Лжеземлетрясение: что это было?

Банальное невежество, хулиганство или некий эксперимент?

Слухи о неминуемом землетрясении в буквальном смысле переполошили в минувший четверг едва ли не все Приангарье. Ангарск, Иркутск, Усолье-Сибирское, Шелехов... Сарафанное радио разнесло весть о грядущем стихийном бедствии невероятно быстро. На смену будничной суете и привычному ритму жизни пришло смятение. Если еще с утра паники в областном центре ничто не предвещало, то в третьем часу дня из-за шквала звонков и всеобщего волнения представители МЧС были вынуждены дать официальное опровержение слухам. Тем не менее на фоне массового беспокойства некоторые компании и фирмы закончили рабочий день раньше обычного, а многие встревоженные мамы поспешили забрать ребятишек из детских садов и школ. С некоторой долей определенности сегодня можно говорить лишь о том, что в Ангарске слухи о землетрясении начали свое триумфальное шествие раньше, чем в Иркутске. Что послужило истинной причиной волнений и кто за этим стоит — вопрос.

«Понимаю, но боюсь»

Сегодня, обсуждая лжеземлетрясение, в большинстве своем народ с нескрываемой иронией посмеивается над паникерами, порицая степень всеобщего невежества: дескать, понятно, что подземные толчки предсказать невозможно, и зачем было так переживать? Слыша подобные высказывания, остается удивляться: кто же в таком случае обрывал телефоны МЧС и передавал из уст в уста слух о скором бедствии? Согласно официальным данным, 18 ноября только в службу 01 поступило порядка семи тысяч звонков от обеспокоенных граждан. Еще около трех тысяч звонили непосредственно в управление МЧС.

«Я понимаю, что предсказать землетрясение невозможно, но сапоги на всякий случай надела» — эта реплика, оставленная в минувший четверг на одном из форумов, весьма точно передает истинные настроения, царившие в тот день. На волне слухов о грядущей катастрофе беспокойству порой поддавались даже самые просвещенные скептики.

Телефон доверия

18 ноября. В тот злополучный четверг на телефоне доверия экстренной психологической помощи города Иркутска дежурила психолог Вера Усова. Как видно из журнала, куда заносится информация о каждом разговоре, пик звонков пришелся на 15—16 часов пополудни.

— Телефон в этот день звонил чаще обычного, — рассказывает специалист службы психологической помощи. — Если исходить из среднего количества звонков, 18 ноября таковых было больше на 30—35%. Примерно треть обращений так или иначе касалась землетрясения.

По словам Веры Усовой, звонили отнюдь не только эмоционально неустойчивые, но и, казалось бы, вполне адекватные, психологически крепкие люди.

— За помощью обращалась даже молодежь, что, в принципе, нехарактерно. Например, студент-первокурсник звонил, — отмечает психолог. — Одни сетовали на тревогу, волнения и просили совета, другие по-настоящему паниковали.

Главная рекомендация, которую давала Вера Усова всем, кто, несмотря на официальное опровержение слухов, боялся вероятного землетрясения, —прихватив для успокоения паспорт, заняться делами вне дома. — Если человек действительно пребывает в состоянии тревоги, страха — не нужно лишний раз испытывать собственные нервы. Лучше выйти из дома и постараться провести время с пользой: подышать свежим воздухом и успокоиться.

Версий много

Сведения о том, что же послужило причиной возникновения паники, разноречивы. На страницах интернет-форумов, где виртуальные беседы о лжеземлетрясении ведутся до сих пор, версий представлена масса. Кто-то пишет, что эпицентром распространения информации стало одно из предприятий Ангарска, куда сведения о грядущей стихии поступили якобы от МЧС, кто-то в качестве первоначального источника называет средства массовой информации (одни утверждают, что кто-то что-то услышал по радио, вторые — по телевизору). Понятно, что вышеизложенные версии более чем сомнительны, найти им хоть какое-то подтверждение нам по крайней мере не удалось.

