Иркутяне добровольно заражаются ВИЧ

Здоровыми людьми руководит жертвенность, инфицированными — стремление удержать партнера

Новость о своем ВИЧ-положительном статусе люди воспринимают по-разному. Кто-то винит себя, кто-то окружающих. Мир тут же делится на таких, как «я» и тех, кто здоровы. Пока здоровы. Агрессия, обида, ненависть направляются именно на здоровых людей, в основном на родных и близких. Именно они попадают в зону риска в первую очередь.

Иркутская история

— Термин «СПИД-терроризм» чаще всего используют журналисты. Мы, медики, для обозначения таких явлений пользуемся выражением «умышленное инфицирование», — отмечает врач-эпидемиолог высшей категории Иркутского областного центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями Наталья Иванова. — Истории умышленного заражения нам рассказывают на протяжении многих лет, они не единичны. Часто бывает так: человек знает, что он инфицирован, но близким не говорит. А потом на приеме сидят муж с женой, и слышишь порой такие фразы: «Зато ты от меня никуда не денешься, «Теперь мы с тобой до смерти будем вместе».

Вот одна показательная в этом плане история, которая произошла в Иркутске. На приеме в центре оказалась женщина чуть за 30. Вполне себе добропорядочная: высшее образование, престижная работа в серьезной фирме. В двадцать с небольшим вышла замуж. После пяти лет совместной жизни с супругом отношения не заладились, решили развестись. Через год женщина встречает другого мужчину. После нескольких лет жизни в браке семья решает завести ребенка, но, к сожалению, беременность не наступает. Женщина начинает обследоваться, ходит по лечебным учреждениям, женским консультациям, сдает необходимые анализы, наряду со всеми — анализ на ВИЧ.

— Результаты ей сразу не отдают, предлагают пройти в кабинет. Ее это нисколько не настораживает, — продолжает доктор. — В кабинете я ей говорю: «У вас положительный результат». У нее настоящий шок: «Откуда?» Наркотики не употребляет, беспорядочных половых связей не имела, инфекций никаких не было.

Ошарашенная пациентка центра называет фамилию нынешнего мужа. Оказывается, он состоит на учете в центре с 1999 года, имеет амбулаторную карту, где зафиксирован регулярный приход. О его статусе знают родственники. Между тем жене рассказать обо всем он не соизволил.

Судебная практика

Когда люди узнают о том, что они инфицировались, их первое, причем вполне объяснимое желание — подать в суд.

— У человека есть право подать в суд на обидчика. В Уголовном кодексе существует соответствующая статья. Мы об этом всех получивших ВИЧ-положительный статус в обязательном порядке предупреждаем, — сообщает Наталья Иванова. — В России прецеденты обращения в суд есть, у нас все пока никак не случится. Несколько попыток привлечь к ответственности за разглашение тайны в области, правда, предпринималось, но по части умышленного заражения никого еще не посадили. Человек постепенно отходит, страх огласки диагноза пересиливает стремление наказать обидчика. В то же время инфицированный человек из жертвы одномоментно превращается в источник заражения.

— Все ВИЧ-положительные предупреждаются об уголовной ответственности за распространение инфекции. С этого начинается прием в клиническом отделе. Человека уведомляют о диагнозе, он подписывает бумагу о том, что предупрежден о наличии у себя инфекции. Далее он обязуется предупреждать полового партнера о том, что инфицирован, а уж потом при его согласии вступать в половой контакт.

Многие партнеры идут на умышленное заражение, заранее зная, что их любимый человек ВИЧ-инфицирован.

— Что движет этими людьми, сказать сложно. Глупая жертвенность, недалекость? Ведь можно вместе жить и оставаться здоровым, — размышляет врач. — Сегодня дискордантных пар, где один из партнеров ВИЧ-положительный, а другой ВИЧ-отрицательный, довольно много. Они живут годами, имеют возможность родить здорового ребенка. Совершенно непонятным мотивом руководствовалась одна из жительниц Иркутска, которая прожила с инфицированным мужем 10 лет, всегда использовала самые надежные средства защиты (презервативы), а в какой-то момент решила от них отказаться. Иркутянка объяснила свой поступок тем, что решила принести себя в жертву мужу. Потом, правда, плакала, сожалела о том, что сделала.

В Иркутской области более 32 тысяч ВИЧ-инфицированных. Никого за умышленное заражение еще не посадили.

Позиция специалистов СПИД-центра такова: человеку самому необходимо отвечать за свое здоровье, а не перекладывать ответственность на кого-то другого, пусть даже самого близкого и любимого. Перед началом отношений желательно провериться на наличие ВИЧ-инфекции обоим партнерам.

Кто занимается терроризмом?

Люди, живущие с ВИЧ, и те, кто отстаивает их интересы, считают, что проблема умышленного заражения сегодня стоит не настолько остро. — Во-первых, появились лекарства, которые действительно помогают, позволяют жить качественно. Сегодня СПИД-терроризмом, скорее, занимается государство, отказывая в лечении. А оно, как известно, достаточно дорогостоящее. В месяц, если брать во внимание оптовые закупки, лечение обойдется в 18—20 тысяч, — отмечает представитель ВОО «Объединение людей, живущих с ВИЧ» в Координационном совете СФО от Иркутской области Александр Оськин. — Государство отказывается от предоставления взятых на себя ранее обязательств и гарантий.

На область на год нужно порядка 300 тысяч тест-систем, а дают только 20 тысяч. Остальные люди вынуждены проходить тестирование платно. Так, диагностика в диагностическом центре стоит порядка 3000 рублей. Ранее по нацпроекту «Здоровье» все это можно было сделать бесплатно.

Метки:
baikalpress_id:  42 500