Путин, спасите «Маяк»!

В Листвянке написали обращение к премьеру, видимое из космоса

Более двух сотен человек собрал в минувшую субботу пикет, проходивший в Иркутске на площади имени 50-летия СССР напротив здания областного суда. Собравшиеся протестовали против закрытия отеля «Маяк» в Листвянке. Напомним: в минувший вторник решение об этом принял Кировский районный суд по иску Западно-Байкальской прокуратуры. Эксперты оценили вердикт судьи как весьма неоднозначный, собственник отеля намерен подавать кассационную жалобу, а работники «Маяка», не дожидаясь юридического завершения конфликта, решили высказать свое отношение к ситуации, выйдя на пикет.

Второй дом

Пикет начался в два часа дня. Погода к этому моменту вышла на свой — не только субботний, но и, судя по прогнозу, февральский — максимум: столбик термометра перевалил за ноль и показывал один градус тепла. Невольно казалось, что сама природа взялась поддержать пикетировавших, многие из которых пришли на площадь имени 50-летия СССР вместе с детьми. А высказать работникам «Маяка» на пикете было что. Решение о закрытии свалилось на них буквально как снег на голову. Для многих работа в отеле — единственная возможность выжить. Ведь «Маяк» стал, по сути, градообразующим предприятием для самой Листвянки и близлежащих деревень — Никола, Большая Речка, Бурдаковка, Бурдугуз.

— Найти работу ни в Листвянке, ни где-то поблизости невозможно, — говорит Светлана Тарасова, заведующая хозяйством отеля «Маяк». — Если отель закроют, мы окажемся, по сути, выброшенными на улицу. А ведь у нас есть дети. У многих в семье вообще один человек работает, и он — единственный кормилец.

— У многих кредиты есть, — робко сказал кто-то из сотрудников «Маяка», стоявших поблизости плотной группой.

— Да-да, — поддержали все едва ли не хором. — Мы почти все кредиты взяли. Работа стабильная, заработок неплохой — банки без проблем деньги давали. А теперь что делать? По миру идти?

Татьяна Лесничая, главный администратор отеля, трудится в «Маяке» меньше года, но уже не представляет себя без этой работы.

— Это наш второй дом, — говорит она. — Я пришла на пикет в надежде, что нам помогут, что дело о закрытии «Маяка» будет пересмотрено и несправедливое решение отменят.

Символ поселка

Кроме сотрудников «Маяка» на пикет вышли жители Листвянки, непосредственно к отелю, на первый взгляд, отношения не имеющие. По это только на первый взгляд. На самом деле они прекрасно понимают, что без «Маяка» поселок захиреет, вернется на уровень середины 90-х годов, в эпоху дикого туризма, интересного лишь экстремалам и искателям приключений.

Многие жители Листвянки приехали на пикет из чувства солидарности: в «Маяке» у них работают друзья, подруги, родственники. Они понимают, что закрытие отеля станет крахом для этих семей.

Любопытно, что те жители Листвянки, которые не поехали в Иркутск, выразили свое мнение о происходящем, что называется, на месте. Прямо на льду Байкала, в непосредственной близости от отеля «Маяк» они сделали огромную надпись, явно видимую из космоса: «Путин, спасите «Маяк»!»

Среди участников пикета много героев наших предыдущих публикаций. После ареста экс-мэра Листвянки Татьяны Казаковой, который изначально выглядел нелогичным, а поэтому попахивал заказом, эти люди обращались в газету с просьбой поддержать их мэра. Они связывали с Казаковой возможность развития поселка, его поступательное движение и превращение в территорию, комфортную для проживания.

И вот сначала у жителей Листвянки отняли мэра. А теперь пытаются закрыть объект, который стал для многих символом новой жизни.

— Одна несправедливость за другой! — возмущенно сказала одна из жительниц Листвянки. — Как жить-то дальше?..

Слово «несправедливость» вообще звучало на пикете чаще других.

