Покойников хоронят дважды

Жители тофаларского поселка Верхняя Гутара опасаются самосуда

Население большого, спрятанного в тайге тофаларского поселка Верхняя Гутара второй месяц пребывает в состоянии возмущения — смерть молодого жителя Гутары грозит вызвать под Новый год беспорядки, которые могут кончиться самосудом. Жители Гутары обратились с письмом в областную прокуратуру, требуя вмешаться и не допустить кровавых разборок.

Письмо из тайги

Верхняя Гутара — один из трех поселков Тофаларии, затерянной в тайге и горах. Добраться туда можно только по воздуху. Настолько отдельна жизнь здешних обитателей, настолько они оторваны от суматохи Большой земли, что сформировался здесь, в изоляции, особый микроклимат. Тофы — народ добрый и простодушный. Русские, которые живут рядом с тофами уже три поколения, тоже с простодушием и доверчивостью относятся друг к другу и к жизни. Они готовы к суровым условиям существования, но морально не готовы к таким событиям, свидетелями которых всей деревней стали в конце октября.

«Убийственная для нас история» — так определяет нынешнюю ситуацию Лидия Речкина, жительница Верхней Гутары, председатель совета родовой общины «Мадар». Речкина — русская, так же как и погибший, так же как и половина поселка Верхняя Гутара. Потомки золотоискателей, попадавших на здешние прииски реже по доброй воле, чаще как ссыльные и каторжные, давным-давно переняли уклад местного населения и тоже объединяются в родовые общины.

— Национальность не имеет значения. Образ жизни одинаковый — что у тофов, что у русских, все живем охотой, — утверждает Лидия Ивановна. Погибшего она знала хорошо, он состоял в ее общине. Именно она предложила, чтобы открытое письмо гутарцев попало в руки журналистов и, самое главное, в прокуратуру. В письме изложена история происшествия, названы те, кого односельчане винят в смерти Евгения. А также сообщается, что жители деревни уверены: коррупция была, есть и будет. Под текстом больше пятидесяти подписей, в том числе председателей совета двух общин (из трех имеющихся в Гутаре).

Естественная смерть после избиения

В последних числах октября на улице Верхней Гутары рядом с клубом был избит местный житель, тридцатилетний Евгений Морозов. Его били доской от забора и ногами. Он нашел в себе силы доползти до ближайшего дома. Там будто бы заснул. Но это была кома, из которой он уже не вышел. День пролежав дома, куда его перенесли, он скончался на руках у родителей. Те заявили в милицию.

В поселок на вертолете прибыла милицейская бригада, опросившая свидетелей. Милиция забрала с собой подозреваемых в избиении. Но со следующим бортом задержанные вернулись в Гутару и разошлись по домам. Дело об избиении не было заведено на том основании, что в заключении патологоанатома причина смерти была указана естественная — гипертензия, болезнь сердца. Согласно справке, побои не повлияли на состояние здоровья. Такой поворот дела возмутил деревенскую общественность. Люди не сомневаются, что именно избиение послужило причиной смерти односельчанина.

— Когда тело вернули матери, сказав, что смерть естественная, мы все испытали шок. Побои были страшные. Евгения видели после избиения. Есть свидетели — ребятишки 13—14 лет, сестра Евгения. Его старший брат, сидевший с ним до момента смерти, хотел сделать массаж сердца — Женя стал задыхаться. Но не смог — грудина ввалилась, ребра были переломаны. Шла кровь изо рта, из ушей. У меня палец глубоко зашел в рану на голове — череп проломили ему. И глаз вытек, — рассказывает Речкина.

На тот момент, когда тело отправляли на вертолете в Нижнеудинск, местных врачей не оказалось на месте — они выехали в командировку. Осмотреть тело они смогли позже, перед похоронами. Местные медики вместе с матерью погибшего осмотрели труп и очень подробно сфотографировали побои. Эти фотографии позже были отправлены матерью Евгения Морозова в прокуратуру.

Жители обратились в прокуратуру Нижнеудинска и Нижнеудинского района и потребовали провести независимую экспертизу. Они заподозрили патологоанатома, выдававшего заключение о причинах смерти, в коррупции. Считают, что он взял деньги за такое безобидное заключение. — Я лично разговаривала с прокурором по поводу независимой экспертизы. Но он посоветовал нам побыстрее похоронить тело. А потом, мол, спустя время, проведут и эксгумацию, и экспертизу. Конечно, нам не привыкать, у нас многих дважды хоронят. Традиция своего рода...

