Что значит Ramz?

Граффитисты Иркутска приподнимают завесу тайны над своей деятельностью

Периодически на стенах иркутских зданий появляются загадочные рисунки и надписи. То летающие островки в подземных переходах, то девочки на трансформаторных будках. В последнее время город заполонили надписи Ramz и Mikro. Представители старшего поколения, проходя мимо «каракуль», осуждающе качают головами. Молодежь же, чувствуя за нелегальными рисунками некий протест против системы, интересуется авторами и информацией, которую несут произведения граффитистов. За разъяснениями корреспондент «СМ Номер один» обратился к легендам этого вида искусства. Так как разрисовать городскую стену является административным правонарушением, райтеры (художники, рисующие граффити) скрывают личные данные. Поэтому вместо имен укажем их никнеймы, под которыми они известны в тусовке.

История иркутского граффити

Сложно найти точную дату, когда граффити появилось в Иркутске. Современные райтеры помнят такую легендарную личность, как Слава Рыжий. В то время когда еще никто не знал слова «граффити», в начале 90-х годов, профессиональный художник Рыжий сделал рисунки на стенах, навсегда вошедшие в историю города: портреты Джона Леннона, одного из основателей группы Beatles, и Джима Моррисона, лидера The Doors. Причем не баллончиками, которых в Иркутске просто не было, а обычными красками и кисточками. Каждый год власти закрашивали эти рисунки, и каждый год первый райтер Иркутска их рисовал снова.

В середине 1990-х годов на радость молодежи была снята информационная блокада — и хлынул поток журналов, передач о зарубежной культуре. Так, благодаря передаче «До 16 и старше», которая канула в Лету, а также популярному по сей день музыкальному журналу «Ровесник» о граффити узнал Mr.Cross.

Граффити можно рисовать в двух вариантах: шрифты (зашифрованные надписи и имена, написанные как угодно скрученными буквами) и персонажи (люди, роботы и прочее).

— Человек сам выбирает, что ему интересно. Мне, например, больше понравились шрифты, — говорит Mr.Cross. — Я окончил архитектурный факультет, но в граффити самоучка. Учился методом проб и ошибок. Мой первый шрифт я делал три часа. Просто взял понравившийся рисунок из журнала, уже не помню какого, и нарисовал его на стене заброшенной Курбатовской бани двумя баллончиками очень плохой автомобильной краски Abro. Было это в 1996 году, я еще в школу ходил. Помню, что получилось хорошо. Тогда я понял, что можно добиться всего, что хочется. Главное — не сомневаться в себе.

Но первым шагом в развитии иркутского граффити стало открытие на рубеже тысячелетий магазина, в котором продавалась специальная краска. И вовремя, потому что на тот момент уже было человек пять, которые серьезно занимались рисованием на стенах. Они знали друг друга заочно, оценивали произведения, но лично пообщаться смогли на таком значимом мероприятии, как первый граффити-фестиваль, прошедший в 2001 году в рамках Недели дизайна в Сибэкспоцентре.

Кто такие бомберы?

Вообще, сейчас райтерам живется несладко. В Иркутске сильных художников всего 5—10. При этом рисовать им негде. Проблемы возникают и с краской. Если раньше баллончик лучшей краски Montana стоил 150 рублей, то сейчас 300, и то если повезет найти. Райтеры говорят, что для создания хорошего рисунка надо около 5 часов работы и 10 баллонов краски. Рисунок на стене стоимостью в 3000 рублей — дороговато. Поэтому уличные художники в последние годы занимаются легальной деятельностью: рисуют по заказу, договариваются с хозяевами стен. Но и здесь есть сложности: из 10 человек 9 согласятся, что лучше забор, разрисованный пестрыми рисунками, чем нецензурными надписями, а один пригрозит милицией.

Бомберам эти трудности чужды. Они, как и райтеры, являются граффитистами, но задачи у них иные. Они продвигают себя, поэтому чаще всего рисуют теги — подписи художника. Объектами становятся фасады обычных зданий, где точно рисовать запрещено. Так что работают ребята быстро, несколько минут, что сказывается на качестве.

Бомберам достаточно двух баллонов краски. Их рисунки в основном имеют социальную направленность, представляют собой протест против системы, в которой, по их мнению, граффити не дают развиваться. Самыми яркими в этой сфере являются Ramz и Mikro. Своими тегами они исписали почти весь город. Эти два молодых парня составляют команду Obf. Конечно, буквы, нарисованные на невысоком уровне, вызывают раздражение не только у простых горожан, но и у самих райтеров, однако художники, уставшие от непонимания властей, в чем-то поддерживают ребят.

— На стенах можно встретить и тег Jaw, — рассказывает Mr. Cross. — Эта девушка является загадкой для меня, как и для других. Я ее пытался вытащить порисовать, но она отказалась. Как я понял, девушке интересно не просто граффити, а стрит-арт — уличное искусство, более замороченное, чем рисунки на стенах. Например, можно перевернуть мусорные бачки вверх тормашками во дворе и сфотографировать. Это и будет стрит-арт.

Мода на трафареты

Признанные райтеры отмечают группу Moral, состоящую из пяти молодых парней, очень перспективных. Они делают большие рисунки, а также расписывают город названием своей группы. Загадочный олень в пиджаке — тоже дело их рук. Рисунок является художественным образом, с поверхностным смыслом, что-то вроде «олени тоже люди». Олень в пиджаке выполнен с помощью трафарета, так же как и надпись «Я варю мыло». Поговаривают, что это работа одного из иркутских бойцовских клубов.

Версия небезосновательная, ведь эта фраза много раз мелькала в фильме «Бойцовский клуб», снятом по произведению Чака Паланика. Мастера граффити отмечают, что еще два года назад трафаретов в Иркутске не было, сейчас же их становится все больше. Трафарет незаменим для начинающих граффитистов, потому что упрощает рисунок: сначала основные черты вырезаются из картона и баллоном наносятся на стену, уже потом к произведению добавляются дополнительные штрихи, детали. Первые рисунки новичок сделает по трафарету, а когда почувствует линии и краски, попробует сделать самостоятельно.

Рисунки не имеют особого смысла

Много вопросов вызывают у иркутской молодежи красивые граффити в виде висящих в воздухе островков земли, девочек на трансформаторных будках, зеленых человечков с узкими глазами. Людям творческим не совсем понятен такой интерес. Им сложно объяснить значение своих рисунков. Это просто: захотел и нарисовал.

— Островки земли делает хороший художник-граффитчик, который давно уже рисует, мой знакомый, — говорит Mr.Cross. — Зеленых человечков и девочек рисует тоже классный райтер. Афроамериканцев создает мой приятель, причем почти все они рэп-исполнители. Обязательно нужно сказать о Mako, одном из самых признанных райтеров. Он архитектор по образованию, очень хорошо рисует. Вот, например, роллердром в «Джем Молле» — его работа, за что ему отдельный респект. Мы все рисуем для себя. Вот понравился музыкант — я взял обложку альбома и перенес эскиз на стену. Поэтому многие рисунки не несут особой информации.

Увидеть всех героев публикации и лично посмотреть, как рисуют граффити, иркутяне смогут летом. Впервые областные и городские власти пошли навстречу граффитистам, и недавно состоялся прямой диалог. Так, у райтеров интересовались, что нужно для развития этого вида искусства в Иркутске. Все потому, что к Дню города планируется провести большой фестиваль граффити, который соберет мастеров из Красноярска, Новосибирска и других городов.

Загрузка...