Будет ли восстановлена «Сибирь»?

Рабочие уже начали для чего-то расчищать пустырь

Чуть больше 15 лет назад центральная улица Иркутска лишилась части достопримечательного строения — пожар, который обратил в пепелище левое крыло гостиницы «Сибирь», до сих пор именуют самым страшным в современной истории города. Бульдозеры расчистили место трагедии от руин, пустырь обнесли забором. С годами ограждение прочно влилось в уличный пейзаж, став одним из элементов городской среды. А ведь тогда, в 95-м, широкая общественность не сомневалась: пустырь в центре города — явление временное.

Разбивали окна и прыгали вниз

Жители дома № 19 по улице Свердлова, окна которого выходили некогда на гостиничный двор, стали невольными очевидцами трагедии. В ночь с 13 на 14 марта 1995 года супругов Екатерину и Олега Кущинских разбудили рев спецтехники, гул огня. Действие, которое разворачивалось перед фасадом их дома, было сродни кадрам фильма-катастрофы:

— Это было страшно, очень страшно. Постояльцы гостиницы прыгали вниз в чем были: в нижнем белье, в ночных рубашках. Прыгали даже с четвертого этажа, — рассказывает Екатерина Кущинская. — Мы вынесли из дома всю теплую одежду, которая у нас была.

— Помощь пострадавшим оказывал весь наш двор, — добавляет Олег, муж Екатерины. — Тех, кто, упав с высоты, был не в состоянии подняться, мы, подложив под них одежду, аккуратно оттаскивали в сторону от горевшего здания.

Пожар продолжался 12 часов. Лишь ценой невероятных усилий борцам службы 01 и курсантам высшей школы МВД удалось отстоять правое крыло, сохранив часть здания гостиницы «Сибирь». В общей сложности огонь уничтожил свыше трех тысяч квадратных метров площади. На пепелище были найдены останки семи человек. Судьба еще пяти постояльцев не установлена.

Проект есть, толку нет

Пепелище в центре города, говорят, дымилось еще долго. Потом руины снесли, а пустырь огородили. И хотя вопрос восстановления сгоревшей части гостиницы впоследствии поднимался не раз, ситуация так не и не изменилась.

Напомним, что гостиница «Сибирь» была построена по проекту архитектора Казимира Миталя в начале 30-х годов прошлого столетия. Четырехэтажное строение являло собой классический пример здания, выполненного в стиле конструктивизма: вертикальные линии, округлые формы, отсутствие декоративных элементов. Считается, что именно одна из его архитектурных особенностей — пустотные перекрытия, выполненные из дерева, — и стала причиной быстрого распространения огня и, как следствие, масштабности пожара.

Существует проект восстановления здания, к его разработке специалисты Иркутскгражданпроекта приступили сразу, в середине 90-х. Отметим, что речь идет не о восстановлении сгоревшей части здания, а о строительстве современного гостиничного комплекса, но с фасадом, выполненным в стиле конструктивизма. Такое решение позволит воссоздать утраченные детали архитектурного памятника и вернуть зданию исторический облик. Согласно проекту, в который по заказу собственника неоднократно вносились изменения, комплекс предполагает размещение гостиничных номеров, делового центра, ресторанов, магазинов, фитнес-центров и прочих изысков. По итогам разработки он был одобрен на реставрационном совете, однако к дальнейшим шагам по его реализации собственник приступать не спешил.

Согласно проекту, гостиничный комплекс уходит вглубь квартала и затрагивает территорию, на которой стоит раритетный дом по адресу Свердлова, 19. По одному из двух вариантов проекта здание предполагается снести. Однако, несмотря на более чем плачевное состояние старинного особняка, сносу дом не подлежит, поскольку числится в списке памятников регионального значения. Пересмотр вопроса требовал проведения историко-культурной экспертизы. «В итоге экспертиза не была оплачена заинтересованным лицом, и едва начавшаяся работа вновь остановилась», — прокомментировала тогда начальник отдела истории, архитектуры и градостроительства службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области Галина Устюгова.

За забором — раритетный дом и нищие

Тем временем ограждение, за которым скрывается пустырь, прочно влилось в общий уличный пейзаж. Пустое место каждое лето заселяют бомжи и забулдыги. С левой стороны пустыря, изрядно заросшего кустами и деревьями, и сейчас можно разглядеть остатки шалаша, сложенного из веток. Летом эта малая архитектурная форма, судя по всему, служила для кого-то временным пристанищем.

