Зачем гасят «Маяк»?

Эксперты выражают недоумение по поводу судебного вердикта о закрытии отеля

Ситуация вокруг отеля «Маяк» в Листвянке стала в начале этого года одной из основных тем для обсуждения. Иск прокуратуры, а затем решение суда о закрытии гостиницы вызвали много вопросов как среди представителей туристического бизнеса, так и среди специалистов в области строительства. Если туроператоры региона уже открыто выразили свое негативное отношение к судебному вердикту, то архитектурная элита пока на этот счет публично не высказывалась. А между тем именно некие конструктивные недочеты, якобы присутствующие в «Маяке», стали формальной причиной для принятия решения о его закрытии. Есть ли эти недочеты на самом деле? Редакция газеты провела собственное расследование.

Сталь, железо и бетон

Проектированием «Маяка» занималось конструкторское бюро «Диас». Это известная и уважаемая в архитектурных кругах организация. Достаточно сказать, что помимо «Маяка» на счету «Диаса» такие объекты, как жилой комплекс «Дольче Вита» в микрорайоне Университетском, развлекательный центр «Акула», административные здания БГУЭПа. — Отель «Маяк» проектировался с учетом всех требований и норм, необходимых для строительства подобного здания, — говорит Коба Шемазашвили, генеральный директор «Диаса», главный архитектор проекта. — По сейсмичности, в частности, там произведены максимальные для нашего региона расчеты — на девять баллов. То есть в Иркутской области нет на данный момент здания более устойчивого, чем этот отель. Рассказывая об особенностях проекта, архитектор применил термин «сталежелезобетонная конструкция».

— Это одновременное использование в каркасе здания мощного металлического двутавра плюс армирование и бетонирование, — добавил он, заметив легкое недопонимание в глазах журналиста. Однако и это ситуацию не прояснило.

Пришлось архитектору рисовать «Маяк» в разрезе. Точнее, не весь «Маяк», а одну из его несущих колонн. Этот рисунок мы и приводим сегодня в газете. А таких колонн у отеля, между прочим, 29(!). Трудно даже представить, как здание с таким запасом прочности может для кого-то выглядеть ненадежным.

— Я постоянно ездил в Листвянку и следил за тем, как идет строительство, — продолжает тем временем Коба Давидович. — И могу со всей уверенностью сказать, что отклонений от проекта строители не допускали. В свое время журналисты «СМ Номер один» также были на объекте, когда он еще только строился, и в разговоре с корреспондентом Юрий Жилкин, директор по строительству, рассказывал тогда, как на «Маяк» приезжали коллеги с других строек и всегда удивлялись: «Зачем здесь столько лишнего металла устанавливают?» «Какой же он лишний? — говорил своим коллегам Юрий Жилкин. — Дополнительная арматура никогда не помешает». Это и была та самая сталежелезобетонная конструкция, о которой рассказывал Коба Давидович.

Что с лифтом?

В ходе судебного заседания один из экспертов института Иркутскгражданпроект высказал опасения, что в «Маяке», мол, ненадежный лифт. Эти показания, по сути, и стали во многом решающими для судебного вердикта. Мы пытались связаться с экспертом, дабы выяснить, на чем было основано его мнение, но тот отказался от комментариев.

Тогда мы обратились к Евгению Журавлеву, кандидату технических наук, доценту ИрГТУ. Он проводил экспертизу «Маяка» в целом, не остался без внимания и злополучный лифт.

— Думаю, что вопрос по лифту возник из-за того, что в представленной документации лифтовая шахта была не совсем верно запроектирована. И когда мы проверяли «Маяк», вопрос по шахте, естественно, тоже обсуждался. Специально для нас подняли кабину, чтобы мы изучили шахту изнутри. Выяснилось, что сделана шахта абсолютно правильно, в соответствии со всеми нормами. Оказалось, что была корректировка проекта, только ее отразили не во всех документах.

— То есть если бы эксперт, прежде чем делать заявление в суде, съездил бы на объект и лично осмотрел ту самую лифтовую шахту, вопросов бы в ее надежности не возникло?

