Спрыгнула с крыши

Несчастная любовь, недопонимание в семье, проблемы в школе?..

До самого последнего момента одноклассники тринадцатилетней Оли Аксеновой не верили, что их подруга выбросится с крыши. Они просили ее спуститься вниз, уйти с тонкой, прогибающейся крыши заброшенного строительного комплекса. Рядом с Олей на крыше сидела ее подружка Алина. Она отговаривала от страшного шага, но девочка словно никого не слышала. 15 октября о своем решении покончить с собой Оля заранее предупредила одноклассников. Взрослые в круг осведомленных не входили. Между тем об Олиных планах знал весь класс, и все ребята полагали, что это прикол, способ привлечь внимание, не больше. Но Оля и не думала шутить.

«Мы вам ничего не скажем»

В школу № 3 Оля Аксенова пришла в пятом классе. Отношения у новенькой с мальчишками-одноклассниками как-то не заладились. Любое оскорбление в свой адрес девочка воспринимала очень болезненно, мальчишек же это обстоятельство только раззадоривало. Конфликты происходили так часто, что в них пришлось вмешаться Олиной маме.

К шестому классу отношения у девочки наладились со всеми одноклассниками. Оля, довольно активная девочка, хорошистка, принимала участие во всех общественных делах, занималась в секции волейбола. Учителя характеризуют ее как прилежную ученицу. С поведением у девочки тоже было все в порядке. И лишь иногда у Оли наблюдалась некая раздражительность. Но педагоги и психологи списывали это на переходный возраст. В характеристике, которую школьный психолог представил в следственный отдел, указано, что Оля Аксенова имела сильный, подвижный, но неуравновешенный тип нервной системы, именуемой в психологии холериком. Настроение у личности подобного типа часто меняется, люди с таким темпераментом склонны реагировать на любую ситуацию преувеличенно.

Поговорить с классным руководителем девочки нам не удалось. Исполняющая обязанности директора саянской школы № 3 Светлана Тужик запретила нам разговаривать с кем бы то ни было. — Сейчас идет расследование, мы вам ничего не скажем.

«Я ни с кем не дружила по-серьезному»

— Ученики 7 «A», в том числе Оля Аксенова и ее подруга Алина, пришли к заброшенному недостроенному спортивному комплексу после уроков в три часа дня, — рассказывает Александр Турушев, заместитель руководителя Саянского межрайонного следственного отдела СУ СК при Прокуратуре РФ по Иркутской области. — У нас есть записка, которую Оля отправила еще на последнем уроке. Там семиклассница написала своим подругам только одну фразу: «Давайте сбросимся». Две девочки ответили ей «давай». Однако подруги Оли уверяют, что сбрасываться они ниоткуда не собирались, а поддержали девочку в шутку.

По дороге к заброшенной стройке Оля рассылала эсэмэски своим друзьям, просила простить ее за все. Последним словом под каждым сообщением было «прощай». Последним человеком, находившимся рядом с Олей, была ее одноклассница и ближайшая подруга Алина.

— Мы сидели с ней на краю крыши, и я пыталась ее отговорить прыгать, — рассказывает девочка. — Просила маму пожалеть, ведь она единственная дочка. А Оля отвечала, что просто больше не может так жить, в ее жизни все очень плохо, никто ее не любит, дома постоянно ругают. Еще она говорила, что любит одного человека, но ему не нужна.

Свою жизнь Ольга сравнивала с жизнью подруг и приходила к выводу, что сравнение совсем не в ее пользу. У подружек были парни, а она ни разу ни с кем не дружила по-серьезному.

Вместе с Олей и Алиной на заброшенную стройку пришли еще 5 одноклассников, в основном мальчишки. Они не решились лезть на крышу из тонкого, местами насквозь проржавевшего металла. Ребята стояли внизу и тоже отговаривали Олю. Девочка сидела на крыше на корточках и, как загипнотизированная, смотрела сквозь широкую щель между двумя листами металлопрофиля на грязный бетонный пол. Алина исчерпала все свои доводы и начала спускаться. В это время Оля спрыгнула, не издав ни единого звука...

Кто-то из мальчиков вызвал скорую помощь. Дети с трудом осознавали, что произошло. Никто из них даже подумать не мог, что Оля решится спрыгнуть. Именно поэтому до трагедии школьники и не подумали позвать взрослых. Оля, упавшая с высоты четвертого этажа, получила тяжелейшие переломы, но самая главная и опасная травма — это перелом основания черепа. Сейчас девочка находится в реанимации в состоянии комы.

После случившегося сотрудники следственного комитета беседовали с матерью Оли Аксеновой. Женщина рассказала, что в последнее время стала замечать, что у дочери какие-то проблемы, — она приносила из школы плохие отметки, начала курить. Мама пыталась воздействовать на Олю, запретив продолжительные прогулки.

— Семья Аксеновых вполне благополучная, непьющая, — отмечает Александр Турушев. — Воспитанием девочки занималась мама. Отчим хоть и жил с ними шесть лет, особенно в их дела старался не вмешиваться. Сейчас Саянский следственный комитет проводит по этому делу проверку. Предварительно можно сказать, что состава преступления (доведения до самоубийства) в этой истории нет.

Недостроенный комплекс — опасное место тусовок

Недостроенный спортивный комплекс, куда пришла Оля, чтобы свести счеты с жизнью, расположен в микрорайоне Олимпийском и представляет собой «живописные» кирпичные руины. К единственной лестнице, которая ведет наверх, привалена бетонная плита, но обогнуть ее, пройдя по железным выступам, не составляет никакого труда. На уровне третьего этажа лестница заканчивается. И пока мы размышляем, как семиклассница могла подняться на крышу, нас окликает подросток: «Вы по девочке?» Выясняется, что парня зовут Вадим, он учился с Олей в параллельном классе. Когда Вадим называет свою фамилию, мы понимаем, что именно о нем говорил следователь как о знакомом школьницы, которого нужно допросить на предмет взаимоотношений с Олей Аксеновой. Именно в него, похоже, безответно была влюблена девочка. Вадим, симпатичный и довольно высокий для своего возраста паренек, выглядит очень подавленным. Два месяца назад он переехал в Саянск из северного города.

— Зачем ты сюда пришел?

— Мы здесь постоянно с друзьями собираемся. Пришел посмотреть, есть ли здесь кто.

Когда Оля сбросилась с крыши, Вадима здесь не было, но друзья из параллельного класса, которые, невзирая на чудовищную трагедию, продолжают здесь собираться, рассказали ему подробности. Сначала Оля поднималась по лестнице, потом подтянулась до окна и, пройдя по наклонным балкам, достигла железной крыши. Вадим с необычайной ловкостью проделывает этот путь, бесстрашно шагая по узеньким балкам.

— Вадим, но ведь это же очень опасно!

— Ну да, наверно, — мальчик пожимает плечами, и становится ясно, что на самом деле никакой опасности он не ощущает. — В прошлом году здесь парень упал и насмерть разбился.

Вадим познакомился с Олей за две недели до трагедии и знал о том, что нравится ей. Но ответить взаимностью не мог. Подростку трудно дается этот разговор. Заметно, что он очень переживает из-за случившегося. Мы решаем больше не задавать Вадиму тяжелых вопросов, и он уходит. И хотя мы ждали потом еще около часа, никто из его друзей на заброшенную стройку так и не пришел.

Имена и фамилии несовершеннолетних героев статьи изменены.

Метки:
baikalpress_id:  13 846