«У клюкве»

Один день с инспектором по делам несовершеннолетних в Тулунском районе

Протяженность Тулунского района более 150 километров, неблагополучных семей — 210, несовершеннолетних, состоящих на учете, 96 человек. Цифры приличные. Чтобы посетить даже несколько семей, инспектору зачастую приходится работать до позднего вечера со специфическим контингентом: пьяными мамашами, чумазыми малышами, неуправляемыми подростками. По ходу службы ему приходится осваивать несколько профессий: милиционера, психолога, воспитателя. Причем воспитатель чаще всего нужен родителям.

«Забирайте его, я отказ напишу»

После утреннего рапорта, закончившегося полдесятого утра, мы вместе со старшим инспектором ОДН ОВД по г. Тулуну и Тулунскому району Натальей Останиной отправились в село Икей.

— Мы стараемся ездить в разные дни недели, чтобы мамочки не привыкали. Порядок в семье должен быть каждый день, а не только в день нашего приезда, — сказала Наталья Валерьевна.

В первую очередь мы поехали к двум мальчишкам. Двое закадычных друзей-соседей, Дима Синицын и Саша Зыбайлов, несмотря на свой юный возраст (13 и 14 лет), пошли по криминальному пути. Поздним вечером они обокрали деревенский магазинчик.

Сначала мы направились в гости к Диме. Местному участковому этот мальчишка знаком давно. Несмотря на свои 14 лет, писать и читать так и не научился, зато деньги считает «и взад, и вперед, и с перекидом». После кражи в магазине твердил одно: «Не пьятал, не лазил», его товарищ Саша от сотрудничества с милицией не отказывался, чем заслужил неуважение друга: «Я с тобой никуда не полезу, ты колешься сразу». Диму мы дома не застали, он вместе со старшей сестрой ушел в лес за клюквой.

В доме у Саши к нам навстречу вышел его отец, пьяный мужчина с босыми ногами. Главное представление началось, когда из комнаты выплыла заспанная мамаша.

— Я тебе честно скажу, Наташа, я пью, — призналась Надежда Семенова инспектору хриплым, оглушительным голосом.

— Сколько дней?

Игнорируя вопрос, Надя, после каждого цензурного слова вставляя мат, начала о наболевшем:

— Вот у него спроси, как он у меня из подполья картошку продает, как он у меня из кошелька деньги ворует.

Со слов Саши выяснилось, что три куля картошки они вместе с другом Димкой вытащили из родительского подполья и продали за 500 рублей. На эти деньги купили сладостей и продукты домой.

— Я этого ему никогда не прощу! — закричала Надя. — Мне это, Наташа, надо? У меня воруют, я его убью! А этот его защищает, — кивнула она на сожителя. — Пускай его забирают, я отказ напишу.

— Я тебе напишу, — тихо и зло произнес Сашкин отец.

— Ты когда из запоя выйдешь? — спросила инспектор мамашу. — Нам нужно медкомиссию пройти, чтобы его на месяц поместить в центр временной изоляции для несовершеннолетних, там с ним психологи, педагоги поработают, он нормальным человеком вернется.

— Пускай он до 18 лет катается, мне он не нужен. Я бичиха, я пьяница, он меня считает такой, у меня дома жрать нечего, он по магазинам лазит, а мне он до такой степени надоел!.. — Надя снова не услышала вопроса. — Я вчера все перестирала, у меня жрачка есть, а у меня из подполья сын картошку таскает.

Понимая, что конструктивного диалога с пьяной Надей не выстроить, мы покинули дом Семеновых. Скоро должно состояться заседание комиссии по делам несовершеннолетних, где и будет решаться Сашина судьба.

«Я не в загуле»

Ольга Свиридова вместе с мужем и четырьмя маленькими детьми переехала из Усолья. Мира между Ольгой и ее супругом не было никогда, выпивающая дамочка вечно ходила с синяками. И вот несколько недель назад Ольга не выдержала и ударила мужа ножомю. Рана оказалась смертельной. Однако за смерть мужа-тирана Ольга пока никакой ответственности не понесла, по ее делу ведется проверка. Женщину не взяли под стражу, поскольку на ее иждивении находится четверо малолетних детей.

Ольга сидела на диване в компании нетрезвого мужчины и горестно закрывала лицо руками. Ее дети спали по разным углам, бодрствовал только один мальчик. Он сидел в кресле в свитере и длинном, не по размеру, трико, и казалось, что у него нет ножек. Инспектор подошла к ребенку и обнаружила, что он в мокрых штанах. Подруга Ольги переодела его. Оказывается, с ножками у мальчика действительно не все в порядке — у него ДЦП.

— Сколько дней в загуле? — с порога спросила инспектор Ольгу.

— Я не в загуле.

— Полтора дня, — ответил за нее мужчина.

— Подойди ко мне, — потребовала Наталья Валерьевна.

Ольга встала и сложной траекторией, с большими отклонениями, дошла до стола.

— Дома холодно, пар изо рта идет, столько маленьких детей, а ты пьяная, — выговаривала инспектор непутевой матери. — Я тебя за все время только один раз трезвой видела. Грязь-то какая вокруг, полы бы хоть помыла.

— Она не хочет кодироваться, не хочет исправляться. Дальше так продолжаться не может, буду собирать материал на лишение родительских прав, — сказала инспектор после визита к Свиридовым.

Напиться за 14 рублей

После Икея мы отправились в деревню Нижний Бурбук. Она примечательна большим количеством свиней — свиноматки, поросята, кабаны роются возле каждого двора.

— Вот здесь наши «боевики» живут, дерутся каждый день, — показал на дом с обугленным углом представитель администрации. Из дома к нам навстречу вышла взросленькая девочка.

— Где твои родители?

— Похмеляться ушли.

— Давно пьют?

— Да нет, второй день.

Родители обнаружились в соседнем доме. Они откровенно рассказали, как можно напиться, имея в кармане 14 рублей. Нужно купить в аптеке клюквенную настойку, чистый спирт, и развести ее в стакане.

— А что у вас с домом случилось, почему обгорел?

— Да этот вернулся с заработков из Усть-Илимска и все деньги пропил, — женщина кивнула на мужа. — Я разозлилась, взяла бересты и подожгла. Подъехав к следующему неблагополучному дому, мы увидели, как по огороду стремительно убегает женщина в малиновом платке. Обнаружить ее удалось на сеновале.

— Где Катя (пьющая хозяйка двора, мать четверых детей. — Прим. авт.)? — спросила инспектор обладательницу приметного платка.

— А? Катька? Катька у клюкве.

— А ты зачем пряталась?

— Так я не пряталась, у меня тут нюня маленькая, кабанчик. В местной администрации подтверждают, что Катерина действительно уже два дня как «уклюкалась», только к ягоде ее состояние, естественно, не имеет никакого отношения.

Имена и фамилии героев статьи изменены.

Метки:
baikalpress_id:  23 738