Кто ответит за сломанное сердце?

Житель Приангарья проигрывает суды, потому что прокуратура потеряла вещественное доказательство

Пенсионер Сергей Кекух уже десять лет судится с немецкой фирмой, производящей всемирно известную марку кардиостимуляторов. В 2002 году в его организме произошла авария: в подключичной вене переломился электрод кардиостимулятора, установленного в сердце пациента. С тех пор пенсионер пытается доказать, что фирма нанесла ущерб его здоровью — после поломки электрода он перенес уже пять операций. Усилия его пока ни к чему не привели. Напротив, российская Фемида заставила инвалида ежемесячно отдавать представителям поставщика половину его пенсии — в качестве компенсации за то, что московские представители немецкой медицинской фирмы прилетели в Иркутскую область на суд. Они жили в номере, суточная стоимость которого равняется двухмесячной пенсии инвалида.

Почему сломался электрод?

В двух словах историю Кекуха не расскажешь. Хотя бы потому, что это история длиною в тринадцать лет. А еще потому, что события этих лет настолько же абсурдны, насколько и типичны для России. Поэтому сам собой складывается целый роман в документах и официальных эпистолах, глубокий и безнадежный. Смысл его таков: здравый смысл не имеет ничего общего с законом, точно так же как и справедливость.

В 1998 году Сергею Кекуху, жителю поселка Свердлово Усть-Ордынского Бурятского автономного округа, был вживлен кардиостимулятор с электродом, купленный на его имя администрацией округа, которая тогда подчинялась напрямую Москве. Кардиостимулятор был оплачен. Его привез в область кардиохирург областной клинической больницы Сергей Сидоров — в числе других стимуляторов, переданных ему в Томске на симпозиуме по кардиологии представителем немецкой фирмы «Биотроник ГМБиХ». Сидоров и вживил прибор в сердце пациента Кекуха. Он же и диагностировал в 2002 году полный перелом электрода. Вытащить инородное тело не рискнули — боялись повредить сосуд, к стенке которого электрод «прислонился». Кардиостимулятор заменили — на отечественный «Юниор».

Кекух, перенесший вследствие перелома электрода несколько операций, написал претензию к фирме-производителю в Германию. Однако откликнулись на письмо не немцы, а московская контора с одноименным названием «Биотроник», пояснив, что является представителем немецкой стороны.

Отвечая на претензию, они вроде как обнадежили, что ведут консультации с врачами и юристами юридическим отделом компании в Германии. Сообщили, что гарантия на прибор — три года, а электроды вообще не имеют гарантии. Предупредили, что сведения нельзя использовать в суде. Они пригласили Сергея Кекуха в Москву на обследование, оплатив ему билеты и проживание. Его обследовали в институте Бакулева.

— Я, честно говоря, не понял, зачем меня вызывали, — недоумевает Кекух. В 2003—2004 годах в Новосибирске была проведена судебно-медицинская экспертиза, которая показала, что возможны три причины перелома электрода: чрезмерная нагрузка, ошибка хирурга, брак производителя. Но хирург все сделал правильно. Чрезмерные нагрузки Сергей Кекух вряд ли испытывал — такие кардиостимуляторы ставят спортсменам, которые, согласитесь, испытывают куда более существенные и регулярные нагрузки, чем сельский инвалид. Сам Кекух был уверен (и уверен до сих пор), что дело в заводском браке.

Суд: пенсионер должен заплатить за все

Кекух, ссылаясь на Закон «О защите прав потребителей», составил исковое заявление о возмещении морального ущерба, указав ответчиком немецкую фирму Biotronik Gmb&Co. Однако и на суд явились москвичи. Непонятно только, чего явились. Когда в 2005 году судом было принято решение в пользу Кекуха о взыскании с ответчика 1 миллиона рублей, московская компания «Биотроник» заявила: «Суд возложил обязанность за возмещение морального вреда на юридическое лицо — ООО «Биотроник», которого не существовало на момент возникновения правоотношений, послуживших основанием к иску. В дело не привлекалась фирма «Биотроник Гмб Аш энд Ко» (Германия). ООО «Биотроник» не представляло в суд никаких документов, подтверждающих полномочия в качестве представителя фирмы «Биотроник Гмб Аш энд КО»... Само же ООО «Биотроник» не являлось ни производителем переломившегося электрода, ни его поставщиком...». То есть ООО «Биотроник» никаким образом не было связано с рассмотрением иска, который подал Сергей Кекух. Их жалоба была удовлетворена.

