Неизвестные факты из дела Никиты Чемезова

Владимир Шишкин утверждал, что в избиении ребенка его заставили сознаться сокамерники

На прошлой неделе был вынесен приговор истязателям двухлетнего Никиты Чемезова, чья трагическая история прогремела на всю страну. Отчим Владимир Шишкин, по вине которого умер малыш, получил достаточно суровый приговор — 13 лет лишения свободы. Биологическая мама ребенка Олеся Чемезова, можно сказать, отделалась легким испугом — суд приговорил ее к году исправительных работ. Теперь, когда в деле Никиты Чемезова поставлена точка, в Следственном управлении Следственного комитета при Прокуратуре РФ по Иркутской области рассказали о подробностях дела, которые раньше широко не афишировались.

Два месяца ада

Читать выдержки из обвинительного заключения без слез невозможно. Олеся и Владимир вполне буднично рассказывают о двух месяцах ада, в который они погрузили двухлетнего малыша, от этого простого повествования ситуация выглядит еще более дикой. Более того — знакомые видели, что ребенок избит, что на его лице синяки, но даже не попытались принять меры.

Как выяснилось в ходе следствия, Владимир Шишкин издевался над малышом едва ли не с самого момента сожительства с Олесей Чемезовой. В течение двух месяцев маленький Никита жил в постоянном страхе и терпел жуткую боль. Шишкин бил ребенка руками и ногами, о стены и пол, наносил удары по голове и телу толстым кожаным ремнем и железной пряжкой, однажды запустил в него полено и попал ребенку в голову. Отчим заставлял двухлетнего ребенка принимать упор лежа, приподниматься на руках и так стоять длительное время. Когда ручки малыша не выдерживали нагрузки и он опускался на пол, изверг приподнимал ребенка ногой, а потом, когда Никита держался на руках, ногой со всей силы давил ему на спину. Когда у малыша уже не было сил держаться, Шишкин пинал его. Олеся не просто поощряла избиения, но и сама принимала в них активное участие.

— Олеся тоже несколько раз била Никиту, в течение марта я видел, как она заставляла его стоять в углу, давала ему подзатыльники, — говорил Шишкин на допросе. — 1 марта 2009 года я курил на кухне. Олеся и Никита находились в другой комнате. Олеся крикнула: «Как ты мне надоел!», и я услышал глухой удар. Мимо меня пролетел Никита, упал на пол и заплакал. При падении Никита ударился о кресло.

Вот еще две истории, рассказанные Шишкиным:

— После 8 марта 2009 года я вернулся с работы, Олеся и Никита были дома. Я разделся, на ногах у меня были берцы, Олеся возмутилась по поводу того, что берцы грязные, при этом Никита стоял рядом с ней. После высказывания претензий она ударила Никиту берцем по лицу, он заплакал, от удара у него на щеке образовалась ссадина.

— 27 марта 2009 года я вернулся домой с работы и увидел у Никиты повязку на лбу. Когда уходил на дежурство, повязки либо повреждений на лбу у Никиты не видел. 28 марта 2009 года я снял с Никиты повязку и увидел, что у него на лбу опухоль красного цвета. При надавливании она была мягкая. Утром этого же дня я по звуку понял, что Олеся скинула Никиту с кровати, от этого опухоль на лбу у Никиты стала еще больше.

Версия о падении ребенка устраивала всех

Можно было бы предположить, что Шишкин наговаривает на Олесю, дабы выгородить себя, но о том, что мать она была никудышная, говорят и ее ближайшие родственники.

Олесю с 5-летнего возраста воспитывала родная бабушка. Жили они в городе Зиме. В начале 2007 года Олеся родила Никиту. Во время беременности она не злоупотребляла спиртным, но все время курила, отчего ребенок родился с затемнениями в легких.

До января 2009 года Олеся прожила с бабушкой и, по свидетельству последней, воспитанием малыша не занималась. Бабушка стала отмечать, что характер у внучки значительно испортился — она стала безответственной, начала пить. На работу Олеся устроиться не пыталась. Жили только на ее пенсию, которая составляла 2800 рублей, и детские (380 рублей). Одежду и игрушки Олеся Никите не покупала, на руки его брала редко, часто повышала голос.

В больнице с Никитой лежала бабушка, а Олеся в это время пила. Летом 2008 года бабушка написала заявление о лишении внучки родительских прав. Олесю вызвали в органы опеки и попечительства, где составили административный протокол, но родительских прав лишать не стали, установив испытательный срок 1 месяц.

Когда Чемезова и ее сожитель Шишкины переехали в Мальту, Никита выпал из внимания инспекторов по делам несовершеннолетних, врачей и органов опеки. В каких условиях жил ребенок, можно судить лишь по протоколу осмотра места происшествия.

«Были найдены вещи Чемезова Н.Е., на обоях в углу в зале обнаружены следы вещества бурого цвета, похожего на кровь. Детских игрушек в доме не найдено. Еда обнаружена в незначительных количествах. Обнаружено множество пустых бутылок из-под спиртных напитков».

Брат Олеси Чемезовой Александр тоже жил в поселке Мальта, именно он и познакомил сестру с будущим сожителем. Александр особо не интересовался жизнью Олеси. Как-то раз сестра пришла к нему с Никитой, у которого были два синяка под глазом. Брат начал выговаривать Олесе: дескать, надо следить за ребенком, сестра обиделась, заплакала и ушла. Шишки на лбу, ссадины на переносице, синяки на лице видели и мать Шишкина, и соседи, и друзья, однако все были удовлетворены простым объяснением: ребенок упал.

Когда бабушка приехала навестить правнука, то увидела на его теле множественные травмы. Женщина решила увезти мальчика, но Шишкин ей этого не позволил. Злость изверг, как всегда, выместил на ребенке, не давая ему собираться. Бабушка оттащила отчима от малыша и все-таки увезла его с собой. Но в покое Никита прожил недолго, Олеся и Владимир снова забрали его себе.

Сбегала от больного ребенка через окно

Из показаний Владимира Шишкина:

— В конце марта я перестал бить Никиту, так как понял, что на него это никакого воспитательного воздействия не оказывает, только иногда ставил в угол, когда он капризничал. 6 апреля, когда Никита попросился погулять, я обратил внимание на то, что у него мягкий лоб, надел на него шапку, и Никита ушел. Через некоторое время Олеся пошла звать ребенка и вернулась с ним на руках — Никита хрипел и терял сознание.

Список повреждений на теле мальчика занимает почти целую страницу: помимо ушиба головного мозга тяжелой степени и закрытой черепно-мозговой травмы на теле Никиты зафиксированы множественные синяки. Такое ощущение, что на ребенке не осталось ни одного живого места. Когда Никиту повезли в больницу, Олеся отказывалась его сопровождать, на ее присутствии настоял Владимир. Мамаше так не хотелось ехать, что, когда скорая тронулась, она попыталась вылезти в окно.

Сначала Владимир Шишкин практически во всем сознался, но в процессе следствия неожиданно отказался от своих показаний и начал утверждать, что никогда не бил Никиту. Он настаивал, что все травмы причинила ему мать. Оговорить себя Шишкина якобы заставили избивавшие его сокамерники. Впоследствии эта информация не подтвердилась.

Метки:
Загрузка...