Журналиста превратили в полицейского

Корреспондента «СМ Номер один» признали годным к работе следователем

Говорят, что на службу в милицию попасть сложно. Российское законодательство производит жесткий отбор среди желающих занять вакантные места. К кандидатам предъявляются высокие требования. Чтобы продемонстрировать общественности процесс отбора и поступления сотрудников на службу в органы внутренних дел, ГУВД по Иркутской области провело акцию «А я б в полицию пошел». Для участия были приглашены журналисты иркутских СМИ. Корреспондент «СМ Номер один» тоже решил проверить себя на профессиональную пригодность и возможность служить в подразделениях МВД.

Хочу быть следователем

Сначала все мы выбрали специализацию, на которую собираемся претендовать. Предложены были следующие варианты: участковый, следователь, спецназ, оперуполномоченный, сотрудник ГИБДД. Мужчины решили попробовать себя в роли оперов, лишь один решился претендовать на спецназовца. Девушки же единогласно выбрали должность следователя. При поступлении сотрудника на службу обязательна его проверка на предмет нарушения им законодательства. В рамках акции мы условились, что никто из журналистов не привлекался к административной и уголовной ответственности, родные и близкие не были судимы.

— За два дня вы пройдете то, на что другие тратят около месяца, а то и больше, — открыл эксперимент Игорь Романовский, начальник медицинской санитарной части ГУВД.

Первый этап этой долгой и многоступенчатой процедуры — получение направления на обследование. Выдается памятка, где перечислены все документы, которые необходимо собрать, чтобы допустили до комиссии. Список занимает целый лист. Хорошо, что организаторы акции условно посчитали, что эти справки уже предоставлены. Иначе пришлось бы неделю-другую бегать по медицинским заведениям.

Как здоровье?

У первого же кабинета меня ждало настоящее испытание. Казалось бы, сдать кровь из пальца — обычное дело. Но не для того, кого передергивает от одного вида крови. Но раз я жажду стать следователем — с такой работой негоже бояться крови. Во время процедуры я изо всех сил старалась сохранить невозмутимое выражение лица.

Следующий кабинет был не легче. Страшная табличка на двери «Стоматолог» ввела в замешательство часть участников акции. Однако заведующая стоматологическим отделением Светлана Корель оказалась приятным собеседником, бормашину не включала.

— В основном кандидаты здоровые, — рассказала она. — Однако есть такие, кто только вернулся из армии или у кого элементарно нет денег, чтобы заплатить за лечение зубов. Поэтому пациентов с кариесом хватает. Куда важнее для нас челюстно-лицевые аномалии, то есть прикусы. Если аномалия большая, то человек признается негодным к службе в органах, потому что работа в милиции предполагает использование противогазов, часто приходится совершать какие-то резкие движения.

Удивительно, но все врачи с удовольствием общались с журналистами. Так, хирург медсанчасти ГУВД Марина Борзова рассказала, что у многих поступающих на службу в органы внутренних дел наблюдается плоскостопие. Еще может быть сколиоз, но не ярко выраженный. Терапевт отмечает большое количество заболеваний желудочно-кишечного тракта среди будущих сотрудников.

Неожиданным оказалось посещение офтальмолога. Началось все традиционно: «Садитесь в кресло, закрывайте правый глаз, читайте». Вот на последней команде я застопорилась. А что читать-то? Вместо букв маленькие круги, и как их читать, я не имела ни малейшего представления. Я стала присматриваться к кругляшам и увидела в них прорези.

— Прорезь вверху, прорезь справа, прорезь внизу.

Как объяснила доктор-офтальмолог Маргарита Поселова, кандидаты, горячо желающие работать в милиции, хитрят: учат наизусть буквы и бойко «прочитывают» их на обследовании. С использованием таких кругов вероятность обмана сократилась.

Невролог Юлия Васильева тоже рассказала забавные случаи из врачебной практики. Так, к ней на прием неоднократно приходили кандидаты, говоря обычным языком, с похмелья. Конечно, их осмотр покажет такие неврологические симптомы, что потом мало не покажется. В таких случаях врач переносит визит незадачливых претендентов на другой день. Также интересным стал визит к психиатру. Врач так часто спрашивал, думала ли я о самоубийстве, что я даже стала сомневаться: а может, правда, когда-нибудь думала? На самом деле этот вопрос один из ключевых: нужно быть уверенным на 100%, что у человека, которому выдают на работе оружие, не возникнет идеи свести счеты с жизнью.

