Валентина Ронжина: «Цените свое время и живите достойно»

Подходит к концу год, а вместе с ним заканчивается проект Иркутскэнергосбыта, посвященный ветеранам войны и тыла, проработавшим в компании много лет. Читатели еженедельников «СМ Номер один» и «Пятница» знакомились с историями людей, которые своими глазами видели, как создавалась сибирская энергетика, как преображался далекий от центра страны, но любимый многими край. Поведанные героями статей рассказы были интересны читателям всех поколений. Важно не только знать, но и помнить о том ежедневном подвиге, который совершали все те, кто строил привычную для современных людей жизнь: возводили гидростанции, тянули ЛЭП, отдавали все силы для того, чтобы в домах было такое обыденное в наши дни электричество. Сегодня наш рассказ о судьбе Валентины Ронжиной, приехавшей в Сибирь из Нижегородской области.

Военный быт

Время было тяжелое, военное. Шестнадцатилетней Вале в 1941 году пришлось искать работу, чтобы помочь своей семье. Девушка устроилась на завод по производству самолетов курьером. Старинный купеческий город Павлово Нижегородской, а в советское время Горьковской, области был тыловым: немецкие самолеты летали над ним, но не бомбили. Но на всякий случай жили по военным нормам — окна местные жители обклеивали темной бумагой, чтобы летчикам не был виден свет. Утром нужно было вставать очень рано, в потемках, чтобы вовремя успеть на проходную завода. Идти нужно было далеко, через весь город и пустыри — семья жила в центре, а завод находился на самой окраине, но Валентина не унывала.

— Молодость — чудесная пора, все переносится легче, вот и я успевала не только на завод, но и подработать. Ведь платили тогда гроши: я получала 175 рублей и хлеб. Вот что было самое главное — эти 800 граммов мякины, ради хлеба и старались. Рядом текла широкая река Ока, зимой я делала там лунки — поить чужих лошадей. За труд хозяева рассчитывались соломой, которую можно было обменять на базаре на хлеб. Так и жили. В семье было пятеро детей. Старший брат и отец ушли на фронт, один из братьев погиб от голода. Оставшиеся выжили во многом благодаря Валентине. Но, несмотря на лишения, жизнь шла своим чередом. — Многие представляют военное время как пору постоянных сражений, но это не так. Да, было тяжело, но оставались и привычные до войны вещи. Например, в нашем доме внизу была парикмахерская. Зная, что я работаю на заводе авиастроения, девочки из парикмахерской очень просили меня принести им ацетон для маникюра. Иногда удавалось нелегально пронести для них малюсенькую баночку.

Любовь и госпиталь

Были и танцы. К ним готовились особенно тщательно. В городе находился госпиталь, и выздоравливающие солдаты с удовольствием шли на танцплощадку, чтобы провести вечер под звуки военных вальсов. — Мама часто говорила мне: «Доченька, за кого же ты выйдешь замуж, когда война закончится? Парней-то совсем не осталось», — говорит Валентина Ронжина. — Но это было не так — и во время войны, и после нее было много достойных кандидатур в мужья. Познакомиться можно было где угодно. Те же танцы! Я вспоминаю, как молодые люди тогда друг друга стеснялись. Девушки — своих скромных нарядов, а солдаты — пригласить на вальс. Мне интересно наблюдать за современной молодежью, и я сделала вывод, что сейчас замуж выйти гораздо сложнее, порядочных молодых людей очень мало. Поди-ка найди хорошего парня... Нет, сейчас в этом отношении тяжелее, чем в войну.

И Валентина Валерьяновна знает, о чем говорит. Со своим супругом Иваном Никитичем Ронжиным она познакомилась в госпитале. Встреча обернулась свадьбой и счастливым шестидесятилетним браком. — У Ивана после Сталинградской битвы были тяжелые ранения, особенно пострадали ноги. Одну хотели отнять, но потом решили дать ему шанс и отправили в госпиталь Бурденко в Москву. Там Ване сохранили ногу и сказали, что если бы он курил, то спасти конечность не смог бы ни один специалист. Вот вам наглядный пример вреда от табака, который, кстати, Иван всегда менял на сахар, а потом передавал гостинец для моей младшей сестры.