Невеселая традиция

Что значит «хоронят дважды»? Оказывается, в силу отдаленности Тофаларии имеются определенные сложности даже с таким обрядом, как похороны.

— Человек пять у нас так хоронили: похоронят, потом достанут на экспертизу. В данный момент на очереди двое или трое ждут эксгумации. Ведь сейчас и для пенсионеров нужно заключение о смерти. Если патологоанатом вылететь на место не может, из-за погодных условий, к примеру, то приходится хоронить без всяких справок. Раньше борт сразу давали, а теперь сложности, патологоанатом попасть к нам не может. А тело долго не пролежит, сами понимаете, — объясняет невеселую традицию Речкина.

Вот и приходится потом выкапывать, иначе родственники не смогут получить свидетельство о смерти. Семью Евгения Морозова ждет такое же испытание — похоронить сына и брата дважды.

— Но таких вопиющих случаев у нас еще не было. Зачем хоронить, а потом эксгумировать человека, причинять боль матери, если налицо срочная необходимость в экспертизе? — недоумевает за всех Лидия Ивановна. — Ведь были побои, есть свидетели, почему бы не завести уголовное дело, не назначить экспертизу?

Впрочем, главным здесь является не то, что покойного придется хоронить дважды, к этому мало-помалу в Гутаре привыкли. Беспокоит всех следующее: тело родственники похоронят, а потом не смогут добиться проведения экспертизы. А значит, и уголовное дело заведено не будет. А значит — не накажут виновных. В том, что напавшие на Евгения виновны в его смерти, здесь практически никто не сомневается. Именно это и вызывает тревогу.

До самосуда осталось две недели

И тревога оправданна. Всем известно, кто избивал Морозова. Этих троих называют в открытом письме жители Гутары. Двое из них взрослые люди, один — местный подросток, родственник убитого.

Самый старший — пришлый человек, русский. Три года назад он женился на местной девушке и остался в ее семье. Семья эта, сообщается в письме, занимается самогоноварением и гонит бражку. Собственно, этим занятием семейство обеспечило себе если не авторитет, то определенную репутацию в кругах местного населения. Дело в том, что специфика местного общества в том, что люди удручающе пьют; слабость местного коренного населения, тофов, к алкоголю превращает их в зависимых людей. — Они даже доверенности выдают самогонщикам на получение детских пособий, пенсий. Этого не скроешь, все это на наших глазах происходит, — рассказывает Лидия Речкина.

Она считает, что от этого разнузданного производства некачественного алкоголя происходят основные проблемы. Собственно, избиение и произошло на обычной бытовой почве — нападавшие были пьяны, отмечали двадцатилетие второго участника события, местного русского парня. Пьян был и третий — четырнадцатилетний подросток. Этот подросток — двоюродный брат покойного, но в его жилах течет и тофская кровь.

— Он вообще неплохой мальчик. Но напоили его. Он больной, его мать по докторам возила — что-то с психикой. Всем известно, что били Морозова ни за что. В деревне говорят, что компания, набравшись, решила блеснуть удалью и приходила не в один дом. Но покачать права перед теми, кто был намечен стать жертвой, не удалось, и тут попался односельчанин.

Ответить нападавшим в полную силу он не смог, так как недавно перенес внутриполостную операцию. В тот день Морозов готовился выйти в тайгу на охоту. Речкина особенно жалеет погибшего, говорит, что он серьезно взялся за свою жизнь после нескольких лет запустения.

— Семейная жизнь у него не сложилась. Казалось, он на все плюнул. А тут сын сказал, что нужен ноутбук, и Женя собрался в тайгу. И вот как получилось... Теперь даже не знаю, что будет. Мы этот Новый год ожидаем как кошмара. Придет праздник, начнут выпивать люди. Приятели Жени что-нибудь устроят. Будет самосуд, я в этом не сомневаюсь, — именно этим объясняет Лидия Речкина активность всех здравых людей Гутары, подписавших письмо.

Никто не хочет крови. Но скоро ситуацию будет сложно контролировать. Надеются только на то, что власти здраво подойдут к вопросу. Первые признаки этого уже проявились: в Верхнюю Гутару снова приехала опергруппа, заново опрашивали свидетелей, разговаривали с народом. Пришло и официальное письмо из областной прокуратуры, что обращение жителей принято к исполнению. До новогодних праздников еще полмесяца.

Загрузка...