Последние из курыкан

В Курумчинской долине уже трудно найти древние памятники

Курыканские городища на острове Ольхон — всемирно известная достопримечательность Прибайкалья. История и происхождение курыкан окутаны тайной. И практически никто не знает, что с курыканами самым теснейшим образом связана история небольшого местечка на границе Эхирит-Булагатского и Баяндаевского районов. Маленькая деревня Шохтой — улус Шохтой — в так называемой Курумчинской долине прославилась еще в начале XX века. Именно здесь на берегах речки Мурин этнограф Бернгард Петри обнаружил загадочные сооружения, которые счел средневековыми плавильнями металла. Комплекс раскопок был назван культурой курумчинских кузнецов. Позднее советский ученый — академик Окладников — связал курыкан именно с этой культурой долины реки Мурин. Мы наведались в деревни, ближайшие к местам давнишних раскопок. Знают ли местные жители, на каком историческом месте они живут?

Их зовут киргизами

Надо заметить, что Курумчинская долина и без курыкан была бы замечательна в этнографическом смысле. Ведь коренное население небольшой долины — это потомки пришельцев из Джунгарии, обширной горной страны Средней Азии между Тянь-Шанем и Алтаем, которая прежде была государством монголов, джунгаров, калмыков и киргизов. Кстати, жителей деревень долины — Шохтоя и Ныгея — в соседних деревнях называют киргизами.

Курумчинская культура знаменита археологическими стоянками, могильниками, наскальными рисунками. Но, видимо, знаменита больше у знатоков и туристов. В Шохтое, например, ни о какой курумчинской древней культуре и ни о каких курыканах слыхом не слыхивали. По привычке мы наведались в школу — в надежде на то, что учителя окажутся людьми знающими и интересующимися. Но в Шохтое только младшая школа. Учителя преподают азбуку и природоведение и ни о каких курыканах ничего не знают. Не знают они также об истории Шохтоя, потому что обе учительницы приезжие, как здесь говорят — невестки. Но все же в школе нам очень помогли — направили к людям, которые в силу возраста могли слышать от родителей какие-нибудь рассказы о старине.

Но старина, рассказы о которой прозвучали из уст шохтойцев, оказалась вполне недавней. Самый пожилой житель Шохтоя, 90-летний Никита Зонданович, хорошо помнит и войну, и как до войны совсем мальчишкой работал в Усть-Орде секретарем районного суда. Но в силу возраста память его уже не та. Еще одна пожилая жительница Шохтоя — Антонида Савельевна — приехала в деревню невесткой в пятидесятых годах. Ее семья, в которой 21 внук и 20 правнуков, может служить образцово-показательной и демографически положительной, хоть и живут трудно. Шохтойская старина, казалось, не раскроет нам ни одного своего секрета.

Длинная долина

Зато в соседней деревне Тотохоны нам вполне ответили на наши вопросы и о курумчанах, и о курыканах, и о прошлом двух близкостоящих деревень — Тотохон и Шохтоя. И даже показали место, где селились в Средние века загадочные тюркоязычные поселенцы курыкане. Людмила, старожилка и аборигенка, интересуется всем, что связано с бурятским народом, с родными краями.

Мы застали ее за будничным хозяйственным делом — Людмила Борисовна доила коров. Наш вопрос о курыканах застал ее врасплох. — Да я в книжках разное читала, когда-то вырезки собирала. Но сейчас и вырезок-то у меня уже нет. Вы в Хомутово можете съездить. Из Хомутовской школы краеведы приезжали, искали чего-то на берегах Мурина. И нашли — что-то вроде топорика.

Но Людмила Борисовна, несмотря на застенчивость, оказалась человеком весьма много знающим. Причем история родных мест, история курыкан, а также бурятские легенды и предания, как прочитанные ею, так и услышанные от стариков, существуют для нее не отдельными эпизодами, не разрозненно, а последовательной историей ее родных мест и рода. Мы попросили ее показать нам место, где жили курыкане. — Раньше люди селились, где ветра нету, — начала свой рассказ Людмила Борисовна.

Сейчас деревни вытянулись вдоль трассы, на голом месте, продуваемом всеми ветрами. Раньше, до революции, дома стояли за рекой Мурин, которую нам предстояло пересечь, чтобы взглянуть на исторические места. И сейчас можно узнать, где стояли жилища. А недалеко от берега реки холмиками обозначены старые землянки.

— Здесь тоже жили. Землянки были в человеческий рост. Были в них два стекла и вход. Внутри было небольшое основное помещение с маленьким очагом, а также что-то вроде чулана. Там мы ребятишками лазили, находили копейки, вещи. Теперь все завалило.

Переселение произошло, когда в эти места провели электричество. Жителям велели перебираться из-за реки, собираться в кучу ближе к столбам, на которые были натянуты электропровода. Дома были перевезены.

Еще раньше, в Средние века, люди обживали овраг Курумчинской долины, заросший лесом и со всех сторон защищенный от ветров. На дне оврага, который по-бурятски называется утэаялга (что-то вроде как «длинная долина»), протекает ручей, который впадает в реку Мурин.

— Здесь, вероятно, и жили эти курыкане. В детстве мы находили здесь какие-то столбики, торчащие из земли, остатки каких-то сооружений. Но сейчас все исчезло, заросло. На этом месте стояла еще бруцеллезная ферма, где держали больной скот. Но и фермы, видите, уже нет. Пустое место. Не найти толком уже ничего. Если только раскопки проводить.

