Кому на Руси ЖКХ?

На рынке ЖКХ Приангарья неожиданно появился новый игрок

Появление новых игроков на поле ЖКХ в наш век неутихающих коммунальных реформ вызывает безусловный интерес. За интересом следует либо раздражение, либо облегчение. Перед новогодними праздниками примерные граждане, решившие рассчитаться с коммунальными долгами, раскрыли кошельки, назвали адрес — а им сообщают, что теперь им платить «не туда». ЖКХ и без того для россиянина штука малопонятная, и вопрос «Куда идут мои деньги?» при таком раскладе становится основным. Оказалось, что четыре крупные управляющие компании — Южная, Западная, Северная и Сибирская — расторгли договоры по приему коммунальных платежей с давним партнером — системой «Город» (система сбора и обработки платежей населения). Они пожелали, чтобы коммуналка отныне оплачивалась через Иркутскую процессинговую компанию. И теперь какой-нибудь тете Клаве необходимо добраться до одного из десяти пунктов по приему платежей этой самой компании. Тетю Клаву это, естественно, обрадовать не может. Тем более что через систему «Город» она платила за все разом — за коммуналку, за электричество, за садик, за охрану и так далее. Теперь придется побегать. Хоть бы объяснили, что за птица эта процессинговая компания, ради которой ей, гражданке и налогоплательщице, приходится жертвовать своим временем? Ну что ж, познакомимся.

* * *

Вот что говорит директор этой компании: «Работа процессинговой компании осуществляется на основе договора с управляющими компаниями и компаниями — поставщиками коммунальных услуг. Работа с гражданами компанией осуществляется не только в расчетно-кассовых центрах, но и через банковские терминалы, что существенно упрощает гражданам процесс оплаты» («Восточно-Сибирская правда», 16 апреля 2010 г.). Однако с банковскими терминалами директор, похоже, погорячился. Конечно, тетя Клава федеральных законов не читала. И ей невдомек, что ФЗ № 103 «О деятельности по приему платежей от физических лиц, осуществляемой платежными агентами» в случае с Иркутской процессинговой компанией не позволяет платить через терминалы банков — как привлеченных агентов. И вот почему.

Агентская схема не может иметь больше посредников, чем допускает закон. В процессе движения денег от плательщика до поставщика услуг имеют право принимать участие только два посредника: оператор (что соответствует управляющей компании, ТСЖ, потому что им уже поручено собирать деньги за тепло и воду для поставщиков коммунальных услуг) и платежный субагент, с которым заключает договор на прием платежей оператор. Иркутская процессинговая компания — платежный субагент в этой цепочке, а значит, она не может перепоручать банкам принимать платежи. Это уже незаконно.

Маленькая, но показательная частность вынуждает более внимательно присмотреться к компании, которая с момента своего образования ведет себя на рынке очень активно, провозглашая все возможные инновации, позиционируя себя как ноу-хау Иркутской области: «Подобные структуры действуют, например, в Московской области. Но в отличие от иркутской они не так структурированы и централизованы» (ВСП от 16 апреля 2010 г.). Вот так, ни больше ни меньше.

* * *

Единый государственный реестр сведений о юридических лицах говорит нам, что в Иркутске есть две компании, которые называют себя Иркутской процессинговой. При этом они имеют и одного на двоих генерального директора. О какой же компании мы ведем речь? В чем же разница? Разница в том, что одна из них называется ООО «Иркутская процессинговая компания», а другая — OOO «Иркутская Процессинговая компания». Разница в заглавной и строчной букве «п», а также в том, что у этих компаний, образованных в разное время (одна зарегистрирована в 2007 году, вторая — в сентябре 2010 года), разные счета. Возникает вопрос: зачем нужны две компании с одинаково произносящимися наименованиями, с одним генеральным директором, но с разными счетами? А что будет, если одна из этих фирм возьмет да и перестанет существовать? Известны случаи, когда на одну из фирм-близнецов перекладывается вся финансовая ответственность.

Логика вещей, не говоря уже о законе, подсказывает, что компания, принимающая от населения платежи за коммунальные услуги и за все прочее, что подлежит оплате, должна гарантировать сохранность и передачу поступивших денежных средств по назначению — поставщикам услуг. Для того чтобы держать компании в правовом тонусе, должен существовать государственный контроль за движением этих поистине огромных средств. У компаний, помимо расчетного, должен быть отдельный счет, который с особым пристрастием контролирует налоговая служба.

Но процессинговая компания собирает деньги разных управляющих компаний «в кучу» не на отдельный, а на свой расчетный счет. И суммы, которые будут там аккумулироваться, составят несколько миллиардов рублей в год. Кто гарантирует, что деньги эти будут уходить по назначению и своевременно?