«Обидно слышать неправду»

Естественно, в ходе общения с сотрудниками отеля, вышедшими на пикет, возник вопрос о безопасности «Маяка». Действительно ли здесь стены трескаются, как об этом заявляют представители прокуратуры?

— Я в отеле с первого дня работаю, — говорит Светлана Тарасова, заведующая хозяйством. — Каждый кирпичик здесь знаю. Все, что касается разговоров об его ненадежности, — надуманно, неправда.

Нина Степанова и Лариса Полякова, бухгалтеры «Маяка», согласно кивают головами:

— Когда землетрясение в августе 2008 года было, мы как раз в отеле находились. Потрясло, конечно, хорошо, но не более чем в других местах. Мы потом впечатлениями делились. Ни трещин никаких, ни изломов по отелю не пошло. Обидно слышать, когда люди начинают чего-то выдумывать по этому поводу.

А в стороне от пикета в этот момент проходил разговор между уже немолодой женщиной — жительницей Листвянки — и подполковником милиции, пришедшим, по его собственным словам, выяснить, не нарушается ли общественный порядок. Порядок не нарушался. Подполковник, возможно, хотел уже уйти, но жительница Листвянки нашла в нем представителя власти, которому можно излить душу.

— Я живу в Листвянке в одном из благоустроенных домов. Там два одинаковых дома рядом стоят. Так вот, ни в одном из них ни разу не было ремонта. Дома уже потрескались, щели везде, но никто дома не закрывает. Мы ходим везде, говорим: «Выселите нас!» Но никому дела нет. А «Маяк» при этом закрывать собираетесь!

Подполковник молчал, даже когда его причислили к лицам, собирающимся закрыть отель.

Тревожный звоночек

Впрочем, судя по содержанию плакатов, выставленных на пикете, и сотрудники «Маяка», и жители Листвянки прекрасно осведомлены об истинной причине появления решения о закрытии отеля и разговоры о его надежности или ненадежности поддерживают чисто из вежливости.

То, что «Маяк» — один из эпизодов широкомасштабной кампании, организованной правоохранительными органами против экс-мэра Листвянки Татьяны Казаковой, было очевидно всем собравшимся на пикете.

Будучи обвиняемой только в экономических преступлениях, Казакова более двух лет провела в СИЗО. Предприятия ассоциации «Байкальская виза», которую Казакова возглавляла до избрания ее на мэрское кресло, десятки раз подвергались разного рода проверкам. Решение по закрытию «Маяка», входящего в «Байкальскую визу», было принято за одни сутки, при этом суд отклонил все ходатайства защиты о проведении дополнительной экспертизы здания. Все эти факты широко известны, они выстраиваются один за другим, словно звенья одной цепи. И не заметить связь между этими фактами просто невозможно.

«Сегодня «Маяк», а завтра кого?..», «Путин, останови беспредел прокуратуры!», «Иркутская область: здесь коррупция есть» — вот лишь немногие лозунги, которые пикетчики написали на плакатах. Судя по реакции водителей автомобилей, проезжавших мимо, многие из них поддерживали собравшихся, выразив свое одобрение долгими гудками.

Такое понимание ситуации для правоохранительных органов вообще и для прокуратуры в частности должно стать очень тревожным звоночком. Особенно в контексте событий, происходящих сейчас в стране. У всех на слуху скандальная ситуация вокруг дела о незаконном игорном бизнесе в Подмосковье.

Напомним, что в минувшую пятницу генеральный прокурор РФ Юрий Чайка по сути отказал следствию в возбуждении уголовного дела об организации этого бизнеса. А дело это между тем видится очень любопытным. Потому что, согласно данным ФСБ, организатор преступной схемы имеет тесные контакты с первым заместителем прокурора Московской области. Более того, есть сведения, что игорная группировка оплачивала загранпоездки прокурору Подмосковья и другим работникам областной прокуратуры и ГУВД. И при этом следственно-оперативная группа столкнулась с активным противодействием в расследовании дела, в том числе «со стороны надзирающих органов в лице прокуратуры Московской области».

И все это случилось накануне пикета.