Согласно другому, более популярному предположению, причиной паники стала массовая рассылка SMS-сообщений на номера абонентов одного из мобильных операторов. Компания сотовой связи, естественно, поспешила откреститься от злополучной корреспонденции. Впрочем, приписывать самодеятельность самому оператору вряд ли кому приходит в голову. Если таковая рассылка действительно имела место быть, то, скорее всего, базой номеров попросту воспользовались, как это происходит при традиционной схеме SMS-мошенничества. Вместе с тем, несмотря на то что ряд СМИ даже цитировали содержание псевдопредупреждений, причем цитировали по-разному, нам не удалось найти ни одного конкретного человека, который получил бы подобное сообщение на свой сотовый телефон. Во взволнованных рассказах «очевидцев» традиционно фигурируют соседи соседей и знакомые знакомых.

Согласно еще одной версии, причиной массовых волнений стали учения, которые якобы проводились в этот день на одном из рынков Ангарска, именуемого в городе «Шанхаем». Дескать, увидев экстренную эвакуацию продавцов и приняв на веру информацию о грядущей стихии, случайные очевидцы поспешили поделиться резонансом с общественностью, что и повлекло за собой массовую панику. В минувший понедельник мы связались с сотрудниками данного рынка, и версия эта, увы, потерпела крах.

— Слухи о вероятной стихии пришли к нам из торгового зала. О землетрясении враз заговорили продавцы, покупатели: кто-то кому-то позвонил, кто-то от кого-то услышал. Первое, что мы сделали, — связались со службой МЧС и на всякий случай открыли все запасные входы-выходы. Для службы охраны это стало внеплановым учением, — комментирует начальник организационно-технического отдела Татьяна Сиверская. Возможно, именно ключевое слово «учение» и породило в народе вышеизложенную версию.

Классическая схема

В стремлении выяснить, откуда «дует ветер», мы предприняли собственную попытку проследить цепочку слухов. Энтузиазм угас быстро. Гражданин А. из Иркутска узнал о надвигающейся стихии от одноклассника, тот от мамы, мама от соседки, а соседка от встревоженной родственницы из Ангарска... Ситуация сродни игре в сломанный телефон. Причем с числом участников, количество которых не поддается счету. Навскидку мы подвергли тщательному допросу около десятка знакомых. Путем нехитрых арифметических действий выяснилось, что каждый из них, получив весть о разрушительном землетрясении, поспешил поделиться информацией в среднем еще с двумя-тремя людьми. Словом, вот она — классическая схема распространения массовых слухов.

В попытке найти первоисточник мы связались с рядом организаций и госучреждений. Ни в одном из них нам не подтвердили информацию об SMS-сообщениях или телефонных звонках от мнимых сотрудников МЧС. Со слов руководства и рядовых работников, новость «на хвосте» принесли им все те же встревоженные родственники, соседи, знакомые.

Интересно, что, обзвонив с десяток детских садов Ангарска, где, согласно слухам, ребятишек эвакуировали, а родителям звонили и в экстренном порядке просили забрать своих чад, выяснилось, что в действительности ситуация была диаметрально противоположенная: родители обрывали телефоны, встревоженные мамы забирали ребятишек.

— Когда до нас дошли слухи о том, что в Ангарске будет землетрясение, мы тут же связались с МЧС и поняли, что причин для паники нет, — говорит Оксана Шмонова, медсестра детского сада № 7 города Ангарска. — Что касается родителей, то звонков поступала масса, телефон не замолкал. После обеда многих ребятишек раньше времени забрали домой. Красноречивые рассказы о том, что во многих школах уроки были приостановлены, а дети распущены по домам, тоже, кажется, несколько преувеличены. Такое впечатление сложилось у нас из бесед с учителями из Ангарска, Зимы, Усолья-Сибирского.