Детектор лжи

За полтора часа, проведенных в центре психофизической диагностики, нужно было выполнить три теста. Первый — тест Равена, интеллектуальный. Нарисованы различные картинки, в которых не хватает определенного фрагмента. Нужно из предложенных выбрать тот, который логически завершит рисунок.

Второй — тест Люшера. Показывает эмоциональное состояние человека, а также уровень его работоспособности. Нужно выбрать в порядке убывания наиболее приятные глазу цвета.

Последний — самый объемный, состоит из 377 вопросов. Называется СМИЛ и раскрывает особенности личности кандидата. Особенно позабавил вопрос «Хотели бы вы стать журналистом?».

С результатами тестов я отправилась в последний кабинет — к психологу. Людмила Лаптева задала несколько каверзных вопросов. В частности, вопрос «Какой вы по характеру?» на некоторое время поставил в тупик. В конце довольно продолжительной беседы психолог сделал вывод о моей личности. Интересно было сопоставить, насколько совпадает восприятие самого себя с мнением профессионала. На прощание мы обсудили психическое состояние среднестатистических кандидатов.

— Последнее время возросло количество кандидатов с отклонениями в психике, — говорит Людмила Лаптева. — Связано это с жизненными проблемами, которые заботят практически каждого человека. Особенно наблюдается акцентуация характера — когда черты характера обострены. Например, много гипертивных людей, то есть активных, но энергия их хаотичная. Или кто-то зацикливается на негативных сторонах жизни. В экстремальных ситуациях такие черты будут выражаться еще сильнее. Мы не можем допустить, чтобы из-за неверно сделанного нами вывода кто-то пострадал.

Если у психолога возникают сомнения по поводу ответов кандидата, он обследуется на полиграфе, то есть на детекторе лжи. Это довольно долгий процесс, длится 3—3,5 часа. Один раз проверка предполагаемого сотрудника продолжалась 7 часов. На человека надевают датчики дыхания. Всего их два: брюшное, больше развитое у женщин, и грудное, преобладающее у мужчин. На пальцы крепится датчик, фиксирующий потоотделение. Во время работы детектора лжи испытуемому нельзя двигаться, он может только моргать и глотать. С кандидатом врач работает наедине, человек при этом смотрит в пол или на стену, чтобы не возникало ненужных ассоциаций. Существует несколько тестов, выбор варьируется в зависимости от установки психолога. На каждый вопрос дается 14—16 секунд, пока зафиксируется реакция кандидата.

Нормативы не сдали

Следующий день мы провели в центре профессиональной подготовки при ГУВД по Иркутской области: сдавали нормативы по легкой атлетике, установленные для будущих сотрудников. Программа минимум — сдать 3 упражнения. Это челночный бег 10 на 10, кросс — 3 км для мужчин и 1 км для женщин. Еще женщины сдавали упор лежа (отжимания) и пресс, а мужчины подтягивались на перекладине.

Все эти упражнения знакомы со школьных времен, только вот заслужить положительную оценку сейчас оказалось гораздо труднее. Прямо скажем, я никогда не являлась спортивным человеком, так что результат получился закономерный: два «удовлетворительно», один неуд. Да и почти все мои коллеги были в таком же положении. Но так как мероприятие все-таки носит игровой характер, решено было сильно не акцентироваться на нашей физической подготовке.

На этом обследования, проверки и испытания закончились. Нам торжественно объявили результаты: из всех участников годными к выбранной должности признаны 55%, 33% не рекомендованы к работе в органах. Эти данные соответствуют общей статистике: из кандидатов, сдающих ВВК и ПФД, треть не проходит проверку.

Что касается меня, то, как ни удивительно, я рекомендована к службе в должности следователя. Причем оказалась единственной, кого не отправили на дополнительные обследования и к кому не возникло вопросов. Скажу честно, я удивилась. Никогда не могла представить себя в роли сотрудника милиции. Вот теперь мучаюсь: может, и правда стоит поменять профессию?

Метки:
baikalpress_id:  23 784