В сети черных дилеров

Оборот теневого рынка спортивных препаратов оценивается в миллионы долларов

Мы уже рассказывали об Игоре Черкесове — спортсмене, тренере, бывшем журналисте. В феврале прошлого года, когда он приехал из Таиланда, его задержали прямо в аэропорту Иркутска. При нем находилась сумка со спортивными препаратами, которые, собственно, и стали причиной ареста. Тренера обвинили по статье 234 УК РФ («Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта»), а также в контрабанде. После восьми месяцев пребывания в СИЗО его отпустили на подписку о невыезде. Сейчас идет суд, и, по мнению некоторых юристов, вероятность обвинительного заключения крайне невелика.

Британский дракон и другие

Между тем Игорь Черкесов намерен бороться за справедливость. Он полагает, что его держали под арестом незаконно, что существовал определенный заказ на его задержание. В качестве возможных заказчиков в ходе нашей прошлой беседы он упомянул так называемых черных дилеров — людей, специализирующихся на продаже спортивных препаратов, произведенных нелицензированными компаниями. По словам Игоря, он предлагал следствию помощь в пресечении их деятельности, но понимания не нашел. Поэтому он выразил готовность рассказать о работе черных дилеров в Иркутской области через нашу газету.

— Давай я сначала объясню систему производства спортивных препаратов, — начал беседу Игорь Черкесов. — Существуют легальные лицензированные фирмы, например Organon или Shering. Они работают на производственных мощностях, продукция проходит обязательный контроль качества. А есть так называемый андеграунд — это продукция нелицензионных компаний. Они создают виртуальную фирму, всю продукцию делают в неприспособленном помещении. Таким андеграундом, например, был широко известный British Dragon. Года четыре назад его владельца Дмитрия Кошубу осудили, и сейчас на нелегальном рынке лидерство захватили другие компании. Их немало, но в Сибири более всего распространена продукция питерской компании LSP. В принципе, все спортсмены знают, что это «катанка», но берут.

— Потому что дешевле?

— Конечно. Например, ампула питерского сустанона на черном рынке стоит около 250 рублей, ампула того же сустанона компании Organon за рубежом можно купить за 400—500 рублей, но ее еще ведь и привезти надо. Можно найти аналогичный препарат и в нашей аптеке, но он уже будет стоить порядка 900 рублей. При этом в среднем один курс для спортсмена обходится в 30 тысяч рублей. Вот и представь, насколько экономит спортсмен, если он покупает тот же LSP.

Цех на квартире

— Как продукция LSP проступает в Иркутскую область?

— Везут автотранспортом. Партии достаточно большие, потому что велик спрос. У них неплохо развита система распространения. Продукция хорошо упакована, качественная полиграфия. На соревнованиях дилеры подходят к спортсменам, дают им на безвозмездной основе протестировать препарат. Те пробуют — результат вроде есть, да и цена приемлемая. О последствиях никто не задумывается...

— На некоторых форумах читал, что продукция LSP, равно как и других нелицензированных компаний, абсолютно аналогична продукции официальных производителей. Мол, компоненты все равно те же — какая разница?

— Это, наверное, сами дилеры и писали. Любому понятно: когда что-то производится в кустарных условиях — больше шансов, что будет изменена технология, нарушена очистка. А когда речь идет о спортивных препаратах — каждое, даже незначительное, нарушение пропорции может привести к необратимым последствиям. Сейчас уже всем известно, как работала фирма British Dragon: полиграфия шла из Китая, сырье — тестостероновые масла, андрогены и прочее — из Украины, Румынии, Молдавии. Все это перемешивалось и паковалось в обычной московской квартире. Ну скажи, о каком качестве может идти речь?

Теневой оборот

— Вообще-то мне кажется, что от любых препаратов — лицензированных, нелицензированных — пользы немного...

— Современный спорт невозможен без применения специальных препаратов. Многие ставят их в один ряд с наркотиками, но это неверно. Они не влияют на психику, не вызывают привыкания. По большому счету, если препарат нормальный и его правильно применять, он выполняет всего две функции: улучшает синтез белка и глушит кортизол, гормон стресса, отодвигая его воздействие. А вот если препарат с примесями — тут возникают так называемые побочки: иммунный срыв, нарушения работы печени... Поэтому опытные спортсмены используют только лицензированную продукцию, а вот молодежь, для которой важен мгновенный результат за небольшие деньги, — те готовы применять любые препараты.

— Насколько велик оборот черного рынка спортивных препаратов? Где-то в Интернете я читал, что этот рынок оценивают в миллионы долларов...

— Почему бы и нет? Кроме представителей силовых дисциплин препараты применяют бегуны, конькобежцы, пловцы, гимнасты, а также представители многих игровых видов спорта. Плюс посетители спортзалов, клубов. Каждый курс, как я уже говорил, стоит порядка 30 тысяч рублей. Вот и прикинь, какие средства вращаются в этом бизнесе. Не миллионы, а миллиарды, наверное...

Статья под заказ?

— И тем не менее задержали почему-то тебя — человека, который вез в сумочке лицензированные препараты, а не от черных дилеров...

— Статья 234, по которой меня задержали, называется так: «Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта». Что такое сильнодействующее вещество? Аспирин сильно действует? Сильно. Но-шпа — сильно? Тоже сильно. В структурах ГНК есть список веществ, составленных несколько лет назад одной общественной организацией. Этот список определяет препараты, по которым работает 234-я статья. Но какого-либо документа, который подтвердил бы этот список на законодательном уровне, нет. Поэтому по большому счету органам ГНК нет смысла гоняться за каждым дилером, потому что в суде этот дилер, скорее всего, будет оправдан. Зато статья 234 при ее размытости формулировок удобна тогда, когда необходимо выполнить чей-то заказ. Тренер дает спортсмену препарат — он участвует в обороте? Участвует. Спортсмен пошел в аптеку купить сустанон на всю команду — он также становится участником оборота. Поэтому многие спортсмены и почти каждый тренер находятся в очень щекотливой ситуации. В любой момент их могут обвинить по 234-й статье, если кому-то на данный момент это будет нужно. Так, собственно, и случилось со мной.

— И ты знаешь заказчика?

— Возможно, это черные дилеры, о которых мы с тобой только что говорили. Я всегда выступаю за применение только качественных препаратов и являюсь для них неким раздражителем. Хотя, возможно, заказчиком был кто-то другой...

От редакции

Мы обращаем внимание на то, что это интервью — частное мнение одного человека. Если сотрудники ГНК или представители компаний-производителей, упомянутых в материале, готовы высказаться, мы предоставим им для этого газетную площадь, поскольку понимаем важность темы, затронутой в этой публикации.

Кстати

Мы уже публиковали заметки Игоря из СИЗО. Если читатель помнит, они оборвались едва ли не на полуслове — Игоря выпустили, а его тетрадь осталась в камере. Сейчас весьма сложными путями тетрадку ему вернули, и мы планируем закончить публикацию его записок.

Загрузка...