Жертвы тендерных торгов

Бродячих собак не ловили весь январь

В этом году тендер на отлов бездомных собак выиграл питомник «К-9», и уже на прошлой неделе сюда поступило 184 заявки-жалобы на «беспризорников». У директора питомника Вячеслава Славина есть своя схема взаимоотношений с «клиентами»: в идеале, считает он, отловленная бродячая собака, пройдя курс лечения и вакцинации, должна пристраиваться в хорошие руки. Только вот работа Славина по тендеру неожиданно началась с проблемы: те собаки, что были отловлены в прошлом году и содержатся сейчас в питомнике «Байкалвет», до сих пор не переданы в «К-9», как это должно быть согласно Порядку отлова и содержания безнадзорных животных на территории города Иркутска.

Из одних рук в другие

Думается, большинству горожан все равно, какая организация занимается отловом бродячих собак, лишь бы их в городе не было. Поясняем: право на отлов собак и устройство их дальнейшей судьбы можно получить, выиграв тендер городской администрации.

С 2008 года тендер выиграл питомник «Байкалвет». Контракт мэрии с «Байкалветом» закончился 31 декабря 2010 года. В январе отлов диких животных не производился, а именно этот период считается острым и проблемным — много собак теряется как раз в новогодние каникулы. С февраля тендер на отлов животных принадлежит питомнику «К-9». Согласно вышеупомянутому Порядку отлова и содержания безнадзорных животных, те псы, что содержатся в «Байкалвете», должны перейти на баланс «К-9». Но, по словам Славина, «Байкалвет» собак не отдает. Более того, по личным каналам корреспонденту «СМ Номер один» поступила жалоба на питомник «Байкалвет». Мол, животные там голодают и содержатся в неподобающих условиях. Проверить это мы решили лично.

На свои деньги

Нас предупреждали: попасть в питомник сложно, пускают не всех желающих. В общем, как повезет. Нам повезло. Под видом людей, потерявших собаку, мы прошли на территорию «Байкалвета». «Поискать черную маленькую собачку» нам разрешил работник приемника. Крохотные клетки, пустые миски, неухоженные псы самой разной масти... Практически все беспородные. Воды у собак тоже нет — но, может, это от того, что зимой она замерзает и животных поят в какие-то определенные часы?

— Кормим мы их, кормим. Каши варим, мясо даем, — отвечает на мой недоумевающий взгляд работник приемника.

— А на какие деньги?

— А директор на свои собачек кормит сейчас. Что же им, помирать теперь? В выходные люди приезжают, разбирают животных. Посмотрите, сколько клеток пустых. Да и вы возьмите себе какого-нибудь пса взамен утерянного.

Где собачки-то?

У Вячеслава Славина, директора собачьего питомника «К-9», свой взгляд на проблему.

— В прошлом году «Байкалвет» отловил больше 1000 животных. Где они? Никто не знает. Хорошо, часть действительно могли разобрать люди. Но ведь не всех же животных они забрали! Наш питомник, расположенный в черте города, с большой рекламной кампанией, в прошлом году раздал 650 собак. Не верится, что «Байкалвет» достиг в этом деле более значительных успехов.

Вячеслав Славин уверен: в питомнике «Байкалвета» всегда содержалось 200—300 собак — для проверок. И никакие соответствующие документы не велись. Отсутствие документов означает, что с собаками можно вести себя достаточно вольно — проконтролировать их судьбу без документов невозможно.

По мнению Вячеслава Славина, директор питомника «Байкалвет» не спешит передавать ему собак именно из-за отсутствия учетной документации.

— Почему-то никто из чиновников в течение двух лет не интересовался, куда деваются животные после отлова, — говорит Вячеслав. Если собака не передана новому хозяину, вариантов может быть три: собак отпускают обратно в город, выпускают по районам Иркутской области или просто убивают. Жители сел и деревень Иркутского района отмечают, что на трассах стало появляться много бродячих стай. Такие собаки, сбивающиеся в стаи, очень агрессивны и потому опасны, особенно помеси дворняг с бойцовскими породами.

Собак покупали на мясо

Виктория Косинская, президент фонда по защите животных «Верность», сталкивалась с деятельностью «Байкалвета» несколько раз.

— В конце 2008 года мы совершили совместный с иркутским телевидением рейд. Я до сих пор не могу вспоминать этот концлагерь: вольеры метр на метр шириной, и в этих жестяных банках — по-другому не скажешь — сидело по пять животных без еды, без питья. На некоторых собаках можно было изучать анатомию, они не могли стоять на лапах от истощения. Сколько могли, мы с собой забрали, попытались спасти. В прошлом году мы через подставных лиц покупали собак на мясо. Свидетелей было много. Сохранилось видео, его любой желающий может посмотреть на ю-тубе. На нашем сайте есть ссылка на это видео. Стоимость собаки составляла от 100 до 300 рублей. Сюжеты прошли по всем новостям, в том числе центральным, мы писали заявления в прокуратуру. Но все без толку.

— Как же вызволять собак, которые сейчас находятся в «Байкалвете»?

— Красть, наверное, заборы жечь. Мне кажется, директор не хочет отдавать животных своему конкуренту принципиально. Не хочет признать, что тендер проигран. Я регулярно засылаю в «Байкалвет» подставных лиц, они пытаются взять на поруки какую-нибудь инвалидную собачку. Но таких там нет. Куда же они все они делись? Где собаки со сломанными лапами, больные, убогие? Каждую зиму собак сбивают машины — где эти инвалиды? Этот вопрос меня волнует больше всего: куда он девает больных животных?

Иркутянка Елена Сулима, потерявшая на днях свою собаку, звонила в «Байкалвет». «Я вас поздравляю, вы животного больше не увидите», — услышала она в ответ. Согласитесь, фраза более чем странная. Что же в действительности происходит за дверями питомника «Байкалвет»? Ну а самое неприятное и шокирующее в этой долгой истории — это то, что беззащитные животные стали жертвой денежных переделов. Ведь победа в тендере означает немалые выплаты из бюджета на отлов и содержание бездомных животных.

Мы пытались связаться с Александром Солдатовым, директором «Байкалвета». Но его в городе нет и, как нам сказали, еще не будет как минимум две недели. Мы готовы выслушать его точку зрения на сложившуюся ситуацию.

Загрузка...