— А вы знаете о сооружениях курыкан, о стенах, которые они складывали из камней на Ольхоне?

— Между прочим, до Байкала от нас километров шестьдесят напрямую через тайгу. Раньше парни так и ходили. И получается как раз выход на Ольхонский район. И вот существует такая легенда, в которой рассказывается, как буряты одного рода притесняли друг друга из-за земли, искали место, где бы, на каких землях лучше обосноваться. У одного бурята в это время потерялись корова с быком. Поехал искать он скотину на низкорослом своем коньке. Приехал на берег Байкала и там нашел быка и корову. И подумал, что это боги ему указали новое место, где следует обосноваться. Вернулся, перевез семью. Так получились ольхонские — из Курумчинского рода.

Стены на Ольхоне, таким образом, могли сложить выходцы из Курумчинской долины. И Людмила легко соединяет бурятские легенды с курыканами, а название долины — Курумчинская — с названием загадочного племени.

Родственница любовницы атамана

Людмила Борисовна и сама в некотором роде действующее лицо истории. Она родственница знаменитой в здешних краях «атаманши» Татьяны, подруги атамана Кочкина, который бандитствовал в 20-х годах на территории нескольких районов, сопротивляясь советской власти. Деревня Шохтой состоит из подобия улиц, которые испорчены большими проплешинами, — дома стоят кучками, кучки далеко друг от друга. И понятно, что на остальной земле когда-то тоже были дома. Но они, как сказали нам, развалились от старости.

На oдной из таких проплешин стоял когда-то большой, в два этажа, дом местного богатея Зандина Ханхасаева. Про него говорили: сильный, большой человек.

— Одну овцу за присест съедал. Дочери его с белыми ушли. Дочери Ханхасаева в смутные времена бродили с отрядом атамана Кочкина. Кочкинцы промышляли по округе, прятались в пещерах. В частности, в пещерах недалеко от Курумчинской долины, глубоко в лесу. Ребятишки много позже находили там монетки и разную хозяйственную мелочь.

Татьяна была его любовницей. За это получила прозвище «атаманша». Когда отряд Кочкина разгромили, Татьяна бежала от репрессий в Казахстан, вторая сестра, Ирина, — в Приморье. В Казахстане у Татьяны родился ребенок, сын. Вероятно, это сын Кочкина.

— Сестры Ханхасаевы и моя мать переписывались. Мы родственники. Семью Людмилы Борисовны тоже постигла печальная участь. Ее дедушка, бурят, привез бабушку, русскую, в эти места как работницу. А там дети пошли. Но фамилию потомок смешанного русско-бурятского брака носит русскую.

— Фамилия бабушкина. Дед мой был человек зажиточный: три дома, три юрты, семьдесят коров, триста овец. Грабили его после революции и белые, и красные. Избивали до полусмерти. В 37-м году его обманом заманили в Иркутск, будто бы на работу. И он пропал. Убили, наверное. На мемориальном кладбище в Пивоварихе, близ Иркутска, наверное, лежит. Я пыталась искать его следы...

Покровительницу этих мест видят во сне

При всем том, что Тотохоны и Шохтой стоят практически вплотную друг к другу, между ними проходит четкая граница — родовая, а следовательно, по бурятскому обычаю и территориальная. Шохтой — это поселение Курумчинского рода, Тотохоны — Бубаевского. Земли родов по старому обычаю разделены. Так получилось, что между деревнями проходит и третья граница — Эхирит-Булагатского и Баяндаевского районов. При советской власти обычаи особо не жаловали. Работали люди в колхозах, да и все.

Сейчас буряты соблюдают родовые границы, возвращаются к своим корням, открыто молятся своим богам, собирают и передают историю своего рода. Людмила трепетно относится к общей бурятской истории и связанной с ней самым прямым и непосредственным образом истории рода Бубая, от которого пошел ее род. Кстати, прадедушка Людмилы был шаманом. Ему, как предку, они молятся.

Легенда, как рассказывает Людмила Борисовна, гласит: жила одна девица, которая три дня спала на озере Ордынка возле Гушита. Не могли ее добудиться. И когда она проснулась, то должна была выбрать жениха. И выбрала жениха из Корсука. От этой пары пошел род и начались все окрестные деревни, в том числе и Тотохоны (Тотохон был старшим сыном). А волшебная девушка стала хозяйкой, покровительницей своих потомков, бабушкой Бубэн. Кстати, на берегу Ордынского озера найдены археологические памятники — остатки древнего поселения, а название Ордынка говорит о том, что здесь был стан какого-то важного, владетельного лица.

— Бубэн-Туудэ все поклоняются. Бабушка эта помогает в дороге. Сама она ездит на сером в яблоках коне. Она рыжеватая. И на ее плечах очень красивая шаль.

— Вы ее видите?

—Да, во сне. И у нее кнут необычный, очень длинный. Я ее видела в той самой ложбинке на озере, где она когда-то спала. Она махала кнутом, была чем-то, наверное, недовольна. А меня увидела и кнут опустила. Я ей молилась двумя белыми овечками.

Владения Бубэн-Туудэ доходят как раз до границы с Курумчинским родом. А своих детей Людмила Борисовна охраняет и за пределами родовой земли. Старики, воевавшие в Великую Отечественную, рассказывали о своих видениях бабушки, которая летала над войсками с одного фланга на другой с раскинутыми руками и защищала потомков.

Метки:
baikalpress_id:  23 759