О раритетном доме, памятнике архитектуры регионального значения, фасад которого выходит теперь прямиком на пустырь, стоит сказать в отдельности. На сегодняшний день в маленьких тесных квартирках, на которые был разбит некогда старинный особняк XIX века, проживает около 20 семей в составе чуть более полста человек. Условия, в которых ютятся люди, даже сносными назвать сложно. Покатые полы, трещины и дыры в стенах, свисающие над головой кирпичи... Дом давно признан аварийным, расселить его городские власти обещали как минимум последние лет пять.

И вот буквально месяц назад на стенах и дверях были расклеены долгожданные уведомления о предстоящем переезде. В рамках программы «Переселение граждан из ветхого и аварийного жилья» людям предлагают сменить стены архитектурного памятника на новостройки. В соответствии с условиями программы жилье предоставляют из расчета общей площади. Главное условие — квартиры по метражу должны быть не меньше тех, что были раньше. Менять скромные жилища в центре города на столь же скромные квартирки, но на окраине народ в большинстве своем не хочет. Факт столь неожиданного расселения люди связывают с началом работ на пустыре.

Из бесед с местными жителями выяснилось, что около месяца назад жизнь на территории вдруг оживилась: рабочие принялись расчищать мусор, латать дыры в заборе и прокладывать кабель. Людей сей факт крайне взволновал, ведь дом, который и без того на ладан дышит, соседства со стройплощадкой явно не переживет.

— В итоге одна из наших соседок отправилась ругаться с рабочими, после чего на пустыре вновь все стихло. А буквально через неделю-две нас вдруг принялись расселять, — рассказывает Екатерина Кущинская.

Будут строить?

Что побудило собственников к наведению порядка — неясно. И в Иркутскгражданпроекте, и в центре сохранения наследия заверили: работы по реализации проекта по восстановлению исторического облика бывшей гостиницы «Сибирь» за последние полтора года не ведутся.

— Изменений ровным счетом никаких. По нашей информации, ни малейших шагов в сторону реализации проекта собственник так и не предпринял, — прокомментировала ситуацию вице-президент Союза архитекторов России, руководитель мастерской Иркутскгражданпроекта Елена Григорьева.

В городской администрации в свою очередь подтвердили: жильцов дома по адресу Свердлова, 19, расселяют в рамках реализации программы «Переселение граждан из ветхого и аварийного жилья». Что касается самого дома, то он, как памятник архитектуры, сносу не подлежит.

Как долго в центре города будет красоваться пустырь, огражденный забором, неизвестно. Как неизвестно и то, какая все же судьба ожидает проект восстановления исторического облика «Сибири», а вместе с ним и старинный особняк XIX века. Куда бы мы ни обращались, выяснить ответы на эти вопросы нам так и не удалось. В генплане города Иркутска, по словам главного архитектора проектов департамента градостроительного проектирования Иркутскгипродорнии Елены Хазыковой, сведений о том, какие конкретно объекты будут возвышаться в пределах данного квартала, не содержится.

По словам главного архитектора Иркутска, не содержится информации на сей счет и в проекте планировки центральной части города.

— Конечно, в пустыре, расположенном в самом центре Иркутска, ничего хорошего нет, — резюмирует Андрей Красильников, главный архитектор города. — Однако это частная территория, и принудить собственника к строительству или реконструкции объекта городские власти не вправе. Рычагов воздействия нет.

Наша попытка связаться с самим собственником успехом не увенчалась. Генеральный директор ООО «Ручей» — компании, которая заведует арендой офисных помещений в здании бывшей гостиницы «Сибирь», пояснила: давать комментарии по данному вопросу собственник избегает.

А может, в суд?

Неужели власти не в силах повлиять на ситуацию?

— Я считаю, что дело здесь не столько в отсутствии рычагов воздействия, сколько в отсутствии стремлений их найти. По-хорошему, отдавая в частные владения тот или иной объект, государство должно четко прописывать обязательства собственника. В Германии, во Франции есть даже такой термин — «собственность обязывает», — отмечает юрист Вячеслав Шляхов. — В целом же, апеллируя тем, что здание является архитектурным памятником, государство или, скажем, сами горожане вправе подать иск в суд с тем, чтобы обязать собственника к принятию мер или даже с целью изъятия объекта. Теоретически принятие положительных решений по таким искам возможно. Хотя, учитывая реалии российской современности такой процесс как минимум потребует хорошо подкованных юристов, значительного временного ресурса. Пока, к сожалению, в нашей стране теоретические возможности от практических разительно отличаются. В заключение остается отметить, что даже сейчас, когда город вовсю готовится к юбилейной дате, на фоне благоустройства Нижней Набережной, реконструкции 130-го квартала и реализации прочих масштабных проектов вопросом пустыря в самом центре Иркутска никто, похоже, не озадачен. Видимо, максимум, чего стоит ожидать ко дню масштабных празднеств, — свежую порцию детских рисунков на железобетонном ограждении.

Загрузка...