— Насколько мне известно, в Зиме никто учеников не эвакуировал. Что касается конкретно нашей школы, то уроки к тому моменту уже закончились и тех, ребят, у кого родители были дома, мы действительно отпустили с продленки. На этом настаивали сами родители, которые звонили нам по телефону, — комментирует Наталья Цветкова, заместитель директора школы № 1 города Зимы.

И хотя не стоит исключать, что вслед за всеобщим порицанием панических настроений народ сегодня не очень-то спешит признаваться в излишней предосторожности, в целом складывается впечатление, что слухи о массовом психозе и сверхпанике несколько приукрашены.

Ищет милиция, ищут пожарные?

Еще в тот злополучный четверг в СМИ прошла информация о том, что силовые структуры намерены найти и наказать злоумышленников, которые намеренно раздули панику. Однако на деле никто никого искать не спешил. Представители МЧС сетовали на УВД — мол, это их обязанность. Те в свою очередь ссылались на отсутствие официального заявления. Только в минувший вторник, спустя четыре дня после разгоревшейся паники, пресс-служба ГУВД по Иркутской области официально подтвердила: милиция в стороне не останется — проверка по факту распространения ложной информации будет проведена.

Впрочем, согласно комментариям юриста, руководителя региональной общественной правозащитной организации «Гражданская инициатива» Дмитрия Носкова, даже если злоумышленников, которые запустили утку о грядущем землетрясении, удастся найти, привлечь их к ответственности будет крайне сложно. Например, те же самые SMS-сообщения с ложной информацией о надвигающейся стихии подвести под Уголовный кодекс фактически невозможно. Хотя надо бы!

— Народ выходит на улицы, рабочие процессы парализуются... Конечно, общественная опасность от разжигания подобных слухов велика, — считает Дмитрий Носков. — И я считаю, что здесь нужно ставить вопрос о криминализации подобного рода злодеяний. Сейчас с точки зрения права они не относятся к уголовно наказуемым деяниям.

Хулиганство или психологический терроризм?

Что могло стать истинной причиной возникновения слухов? Замешаны ли здесь некие темные силы? И если да, то в чем, собственно, смысл? — При изрядной доле фантазии причин для того, чтобы раздуть из мухи слона, можно придумать великое множество. Причем вполне обоснованных и даже правдоподобных, — комментирует Игорь Бринько, доцент, кандидат психологических наук. — Например, некий студент-социолог хотел провести эксперимент для своей будущей научной работы. Или, скажем, нерадивый работник стремился таким образом избежать разговора с начальником. Я считаю, что главное не в том, чтобы найти эпицентр возникновения слухов, а в том, чтобы не допустить таких волнений впредь.

По словам Игоря Бринько, скорость распространения слухов, их «жизненный цикл» — это своеобразный социальный барометр. Понятно, что информация была посеяна в благодатную почву, — все мы знаем, что живем в сейсмически опасном районе, однако та степень волнения и паники, которая имела место быть, говорит о многом.

— Здесь, я считаю, анализ ситуации гораздо важнее, чем поиск виновных. Нужно сделать выводы и принять меры — в частности, повысить степень просвещенности населения и постараться привнести в жизнь людей некую стабильность.

В целом же мнения по поводу того, что же стоит за массовыми слухами, разнятся. Кто-то считает это не более чем хулиганством, кто-то выдвигает более изощренные гипотезы. Например, один из знакомых преподавателей госуниверситета, человек, несомненно, образованный, занимающийся развитием инновационных технологий, поделился весьма нетривиальной версией:

— Если скрытый смысл и есть, то дело здесь, возможно, в неком эксперименте. Например, чтобы выяснить, с какой скоростью и какими путями-дорожками разойдется слух о грядущей катастрофе и будут ли силовые структуры всерьез озадачены поиском шутников. Вполне возможно, что слух о разрушительном землетрясении — это своего рода пробный шар, запущенный с тем, чтобы впоследствии применить данную схему с некой конкретной целью.

Метки:
baikalpress_id:  23 822