Почему же суд привлек в качестве ответчика это ООО? Вопрос без ответа. Почему же ООО судилось три года, вместо того чтобы сразу заявить: «Мы к этому делу отношения не имеем».

— Я с жалобой обратился в окружной суд, оттуда дело направили в Верховный суд. Оттуда спустили в Иркутский областной. Областной суд отменил решение прежнего судьи и отправил мое дело на пересуд — на рассмотрение судьи Эхирит-Булагатского районного суда Покровской. В мае 2006 года с первого же заседания судья удалилась на совещание. По возвращении вынесла решение: взыскать с меня 129 тысяч рублей в пользу москвичей.

За что же Кекух должен был платить москвичам? За то, наверное, что побеспокоил уважаемых людей. Они прибыли на судебное заседание в такую даль, жили тут в гостинице, суточное проживание в которой стоит столько, сколько две пенсии гражданина Кекуха.

С тех пор инвалид, не успев подать кассационную жалобу в десятидневный срок, по решению судьи Покровской платит с пенсионных отчислений (то есть у него попросту высчитывают из пенсии) московской фирме, которой не существовало «на момент возникновения правоотношений», за то, что ее представители приехали на суд. Причем на суд их вызвал не Сергей Кекух, а судья Эхирит-Булагатского районного суда — по своему усмотрению. Так, может, из ее судейской зарплаты и надо высчитывать убытки?

Вещдок прокуратура потеряла

Сергей не отчаялся. Он понимал, что единственным способом доказать брак было представить извлеченный из тела электрод. — Ни один суд почему-то не задал вопрос: а не следует ли извлечь электрод?

Скоро представился случай предъявить суду главное доказательство, определив причину перелома электрода: в 2007 году Кекух попадает в больницу — электрод оторвался в сосуде, где находился, спустился в сердце и свернулся там в клубок. Электрод вытащили — через бедренную артерию, то есть фактически через все тело. «Вещественное доказательство получено!» — ликовал Кекух. Прокуратура изъяла вещдок из областной клинической больницы под протокол.

Местная прокуратура к этому времени была в курсе дела Сергея Кекуха. В 2004 году он потребовал возбудить дело по статье 232, ч. 1 УК РФ «Нанесение вреда здоровью». Но ему бесконечно отказывали. Он жаловался в вышестоящие инстанции, те аннулировали постановления об отказе и отправляли на дополнительную проверку. Но в районной прокуратуре ему отказывали снова. Инвалид накопил десять отказов. Вот, например, почему отказывает в 2006 году старший следователь прокуратуры Протасов (ныне — прокурор Осинского района): «У официального представителя фирмы «Биотроник» в РФ не было прямого умысла на сбыт кардиостимуляторов, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей». Следователь Николаев, уже в 2008 году: «Согласно диспозиции ст. 238 УК РФ, реализация товаров, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, может быть осуществлена только с прямым умыслом на совершение данных действий, то есть когда продавец осознает, что реализуемый товар не отвечает указанным требованиям. В действиях продавца указанные признаки наличия состава преступления, предусмотренного ст. 238 УК РФ, своего подтверждения не нашли. Так, в материалах проверки имеются документы, что электрокардиостимуляторы соответствуют требованиям безопасности».

Но вот вопрос: кто-нибудь из следователей опрашивал человека, передавшего в 1998 году кардиостимуляторы иркутскому кардиохирургу? Что вообще известно о той партии медоборудования? Об этом в постановлениях об отказе в возбуждении уголовного дела ничего не сказано.