Поэтому было вполне прогнозируемо, что скандал вокруг прокуратуры стал одной из тем обсуждения на пикете, где добрая половина плакатов этой самой прокуратуре и была посвящена.

— Как так? — недоумевал один из пикетчиков, пожилой мужчина, который обозначил свой статус как «сочувствующий иркутянин», но представиться для прессы отказался. — С одной стороны, прокуратура игорный бизнес, выходит, крышует, а с другой — «Маяк» закрывает, то есть по туризму бьет. Это что за прокуратура такая?

А завтра кого?

Дмитрий Матвеев, генеральный директор ассоциации «Байкальская виза», также принял участие в пикете.

— Сегодня сюда пришли работники не только «Маяка», но и других подразделений «Байкальской визы», — сказал он. — Никто специально их не собирал, они приехали сами, потому что понимают: вслед на «Маяком» может последовать кампания против любой другой гостиницы. Они надеются остановить беспредел на первой стадии, поэтому и пришли на пикет.

Всего, по словам Дмитрия Матвеева, на объектах «Байкальской визы» работает порядка восьмисот человек. Дмитрий Матвеев выразил уверенность, что решение суда по закрытию отеля «Маяк» будет пересмотрено.

— Я думаю, у суда наконец-то появится понимание того, что в данной ситуации отдельные личности просто манипулируют органами правопорядка. И в угоду этим личностям принимаются решения, которые не просто закрывают отдельно взятый отель, а отбрасывают всю туристическую отрасль на десятки лет назад.

Хотелось бы, конечно, считать, что, оценивая подобным образом туристические перспективы региона, глава «Байкальской визы» несколько преувеличивает. Но, увы, это не так. На выставке «Байкалтур», которая проходила на прошлось неделе, только и разговоров было, что о «Маяке». Известие о закрытии отеля стало для туроператоров очень неприятной неожиданностью. Возможно, поэтому, по оценке нашего корреспондента, побывавшего на выставке, она прошла в этом году достаточно вяло, неинтересно. И даже традиционного для нашей газеты репортажа с «Байкалтура» в этом году не будет.

Разговаривая в пятницу с одним из известных представителей турбизнеса Иркутска, автор этих строк ощутил в собеседнике некую апатию.

— Туристический бизнес в Прибайкалье — крайне рискованное дело, — сказал он. — Все держится на комбинации множества факторов. И когда закрывается такой объект, как «Маяк», рушится все. И каждый из нас понимает, что по большому счету в любой гостинице можно найти какое-то нарушение и, как следствие, повод для закрытия. Работать не хочется.

Судебная тенденция

Как мы уже сообщали со ссылкой на Наталью Волошину, представителя ООО «Перспектива», кассационная жалоба на вердикт Кировского суда будет подана после 25 февраля, когда суд выдаст резолютивную часть решения.

Многие участники субботнего пикета высказывали надежду на справедливое решение суда второй инстанции, то есть областного суда. Однако Анна Краснозвездова, директор «Байкальской правовой гильдии», в беседе с корреспондентом «СМ Номер один» не разделила всеобщего оптимизма на этот счет.

— Если учитывать ту тенденцию, которая прослеживается в Иркутской области в оценке судами разных инстанций дел, связанных с «Байкальской визой», я бы не стала высказывать уверенности в удовлетворении нашей жалобы, — сказала она.

При этом Анна Краснозвездова добавила, что, исходя из практики подобных дел, Верховный суд практически наверняка удовлетворит жалобу. Но пока дело дойдет до Верховного суда, пройдет немало времени — и весь этот период «Маяк» будет в некоем правовом вакууме.

Закон таков, что отказ областного суда в удовлетворении кассационной жалобы повлечет за собой закрытие гостиницы. Если для региона последствия такого решения будут просто плачевными, то для каждой отдельно взятой семьи сотрудников «Маяка» — просто катастрофическими. При этом все понимают, что само по себе «дело «Маяка» — не более чем удовлетворение чьих-то личных амбиций. Не слишком ли дорого приходится за эти амбиции платить?

Метки:
baikalpress_id:  14 345