— Получается, так...

В целом, подтвердил Евгений Геннадьевич, здание построено в соответствии с проектными решениями, какой-либо угрозы для жизни и здоровья окружающих оно не несет. Те трещинки на фасаде, которые многократно обсуждались на интернет-форумах, к несущим конструкциям не относятся. Это обычные трещинки по штукатурке, которые есть буквально на каждом здании.

— Все это мы отразили в письменном виде. В том числе и заключение по лифтовой шахте, — подытожил Евгений Журавлев. — За подписью и печатями.

«Есть с чем сравнить»

Еще один эксперт, который попросил не называть его фамилию, назвал «Маяк» одним из самых надежных строений в Иркутске и его окрестностях. Тем более, заметил он, ему есть с чем сравнить.

— Я часто привлекаюсь к экспертизе зданий, — сказал эксперт, — и могу с уверенностью сказать, что примерно каждая десятая постройка в регионе имеет серьезные показания к ограничению ее использования. По итогам проверок мы выносим соответствующие заключения, но ничего не происходит. Здания как стояли, так и стоят.

Самый показательный пример — здание Кировского районного суда, который, собственно, и принимал решение о закрытии «Маяка». Здание давно выглядит аварийным. Проверка, проведенная семь лет назад, подтвердила, что оно представляет реальную опасность для окружающих. Достаточно сказать, что в стенах там трещины в несколько сантиметров. Частично они были замазаны, заштукатурены, что не добавило, кстати, зданию надежности. Частично их можно видеть до сих пор. Тем не менее здание суда никто не закрывает, слушания как шли, так и идут, независимо от итогов экспертизы.

Что будет дальше?

В свете всего вышесказанного, ситуация вокруг «Маяка» на первый взгляд выглядит абсудно. Но это только на первый взгляд. Понятно, что случайно такие события не происходят.

О том, что ситуация с «Маяком» — часть кампании, направленной против экс-мэра Листвянки Татьяны Казаковой, не говорил только ленивый. Отель входит в ассоциацию «Байкальская виза» — детище Татьяны Васильевны. Все подразделения ассоциации за последние два-три года неоднократно подвергались проверкам и периодически находились на грани закрытия. В кулуарах все чаще указывают и заказчиков этой кампании, и причины ее появления.

Между тем многие информаторы абсолютно из разных структур называют одним из вероятных сценариев дальнейшего развития событий попытку рейдерского захвата отеля в ближайшем будущем. Более мягкий вариант — переговоры с собственником по поводу выкупа «Маяка» по цене, значительно меньшей рыночной. Итогом всей этой кампании против отеля, уверены информаторы, может стать обычный передел собственности. А правоохранительные органы — скорее всего, не по злому умыслу, а в силу обстоятельств — становятся в подобных схемах орудием чьих-то личных интересов.

Личный опыт

В интернет-обсуждениях, касающихся отеля «Маяк», часто встречаются посты на тему «А сам-то ты был в «Маяке», чтобы чего-то о нем писать?» Автор этого материала специально съездил в отель и снял на одни сутки номер 704 на последнем этаже. Скажу сразу: было холодновато, особенно в коридоре. Сотрудники отеля объяснили это тем, что день сильно ветреный. Через окно были видны трещинки по фасаду, но даже неспециалисту было понятно, что идут они по штукатурке и конструктива не касаются. В разгар моих исследований к отелю подъехал ассенизаторский КамАЗ. Он долго пристраивался к крану на задней части здания, потом наконец подцепился к нему и стал что-то закачивать в цистерну. Сотрудники отеля сообщили, что такая процедура происходит каждый день.

В целом «Маяк» выглядит цивилизованным, комфортным для проживания местом, где предоставляются услуги по достаточно высокому стандарту. Отель настоящего европейского уровня. И вряд ли какие-то другие гостиницы в Листвянке и на всем западном побережье Байкала смогут сейчас предоставить аналогичный уровень услуг.

Метки:
baikalpress_id:  14 416