Итак, теперь у Кекуха был вещдок, и он мог рассчитывать, что в прокуратуре отнесутся к его делу серьезнее, чем раньше. Сначала вещдок отправили в лабораторию судебной экспертизы в Иркутске. Там ответили: «Площадь для исследования слишком мала, ничего не можем сделать». Тогда электрод поехал в центр судебно-медицинской экспертизы при Минюсте РФ. Ответ был такой: «Нужной аппаратуры нет, анализ провести не можем».

— Я путем долгих мытарств сам нашел организацию, которая могла бы дать, в частности, ответ на вопрос, почему произошел перелом электрода. ЗАО «Кардиоэлектроника» из г. Климовска, которая производит отечественные стимуляторы, несколько прояснило ситуацию: «Вероятной причиной обрыва (перелома спирали-проводника) электрода могли быть усталостные напряжения металла при локальном сгибе электрода из-за значительного поперечного сечения изолирующей трубки на незначительном месте перелома. Дефект изолирующей трубки хорошо просматривается под микроскопом. Вероятнее всего, носит производственный характер. Вне зависимости от физических нагрузок перелом спирали при данном дефекте изолирующей трубки был неизбежен».

Правда, предупредили, что ЗАО — не исследовательская лаборатория и не имеет лицензии на данный вид деятельности, поэтому заключение носит консультативный характер. И все же это был прорыв. Сергей Кекух стал ждать, когда фрагмент электрода вернется в прокуратуру. Вещдок был выслан обратно почтой. Но до прокуратуры он не дошел.

Дело в том, что почта прокуратуры в районе традиционно приходила на почтовый ящик милиции и после получения сортировалась. Пометка о получении письма от ЗАО «Кардиоэлектроника» на почте имеется. Само письмо с конвертом имеется. Но конверт поступил в прокуратуру вскрытым, электрода там не было. Кто же вскрыл конверт и куда делся электрод? Было проведено служебное расследование, которое, конечно же, не помогло в поисках вещественного доказательства. Оно исчезло бесследно. Виновных в пропаже милицейское начальство обязалось наказать. Но Сергею Кекуху от этого легче не стало — теперь, не имея на руках электрода, как он станет доказывать вину производителя этого самого электрода? Во всех его дальнейших судебных неудачах можно с чистым сердцем обвинить прокуратуру района, которая не смогла сохранить вещественное доказательство из-за отсутствия отдельного почтового ящика, и сотрудников милиции, которые вскрыли чужое письмо. Может быть, в таком случае они финансово поучаствуют в возмещении убытков пенсионеру Сергею Кекуху?

Еще один обломок электрода

В ноябре 2010 года Сергей Кекух проиграл очередной суд. На этот раз он, теперь житель города Шелехова, подал иск в Шелеховский городской суд. Теперь, спустя столько лет, перенеся пять операций, пенсионер решил потребовать в качестве морального ущерба 120 миллионов рублей, потому что более четырех лет он находился между жизнью и смертью.

— Утеря электрода все осложнила, но и без него я могу выиграть суд. Согласно Закону «О защите прав потребителей», потерпевший должен доказать только факт причинения вреда определенными действиями или бездействием ответчика, а не вину производителей. Электрод является источником повышенной опасности — невозможно контролировать его в полном объеме, отслеживать, исправен ли аппарат. Вред мне был причинен во время работы кардиостимулятора. И должен быть возмещен, — уверен пенсионер.

Мы не станем вдаваться в юридические тонкости. Скажем лишь, что на суд явилась спустя несколько лет все та же московская фирма, правда теперь как официальный представитель, с доверенностью от немецкого «Биотроника». Судья вынесла решение отказать в удовлетворении требований Сергея Кекуха — доказательство ведь утеряно. — Но я все равно не остановлюсь. У меня есть решимость дойти до Страсбургского суда, — говорит Сергей.

Кстати, в организме Сергея находится еще один обломок электрода — длиной 2 см. Неужели вся надежда теперь на него?..

Метки:
baikalpress_id:  23 977