Мать-начальница

Иван Ронжин выписался из госпиталя и прошел всю войну, участвовал во многих кровопролитных сражениях. Его мечтой до войны была журналистика, свое желание писать он реализовал позже — в красочных повествованиях, адресованных своим внукам. Для них Иван Никитич оформил военные альбомы, им посвятил очерки, которые бережно хранятся в семейных архивах. А работал боец после окончания Второй мировой военным строителем. Работал там, куда направляло руководство. Вместе с ним переезжала и молодая жена Валентина. Так супруги и оказались в Сибири — на строительстве Ангарска.

— Раньше была такая практика — подселение. В 1953 году, когда мы только приехали в Ангарск, нас подселили к другой молодой семье. Отношения со всеми складывались замечательные, никаких бытовых склок, ссор и в помине не было. Я сразу влюбилась в этот замечательный край. Муж, как хороший инженер, быстро нашел общий язык с местными строителями, неожиданно свое призвание нашла и я.

Валентина Валерьяновна устроилась работать секретарем в Ангарское отделение Энергосбыта. Из-за войны она не смогла получить хорошее образование. Успела окончить всего семь классов, поэтому всю жизнь занималась самообразованием. Грамотность у Валентины Ронжиной благодаря любви к чтению была такая, что ей доверяли корректировать все важные документы предприятия.

— Я застала двух руководителей Ангарского отделения: Аленых и Суслова. Оба были прекрасными людьми, настоящими руководителями. Отношения с ними обоими у меня сложились хорошие. Мать-начальница — так в шутку называло меня начальство. Когда коллектив предприятия выезжал на полевые работы, меня оставляли на дежурства, доверяли решение производственных вопросов. Ответственность была большая, но я справлялась.

Дел тогда было много, это сейчас в работе помогают компьютеры, а тогда людям, работающим на печатных машинках, за вредность добавляли к отпуску 6 дней. Если учесть, что отпуск секретаря в Энергосбыте составлял всего 12 дней, прибавка была довольно ощутимой.

Не зря секретарей называют лицом компании. Всегда подтянутая, бодрая, готовая к выполнению своих обязанностей, Валентина Валерьяновна заслужила почет и уважение коллег. Работы было очень много, ангарский Энергосбыт обслуживал предприятия не только своего, но и Усольского района. В советское время работали настоящие гиганты — химфармкомбинат, кожхромзавод, несколько молокозаводов, пивзавод, да и за обычными потребителями нужен был контроль. Ни одного дня Валентина Ронжина не была на больничном, наоборот, старалась выйти и доделать задание, несмотря на выходные и праздники.

До сих пор Валентина Валерьяновна помнит, как ее провожали на пенсию. Пятнадцать лет она проработала в Энергосбыте. Чтобы поздравить ценного работника с заслуженным отдыхом, в Ангарск специально приехал директор иркутского Энергосбыта Лев Мусников. В подарок он привез стиральную машину. Отпускать Валентину Ронжину не хотели, просили поработать еще, но женщина ушла, чтобы помочь воспитывать внуков. На сегодняшний день двое детей подарили ей четырех внуков, которые в свою очередь осчастливили бабушку тремя правнуками.

Валентина Валерьяновна рада, что ее не забывают не только родственники. Каждый год накануне 9 Мая в гости приходят коллеги — молодые энергетики. И хотя она ушла на пенсию в далеком 1979 году, помнят о том вкладе, который она внесла в развитие энергетической отрасли. Помогают оплачивать коммунальные платежи, присылают подарки, поздравления с праздниками.

— Мне 86 лет, и я, оглядываясь на свою жизнь, стараюсь сравнивать и анализировать прошлое и будущее. Часто вспоминаю слова Бальзака, которые прочитала еще в юности: «Человек начинает жить тогда, когда ему пора умирать». На пенсии мне живется хорошо, у меня счастливая старость, у нас замечательная семья, но я хочу сказать молодым: живите, пожалуйста, сейчас, цените свое время, живите достойно, чтобы вам в старости, так же как и представителям моего поколения, не было стыдно за те дела, которые вы совершали в молодости.

Метки:
baikalpress_id:  23 853
Загрузка...