Предприниматель ищет пропавшую девушку

После того как в его доме искали тело молодой особы, бизнесмен обратился в суд

Эта история началась в августе этого года, после странного исчезновения 27-летней уроженки Усть-Орды Инны Масаевой. Иркутянин Алексей Захаров работал вместе с Инной в одной организации и состоял с ней в близких отношениях. Когда Инна пропала, для правоохранительных органов Алексей стал первым подозреваемым. Методы, которые применяют сотрудники правопорядка к молодому человеку и его отцу, мягко говоря, вызывают вопросы. Отец Алексея, предприниматель Виталий Захаров, считает, что следователи нарушают закон, и подал в суд жалобу.

После исчезновения была на «Одноклассниках»

Виталий Захаров откровенно рассказывает, что его сын имел с Инной внебрачные отношения.

— Леша женат. Когда у него начался служебный роман с Инной, он ушел из семьи. Я на него надавил — все-таки ребенок маленький растет, и он вернулся, — говорит Виталий Михайлович. — Этим летом сын продает свою автомашину и собирается ехать в Москву за новой. Впоследствии выяснилось, что в столице он не был, вместе с Инной они отправились в Калининград. Там они жили, там Леша купил машину.

Через некоторое время Алексей позвонил отцу: «У меня проблема. Инна пропала, мне звонят ее родственники, угрожают, говорят, что, если она не найдется, они заберут моего сына». В тот момент Алексей и признался, что не был в Москве. Последний раз он видел Инну 7 августа, они вернулись из Калининграда, переночевали у девушки, утром Алексей уехал домой, а Инна собиралась в парикмахерскую.

— Мы пошли в парикмахерскую, там говорят: «Да, она у нас была, мы ее помним», — рассказывает Виталий Захаров о собственном расследовании. — Парикмахерша хорошо запомнила Инну — ей была нужна определенная краска для волос, в парикмахерской такой краски не оказалось, и ее отправили на рынок «4 сезона». Она уехала, там тоже ее запомнил продавец, но с тех пор больше никто ее не видел. Парикмахерша сказала, что можно взять запись видеосъемки, на здании установлена камера, но, поскольку нужен был официальный запрос, запись нам не дали. 23 сентября Алексея увезли милиционеры. Виталий Захаров долго колесил по отделениям, но не смог найти следов сына. Он знал, что у Инны есть родственники в правоохранительных органах.

— У меня были подозрения, что сына забрали родственники Инны и куда-то его увезли. Может, даже в колонию, это самый надежный способ спрятать человека — нипочем не найдешь.

Алексей нашелся в Кировском ОМ № 5. Его допрашивали в отделе по раскрытию особо тяжких преступлений. До приезда отца Алексея били. — Я рассказал, что мы были в парикмахерской, — продолжает Виталий Захаров. — Спросил у них про видеосъемку — они, оказывается, ее не запрашивали. И вообще не были в парикмахерской. К тому же мы с Лешей искали ее на сайте «Одноклассники». Она была там 14 сентября, в то время как числится пропавшей с 8 августа. В милиции выйти на сайт даже не подумали. С их ноутбука мы снова вышли в Интернет. Выяснилось, что она была на сайте и позже. Мы тоже заходили на сайт «Одноклассники». Там зафиксировано последнее посещение Инны — 28 сентября. Следователь заявил Захаровым: «Мы уверены, что она убита и что убил ее Алексей Захаров. У меня профессиональное чутье».

— И при этом нет ни доказательств, ни трупа, — недоумевает Виталий Михайлович. — По их настоянию сын прошел обследование на детекторе лжи, который опроверг его причастность к преступлению. После всего следователь извинился, попросил никуда не обращаться и не жаловаться. Для нас тогда главное было, чтобы они отвязались, мы даже побои снимать не стали. А ведь Алексей шел по делу как свидетель, никаких доказательств его вины не было, задержание было незаконно. В то время даже уголовное дело не было возбуждено.

18 октября я ездил в Усть-Орду, пришел к матери Инны, рассказал, кто я. Поговорили мы нормально, без повышенных тонов, и что меня больше всего удивило — мать совершенно спокойна, в милиции не была, да ее туда и не вызвали. У матери был паспорт Инны, его передала усть-ордынская продавщица. Документ принес в магазин какой-то незнакомый мужчина. Мать об этом никому не сказала, и в милиции об этом даже не знали.

Обыск с избиением

26 октября в доме Виталия Захарова начался обыск, который шокировал всю семью.

— В то утро жена собирала ребенка в школу, я спал, — вспоминает наш собеседник. — В это время возле нашего дома высадилась куча людей, все в масках, с автоматами. Я слышу — бьют стекла, двери. Я подбежал к окну — человек в маске ударил меня пистолетом по лицу, пролез в окно и начал ломать двери. В дом ввалилось человек 20, меня прижали в угол, жену — в другой, сына Даню — в третий. Заходят двое мужчин в гражданской одежде. Суют мне под нос корочки. Я их спрашиваю: «Кто вы такие?» Они: «Милиция». Потом заходит женщина-следователь. Я ее узнал, она занималась исчезновением Инны. Мне дали постановление на обыск. Я говорю: «Давайте так: пока вы не скажете, кто меня ударил, я ничего делать не буду». Тут же мне наносят второй удар. Толпа разбрелась по всему дому. Мне стало совсем плохо, я попросил у жены лекарство от гипертонического криза. Ее не пустили. Потом следователь дала ей телефон, она позвонила матери, сказала, что мне плохо. Теща привезла лекарство. Ей разрешили увезти Даню в школу. Потом теща рассказывала: «Везу Даню в школу, а он меня спрашивает: «Это кто? Это не милиция, это бандиты, они сейчас моего папу убьют».

Параллельно проводился обыск в магазине, принадлежащем Виталию Захарову. В постановлении было написано, что искали труп. Тело не нашли ни в доме, ни в магазине, но до сих пор покупатели спрашивают: «Кого у вас тут убили?»

Пока проводился обыск в доме и магазине, Алексея Захарова снова задержали и избивали в отделении. Обещали посадить в СИЗО, подослать «козлов», грозили, что там наркоманы заразят его СПИДом. И так до тех пор, пока его не вызволил отец.

— 28 октября мы вместе с сыном прошли судмедэкспертизу, — продолжает Виталий Захаров. — У него были обнаружены жидкость в плевральной области, ушиб левой почки, гематомы, трещины в ребрах, сотрясение головного мозга, он до сих пор лежит в больнице. У меня тоже сотрясение мозга и гипертонический криз.

По факту превышения сотрудниками милиции служебных полномочий Виталий Захаров обратился в суд.

Метки:
baikalpress_id:  23 852