* * *

Зачем вообще этот огород городить, если уже несколько лет для иркутян созданы удобные условия внесения коммунальных и иных платежей? Программу «Система «Город», созданную в Новосибирске Центром финансовых технологий (ЦФТ — организация, разрабатывающая программное обеспечение для банков), эксплуатируют в Иркутске две крупные организации, взявшие на себя соответствующие функции — управляющая компания «Сиброн» и Байкальский банк Сбербанка России. Программное обеспечение такого уровня очень дорогостоящее, требует значительных затрат на обслуживание. Но оно того стоит: система «Город» удобна и абсолютно прозрачна как для поставщиков услуг, так и для населения. Все платежи, независимо от того, в каком городе области они приняты, в каком пункте приема платежей системы «Город», сразу попадают в единый реестр, имеют уникальный номер операции. Информация о платеже передается поставщику услуг в удобном для него виде и так быстро, как это необходимо.

Иркутская процессинговая компания сообщает: «Компанией был тщательно изучен опыт ряда российских городов — Омска, Санкт-Петербурга, Новосибирска. Тогда программные продукты, работающие в этих регионах, были признаны не подходящими для использования в Иркутске, так как не учитывали его специфику». К сожалению, компания не уточняет, каким же конкретно продуктом она сама пользуется. Что касается «неподходящего продукта», то совершенно непонятно, о чем идет речь. Программа, разработанная ЦФТ, работает в 80 городах России. Не о ней ли это высказывание? Но в Иркутске она запущена семь лет назад и до сей поры успешно работает и развивается.

Интересно также и то, что процессинговая компания, которая с конца 2010 года активно «заработала локтями», пытаясь выпихнуть с рынка возможных конкурентов, сильнейшим из которых является уже упоминавшаяся система «Город», упорно твердит о неких инновациях, которые внедряет или готовится внедрить в Иркутске. Из тех инноваций, которые уже действуют, называют возможность оплачивать ЖКХ и услуги через Интернет, иметь на сайте личный кабинет для контроля лицевого счета. Но помилуйте — такая мера, как личный кабинет, — инициатива администрации города трехлетней давности. Система «Город» также предлагает эту услугу. Равно как и оплачивать счета через Интернет. В чем новаторство?

Между тем интересна позиция городских властей. Комментируя журналисту НТВ сложившуюся ситуацию, вице-мэр Дмитрий Разумов сказал следующее: «Сегодня проблема, наверное, в том, что прочие операторы были не готовы к тому, что крупный системный плательщик, системный «Город», может уйти с рынка. Я считаю, что это проблема двух-трех месяцев. Либо «Город» договорится с управляющими компаниями за меньшие тарифы, и это все заработает, либо вакуум будет закрыт за счет других». Эта загадочная речь наводит на мысль о том, что городская администрация не в курсе сложившейся ситуации. И, кажется, в мэрии не очень хорошо разбираются даже в том, кто обслуживает Иркутск, — ведь никто не уходил с рынка. Непонятно, кто такие «прочие операторы» и к чему они не были готовы? Система «Город» работает в своем обычном режиме. Никакого вакуума не существует, и речь идет о подмене одного, укорененного и развитого, на другое, которое может в итоге оказаться фикцией.

* * *

Хотя вряд ли процессинговая компания делилась опытом именно такого новаторства с депутатами Государственной думы Константином Зайцевым и Андреем Чиркиным, бывшими в Иркутске с рабочим визитом и встречавшимися с генеральным директором компании. Не о таком новаторстве рассказывали, вероятно, и депутатам областного Законодательного собрания, курирующим ЖКХ. Главный проект, с которым процессинговая компания выходит «во власть» — создание и развитие единой диспетчерской службы, представляющей собой совокупность баз и банков данных, где собрана информация о жильцах многоквартирных домов, управляющих компаниях, поставщиках, где производятся учет начислений и оплата коммунальных платежей, сервисно-регистрационный учет, паспортизация. Хороший проект, полезный. Впрочем, касается он территории, подведомственной только трем управляющим компаниям — Южной, Западной и Северной. Следуя такой логике, дабы ввести в единую диспетчерскую службу весь жилой фонд, необходимо, чтобы все управляющие компании находились на обслуживании процессинговой компании. Не в этом ли направлении сейчас действует компания? Но в таком случае она должна иметь реальные преимущества. В ином случае закрадывается сомнение в том, что она конкурирует честно, привлекая клиентов.

Проект диспетчерской службы на этом фоне кажется обычной попыткой привлечь на свою сторону симпатии государственной власти. А дальше использовать эти симпатии — для того чтобы стать монополистом в сфере сбора и обработки платежей. И ясно просматривается не желание встроиться в рынок, занять свою нишу, а агрессивная попытка подменить собой уже работающую и успешно развивающуюся компанию Иркутска — систему «Город». Фактически в очередной раз разрушить то хорошее, что в городе и области в соответствующей сфере уже достигнуто. И нужно ясно понимать, что это может стать губительным не только для отдельных организаций, которые работают на этом рынке, но и для всей системы ЖКХ, которая и без того неспокойна.

Загрузка...