Жизнь после Олимпиады

Единственная иркутская «золотая» олимпийская чемпионка не жалеет, что уехала из Приангарья

Когда-то ее имя знал весь Иркутск. Еще бы — единственная в городе «золотая» олимпийская чемпионка! Четыре года подряд у нас проводились легкоатлетические турниры в честь нее. Но потом постепенно ее имя перестало звучать в новостях, статьях и телевизионных сюжетах. Что случилось? Куда делась Татьяна Гойшик? Так получилось, что неисповедимые журналистские дороги свели нас недавно в Подмосковье, в городе Щелково. Оказавшись там совсем по-другому поводу, я совершенно случайно узнал, что именно там уже более 10 лет после отъезда из Иркутска живет наша легендарная спортсменка.

Символы эпохи

В этой встрече было много символичного и мистического. Во-первых, двое иркутян, встретившихся неожиданно за 5000 километров от родного города. Во-вторых, Щелково расположен в непосредственной близости от Звездного городка — города, напоминающего о величии нашей почившей в обоз страны под названием СССР. В-третьих, наш разговор с Татьяной происходил на стадионе, носящем имя Николая Озерова. Здесь заслуженный мастер спорта Татьяна Гойшик тренирует своих воспитанников из училища олимпийского резерва. В этом городе легендарный советский спортивный комментатор жил вплоть до своей смерти в 1997 году. Для выросшего в советскую эпоху человека все это явилось каким-то сгустком воспоминаний, гордости и ностальгии по тому времени. Времени, когда страна была впереди всех в космосе и спорте. А Татьяна Гойшик — живой пример того, что спорт был действительно массовым. Иначе никогда иркутская девушка не взошла бы на пьедестал на Олимпиаде-80.

— Как вам стадион имени Озерова? Лучше, чем родной «Труд»? — задаю вопрос Татьяне, которая только-только начала отходить от восторга от встречи с иркутским журналистом.

— Да нет, конечно, на «Труде» у нас все сделано по международным стандартам. Там девять беговых дорожек. Здесь всего 4.

Этим вопросом я пытался уловить отношение Татьяны к Иркутску. Есть ли у нее ностальгия? Жалеет ли, что уехала? Но твердый спортивный характер дает о себе знать. Вытянуть из нее какие-то эмоции или откровения не так-то просто. Нужны прямые вопросы.

— Не жалеете, что уехали?

— Уехала я из Иркутска в 1999 году. Очень давно там не была. Мечтаю съездить. В 2011 году городу будет 350 лет. От губернатора я получила приглашение на праздник. Буду стремиться туда попасть. А о том, что уехала, не жалею. Здесь, в центре России, больше возможностей раскрыться. Как профессиональному тренеру, мне легче здесь работать. Моя специализация — это длинные и средние бега. А чтобы из Иркутска выехать на среднегорье, нужны большие затраты. Сейчас с этим в Иркутске сложно. А чтобы отсюда уехать в Кисловодск, я сажусь в поезд и за 3000 рублей доезжаю. Отсюда я могу увезти туда больше ребят, больше подготовить. Да и соревнований здесь, в центре, проводится намного больше. Вся моя жизнь — это спорт. Я попала сюда вовремя и думаю, что еще многое сделаю.

Тут же Татьяна призналась, что в Иркутске существует особый микроклимат для рождения способных спортсменов:

— Это мое мнение. Когда я выезжаю на чемпионаты и первенства страны, то там, как правило, иркутские ребята на голову выше всех. Всегда, когда называют Иркутск, мне так приятно становится на душе. Но им дальнейшую дорогу никто не открывает. У них там денег нет. И куча проблем.

Перестала принадлежать себе

Но когда-то все было по-другому. Спортом в Иркутске, как и по всей стране, занимались все вокруг. Это было бесплатно и почетно. Так, выпускница Иркутского авиационного техникума смогла сделать головокружительную карьеру в спорте. Апофеозом ее триумфа стало золото на Олимпиаде-80 в эстафете 4х400 метров.

— В тот день, в 1980 году, как-нибудь праздновали победу?

— Нам было не до этого. На играх царила очень тяжелая и напряженная обстановка. Это были непростые соревнования. Мы чувствовали дикую усталость — моральную и физическую. Ведь более полугода до Олимпиады мы не вылезали с базы под Подольском. Вокруг Олимпиады все больше сгущались краски, и нам не разрешались свободные поездки. Поэтому, когда игры закончились, была одна мечта: скорее уехать домой. Когда 3 августа 1980 года Татьяна вернулась в Иркутск, ее встречали как народную героиню.

— В аэропорту толпы встречающих, транспаранты с моим именем, спортивные стяги, — вспоминает Татьяна. — Состоялся торжественный митинг, на котором мне высказали немало теплых и искренних поздравлений. Затем с охапкой роз меня посадили в черную «Волгу», и кавалькада легковушек отправилась к зданию исполкома. На улицах меня приветствовали улыбками и возгласами тысячи иркутян. Да, такое не забывается!

