30 тысяч к дню рождения

Главный приз полугодия от нашего еженедельника получила пенсионерка из Сосновки

Осень в жизни Марии Димовой оказалась удивительно щедра на события. Вместе с сыном она купила в Сосновке добротный двухэтажный дом, куда совсем недавно переехала. 16 октября пенсионерка отметила свое 79-летие, на которое съехались все дети, внуки и правнуки. А за несколько дней до праздника Мария Владимировна узнала, что стала обладательницей главного приза от «СМ Номер один». Наша победительница прожила большую трудовую жизнь и долгие годы хранила тайну, о которой не могла рассказать ни мужу, ни детям.

Баронесса фон Фок

Да и нам Мария Владимировна открывается не сразу. Она родилась в Красноярске в интеллигентной семье: мама — учительница, отец — главный механик, а на современный лад — инженер завода. Мать много болела, и Мария вместе с семьей переехала в Кабардино-Балкарию, где был более благоприятный климат. Оттуда отец ушел на фронт, где пропал без вести, а мать, к тому времени директора школы, забрали ночью, обвинив в контрреволюционной деятельности. В одночасье 11-летняя Маша и ее сестра-погодка остались сиротами.

В детдом детей «врага народа» не брали. И около года девочки жили одни. У 11-летней Маши были совсем взрослые проблемы: чтобы заработать денег и накормить сестру, она полола свеклу в колхозе. Еще тогда взрослые люди посоветовали девочкам никому не говорить, кто их мать. В военное время сестры попали в детприемник в Ставрополье.

— Это было учреждение для маленьких преступников — хулиганов, бродяжек, — вспоминает Мария Владимировна. — Очень мрачное, обтянутое колючей проволокой. Но мы с сестрой были послушными детьми, и нас отпускали на улицу.

На улице у сестер было важное дело: по заданию мальчишек нужно было собрать бычки. Пока Маша собирала окурки, ее пожурила женщина: «Как тебе не стыдно, мальчик?!»

— Мы выглядели все одинаково — дети, лишенные родителей: обритые головы, пальто не по размеру. Потом я заболела тифом. Не знаю, как выжила.

Пока Мария Владимировна ведет свой рассказ, ее невестка приносит стопку бумаг, отпечатанных на пишущей машинке, и цветной листок с изображением герба. И тут выясняется, что Мария Владимировна не только скрывала, что она дочь репрессированной, но и свой титул.

— Она у нас урожденная баронесса фон Фок, — говорят родственники. В 1956 году Мария Владимировна получила справку, что ее мама реабилитирована. Где и при каких обстоятельствах она погибла, естественно, не сообщалось. Но страх перед беспощадной государственной машиной, зарожденный в раннем детстве, не позволил нашей героине открыть тайну своего происхождения даже самым близким людям.

Барон стал красным капитаном

Свой секрет Мария Димова открыла только в 90-х годах, когда ее дядя связался с королевским институтом генома знатных семей в Швеции, чтобы узнать свою родословную. Далекий предок Марии Владимировны Ганс Фок родился в 1575 году, именно он стал основателем династии.

Дедушка Марии Владимировны по отцовской линии — шведский барон Адольф Петер Фок — предпочел Байкал родной стране. В 1878 году шведские суда, в том числе и «Оскар Диксон», где Фок служил машинистом, шли по Северному морскому пути с заходом в Обскую губу. «Оскар Диксон», втертый в лед, потерпел кораблекрушение. Вся команда спаслась, большинство членов экипажа вернулось в Швецию. Никто из многочисленных родственников Марии Владимировны не знает, почему их шведский предок остался в Сибири. Возможно, он был ранен, или решил подзаработать, или просто затерялся без товарищей и средств на обратный путь.

Адольф Петер Фок ходил на ледоколе «Байкал». Потомок воинов шведской короны женился на дочери моряка из Листвянки — Прасковье Елизовой. Однажды его пригласил к себе на работу иркутский промышленник Громов, и вместе с семьей Адольф Фок переехал в Киренск. Отработав несколько лет механиком, Адольф был назначен капитаном и ходил на пароходах «Громов», «Сынок», «Соболь». У барона родилось 9 детей. Русская речь все никак не давалась Фоку, говорил он быстро и плохо. В то же время он отлично знал другие языки, был человеком образованным, культурным, выписывал газеты. Был на хорошем счету у мадам Громовой, хозяйки Иркутского пароходства.

Адольф Фок сочувствовал ссыльным, брал их к себе на работу, подкармливал. Во времена Гражданской войны барона прозвали в Киренске красным капитаном. Накануне революционных событий Фок перевозил беглых политссыльных из Якутска. В 1921 году пароход Адольфа Фока захватили белогвардейцы, целый год семья не получала от него никаких вестей. В 1922 году капитана освободили. Он вернулся домой с расшатанным здоровьем — в плену его били и пытали. После освобождения у Адольфа случился приступ, он умер на операционном столе.

Ни одного нецензурного слова

С детства Мария хранила тайну. Неизвестно, как сложилась бы ее судьба, если бы стало известно, что, с одной стороны, у нее репрессированная мать, а с другой — дедушка-барон. Мария окончила ангарский техникум по специальности «агроном-овощевод».

Тень прошлого не отпускала. Когда Марии предложили должность второго секретаря комсомола, девушка отказалась — боялась, что может всплыть информация о том, кто ее родственники.

В 21 год вышла замуж за студента того же техникума — ветврача. Молодого супруга Мария Владимировна активно воспитывала, отучала его от папирос. Сама наша героиня никогда не пила, не курила, не любила шумные гульбища и за всю свою жизнь не сказала ни единого матерного слова. И дело тут, наверное, не только в благородной крови, но и в воспитании, полученном в раннем детстве.

У Марии Владимировны родились трое сыновей и дочь. Наша героиня работала не только по основной профессии. В ее послужном списке — инспектор отдела кадров, директор комбината бытового обслуживания, секретарь конструкторского бюро на строительстве Богучанской ГЭС. Работала и преподавателем, причем была самым строгим учителем для своих детей.

Все сыновья Марии Владимировны выбрали шоферскую профессию. Один работает в Сосновке, другой на Богучанской ГЭС, третий в Якутии, за Северным полярным кругом.

— Там, где они живут, до Ледовитого океана всего 500 километров, — рассказывает наша победительница. — Там очень холодно, но сын с семьей прожили на Севере 25 лет, и вот недавно решили, что надо перебираться куда-то, где потеплее. Купили здесь, в Сосновке, дом, куда я недавно переехала. Так что деньги будут кстати — потрачу их на новую мебель.

Загрузка...