«Мир сошел с ума из-за денег»

В Усольском районе повесился 16-летний сирота, оставив предсмертное послание

Судьба 16-летнего Вани Жукова была схожа с судьбой известного литературного героя. Как и Ванька, пишущий письмо деду, усольский мальчик был сиротой. Правда, при живой матери. Отец Вани разбился на мотоцикле, а мать начала беспробудно пить горькую. Крошечный Ваня надолго оставался в доме со старшими братьями, пока их всех не определили в детский дом. Потом мальчика вместе с братьями взяла под опеку женщина из Бурети и попыталась вырастить из ребят разносторонне развитых личностей. Самым чувствительным к музыке, поэзии, искусству оказался Ваня. К тонкой душевной организации добавилась повышенная обидчивость — чувство, характерное для детей, оставленных родителями. В конце февраля этого года в душе парнишки скопилось столько переживаний, что он решил свести счеты с жизнью.

«Одна радость — фага»

Жительница поселка Буреть Валентина Бабкина сначала хотела взять на воспитание одного мальчика. Дочери Валентины Петровны выросли и уехали из дома, муж умер. Оставаться одной в огромном доме женщине было тяжеловато, и она решила: пусть здесь появится еще одна живая душа. В 2002 году на протяжении трех месяцев Валентина Бабкина ездила в детский дом, общалась с мальчиком Андреем Жуковым, которого после оформления документов хотела забрать к себе домой. А тут выяснилось, что у Андрея есть два младших брата — Саша и Ваня. «Не разлучать же родных людей», — подумала женщина и взяла к себе всех троих.

Нельзя сказать, что воспитание трех сорванцов давалось ей легко. Ребята буквально с рождения испытали много тягот, к тому же на них оказал влияние пример родителей. Их мать сидеть дома не любила, пропадала где-то по нескольку дней. Тяга к путешествиям была и у мальчишек. Когда у Валентины Бабкиной появилось сразу столько детей, соседи начали судачить — мол, все это из-за денег. Но тогда пособие составляло 1 тысячу рублей. Понемногу сумма выплат росла, но все опекунские деньги Валентина Петровна оставляла у ребят на книжках. Этими средствами, по разумению женщины, парни могли бы воспользоваться при выходе во взрослую жизнь. Правда, одному из братьев Вани, Саше, они пошли не на пользу. Когда ему исполнилось 18 лет, он прокутил 200 тысяч рублей. Ваню обнаружил житель Бурети, который привез сливать нечистоты. Мальчик висел в 300 метрах от дороги на березе. Когда на место приехали милиция и представители следственного комитета, они увидели на снегу припорошенную, но все же довольно четкую надпись, старательно выведенную тонким прутиком: «Весь мир сошел с ума от этих денег. Я любил Ксюшу, но на это нужны деньги. Была у меня одна радость — фага, но и ту отобрали. Надоели упреки из-за денег».

«Фага» на молодежном сленге — мобильный телефон. — Когда милиционеры пришли к нам в дом, то сразу к Андрею, к Ваниному самому старшему брату, обратились — дескать, где его телефон, — рассказывает Валентина Бабкина. — Андрей по контракту служит на подводной лодке во Владивостоке, к нам он приехал погостить и этот телефон привез ему в подарок. В тот день Андрею надо было ехать в Средний сниматься с регистрации, он взял Ванин телефон, потому что у него то ли симка была, которая везде берет, то ли связь лучше. Почему Ваня решил, что телефон у него забрали навсегда, я не знаю.

Лики смерти

Тревожные звоночки начались за несколько месяцев до смерти Вани. И все они были связаны с деньгами. Валентина Бабкина наводила справки и узнала, что Ваня в последнее время связался со странной компанией: ребята занимались токсикоманией. Опекунша до сих пор не понимает, что у мальчика могло быть с ними общего. Возможно, главной причиной и стала та самая Ксюша.

Ваня Жуков окончил Буретскую школу, был твердым хорошистом. Потом поступил в училище на сварщика. Учился он неплохо, получал повышенную стипендию. Валентина Петровна, бывшая учительница истории, старалась прививать мальчику любовь к музыке, литературе. Ваня Жуков был самым частым посетителем местной библиотеки. Однако в последнее время он стал часто получать тройки и пропускать занятия. И к тому же Ваня начал экономить деньги. Маршрутка до Тайтурки, где находится училище, стоит 50 рублей. Туда и обратно Ваня ходил пешком, невзирая на морозы. Но в училище не попадал. Где он проводил эти часы, Валентина Петровна может только предполагать.

— Возможно, он и был в этой компании. Я потом узнавала — Ваню видели в доме № 7 поселка Среднего, в подъезде которого собиралась неблагополучная молодежь.

Ваня ничего не сказал о пропущенных занятиях. Валентина Петровна узнала о них от учителей. До этого момента Ваня никогда не врал своей опекунше, которую называл мамой. И только после его смерти Валентина Бабкина в разговоре с учителями поняла, что Ваня лгал и в других вещах. Сначала он попросил у опекунши 50 рублей — мол, у одногруппника умерла бабушка, потом просил еще денег на похороны чьей-то матери, а потом ему понадобилось 150 рублей, которые нужно было сдать на унитазы и раковины для училища. В итоге выяснилось, что бабушка и мама были живы и никакой сантехники училище не покупало.

— Я потом просматривала Ванины тетради, его почерк очень изменился. Он и раньше писал не очень аккуратно, а тут вообще ничего не разобрать. Потом вместе с Андреем мы смотрели его телефон, там было очень много ликов смерти — какие-то черепа, костлявые фигуры.

26 февраля Ваня проснулся в половине двенадцатого, заварил комбикорм для коз и ушел из дома. Продавщицы местного магазина рассказывают, что в тот день он купил пачку печенья. Раскрытая пачка с несколькими печенюшками так и осталась лежать возле дерева.

— Рядом с телом лежал пакет, в нем Ваня принес веревку, — рассказывает Елена Жигалина, инспектор по делам несовершеннолетних УВД по Усольскому району. — На учете он у нас не состоял. Мы проверили условия его жизни — подросток ни в чем не нуждался, дома чисто, у всех детей есть отдельные спальные места. Был сыт, одет, обут. Как мы поняли из разговора с учителями и опекуншей, у Вани был сложный характер, он был очень обидчивый — эта черта характерна для сирот, обделенных родительским теплом. Обидевшись на братьев, он несколько раз сбегал из дому.

— Он был самым лучшим из нас троих, — говорит Ванин старший брат Саша. — Может быть, его поставили на счетчик и не давали встречаться с этой Ксюшей.

Загрузка...