В последующие дни и годы было еще много разных встреч, мероприятий, в которых она принимала участие как чемпионка московской Олимпиады. Она призналась мне, что тот день разделил ее жизнь на две части — до Олимпиады и после: «С тех пор я перестала принадлежать себе». Теперь знакомством с ней стали гордиться, ее стали просить защитить, уладить проблемы, помочь. И она до сих пор никому не отказывает. Казалось бы, от такой славы и популярности могла пойти кругом голова и развиться звездная болезнь. Но Татьяна Гойшик пережила ту эйфорию и ажиотаж вокруг себя достойно.

— Радость и счастье, конечно, в те дни я ощущала. Но это была радость от героического поступка. Было удовлетворение от того, что мы перевыполнили задачу. Ведь на Олимпиаде-80 для нашей эстафеты золото никто из руководителей даже не планировал. Победу пророчили сильному квартету из ГДР. Выиграть у них даже не представлялось возможным. Но спорт есть спорт. Руководители планируют одно, а спортсмены хотят и делают другое. А звездная болезнь от титула олимпийской чемпионки меня, слава богу, прошла стороной. Я думаю, что она портит человека, он перестает замечать отношение окружающих. А я какая была, такая и осталась. Да, мне нравится в этой роли жить. Да, я знаю, что люди меня уважают. Но я сохранила свои черты характера, чтобы люди так ко мне относились. Поэтому всю жизнь стараюсь быть ко всем предельно внимательной.

Она благодарит за это своего тренера Виктора Иннокентьевича Седых. Это он увидел ее в 1972 году на «Труде» во время студенческого турнира и предложил заниматься у него. Она сначала не хотела, сомневалась, стоит ли идти в большой спорт. Но обладая целеустремленностью и даром убеждения, Виктор Иннокентьевич предложил: «Давай попробуем. Если через год ничего не выйдет, прекратим». Через год Татьяна стала кандидатом в мастера спорта. Он учил ее не только победам в спорте, но и отношению к жизни и людям. Она не видела его уже девять лет, но постоянно звонит ему в Бурдаковку. 80-летний тренер часто говорит: «Ты бы приехала поскорее в гости, а то, боюсь, не успеем уже увидеться».

Цена золота

— Сколько вы получили за победу на Олимпиаде?

— Обещали выплатить за золотую медаль 10 000 рублей. Тогда «Волга» еще стоила 9800 рублей. Но так как страна осталась в убытке (считается, что московская Олимпиада стала самой убыточной в истории. — Прим. авт.), то олимпийские чемпионы получили на руки по 2700 рублей. Больше ничего. Я съездила на эти деньги отдохнуть в Сочи, взяв с собой всю иркутскую родню.

В это году праздновалось 30-летие Олимпийских игр в Москве. Проводился большой спортивный форум в Лужниках. Татьяна Гойшик была приглашена туда, как и все олимпийские чемпионы 80-го года, проживающее сейчас в России.

— Организаторы здорово так все продумали! — вспоминает она. — Дали нам возможность встретиться и все вспомнить. Нам сделали очень хороший подарок. Было красивое театрализованное представление. Главная его мысль заключалась в том, что Олимпиада-80 передает флаг Олимпиаде 2014 года в Сочи. В память о той Олимпиаде нам вернули мишку. В большой коробке его привезли в Лужники. Она открылась, и он снова полетел в небо. Опять эти слезы, голуби... Пусть говорят, что сказка не возвращается, но организаторы форума смогли это опровергнуть.

Память вечна

Прошло 30 лет. За эти годы у нас в городе больше не появилось ни одного олимпийского чемпиона. Она так и осталась одна-единственная. Некоторые иркутяне даже уже и не знают про ее существование. Турниры на призы Татьяны Гойшик прошли в Иркутске 4 раза и закончились. На последнем, во время церемонии награждения, она сняла с себя золотую цепочку и надела ее на шею победительницы. Денег на призы не хватило... Она вспоминает все это с грустью и говорит, что вряд ли ситуация со спортом в Иркутске улучшится в ближайшее время:

— На нынешнем олимпийском форуме никого не было из Иркутска. Хотя там решалось очень много вопросов. Именно деловых, касающихся как детского, так и взрослого спорта. От той же Якутии, к примеру, были министр спорта и старшие тренеры по всем видам. Такой же форум пройдет в следующий раз в Якутске. Меня туда уже пригласили. Меня вообще много куда приглашают, и я никогда не отказываюсь. Меня только Иркутск не приглашает.

Чтобы не заканчивать разговор с живой легендой, принесшей когда-то славу не только Иркутску, но и всей стране, на печальной ноте, задаю напоследок банальный вопрос:

— Какое место в городе у вас самое любимое?

— У меня всегда любим местом были и останутся набережная Ангары и остров Юность. Наверное, как и у всех иркутян. Других особо запинающихся мест там нет. Эти — самые теплые и чистые. Там все мы ходили в молодости гулять по выходным, там встречались с любимыми. Именно они и остаются в памяти у всех, особенно у тех, кого судьба по разным причинам разбросала по стране и по миру.

Загрузка...