно пользуются: не только опера из Кировского РОВД, но и весь оперативно-сыскной отдел, специально «заточенный» на борьбу с карманниками. Им достаточно просто появиться на рынке, как тут же следует команда «Домой!» от смотрящего — и у нас возникает простой. Могут милиционеры задержать кого-либо из бригады — как правило, им отдают смотрящих или девочек-затырщиц. Конечно, задерживают не за воровство, а за появление в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения или сквернословие. Человек проведет в отделении три часа, зато есть рапорт для начальства и создается пауза в нашей работе.

— Но ведь так можно мешать постоянно...

— Согласен. Именно так в прошлом и поступали некоторые опера — фанатики своего дела. Помню, был такой — брал «покататься» микроавтобус у кавказцев, промышлявших золотом у Торгового комплекса. Затем при помощи 3—4 своих коллег вязал без разбору и протокола всех карманников, кто попадался навстречу, и увозил куда-нибудь подальше, на Мельничную падь, к примеру, там выпускал. Пока они своим ходом возвращались в центр Иркутска, и рабочий день уже заканчивался. И точно так же, систематически мешая работе, милиционеры искоренили лохотроны в центре города и вырывание сумочек на том же «Шанхае».

— Чем же им так помешали лохотронщики и почему не мешают карманники?

— Во многом здесь дело в выборе жертв. Так, совесть и понятия не позволяют карманнику обчистить беременную женщину или женщину с маленькими детьми, пожилых людей, пенсионеров. А лохотронщики в какой-то момент про эти табу забыли, за что и поплатились. А мы по большому счету никому особо не мешаем, потому борьба с нами носит характер «компанейщины» на неделю-другую.

Дайте сумку продавцу!

— Ну что же, раз это зло не искоренить, к нему надо как-то приспособиться. Не дадите ли несколько профессиональных советов?

— Самый простой совет: никогда не кладите ничего ценного в пластиковые пакеты — непременно распрощаетесь с этим имуществом. Женщинам я посоветую обязательно брать с собой на рынок мужчин — пусть они за вами демонстративно присматривают, это хорошо помогает. Следующий совет может показаться парадоксальным: пока вы выбираете покупку, сумку с ценными вещами дайте подержать продавцу. Сам он ничего не возьмет оттуда, а у него точно не украдут, ведь они с карманниками работают на одном рынке и давно знают друг друга, зачастую и дружески общаются.

— То есть продавцы не возражают против работы карманников у их прилавков?

— Раньше возражали, и еще как! Помните массовые драки русских с вьетнамцами и китайцами на «Шанхае»? Так это бились воры с возражавшими им торговцами — и продавили-таки свою линию. Не со всеми, правда: кавказцы сумели отстоять свои джинсово-обувные ряды, там по карманам не шарили. Кстати, и сегодня в центре города есть пара рынков, где по карманам не работают. У их хозяев хватило влияния и авторитета, чтобы объявить свои владения запретными, и охрана этих рынков просто не дает нам работать, следуя по пятам, а то и просто учит залетных да наркоманов кулаками. Но в общем и целом продавцы не оказывают помощи потерпевшим, хотя практически всегда видят происходящую кражу. Иной раз они могут даже попросить у карманников компенсацию за не состоявшуюся из-за кражи кошелька у покупателя покупку, но вам они не помогут. Так что будьте осторожнее сами и внимательно следите за своим имуществом.

Метки:
baikalpress_id:  24 052