Столица живет провинциалами

Главную песню к фильму «Цветок дьявола» написала иркутянка

В кинотеатрах страны начался показ одного из самых ожидаемых фильмов осеннего киносезона-2010 — мистической мелодрамы «Цветок дьявола», который критики окрестили «русскими сумерками». Однако мало кто знает, что официальный саундтрек к фильму написала группа «Йена», вокалисткой которой является иркутянка Елена Шерстобоева. Коллектив получил известность благодаря Интернету: ролик на песню «ЖЖ», снятый участниками группы, собрал более 200 000 просмотров только на Youtub, позже эта песня прозвучала в сериале «Школа». В апреле 2010 года группа «Йена» выступила в качестве хэдлайнера на фестивале новой музыки «Навигация», открывшем в свое время Noize MC. Летом группа презентовала клип Open Air, в съемках которого приняла участие спортсменка и телеведущая Ляйсан Утяшева. Елена Шерстобоева согласилась ответить на вопросы «СМ Номер один».

Шпиль жалко

— Елена, вы родились и выросли в Иркутске. Как вы воспринимаете наш город сейчас?

— Странный город, который я люблю. Город падающих самолетов и красивых женщин. Ну и, конечно, Байкал... Каждый раз я привожу друзьям в Москву байкальский омуль. Родившись в Иркутске и прожив в нем до 18 лет, я как-то его не успела полюбить. Настоящие чувства к родному городу у меня возникли только на расстоянии. В Москве мне особенно не хватает байкальской энергетики и иркутской минералки. Сейчас я очень люблю приезжать сюда.

— У вас есть любимое место в Иркутске?

— Да, шпиль. В студенчестве мы любили собираться возле него и орать песни под гитару. Это был своеобразный символ для нас, глубокая метафора безбашенной юности. И когда я узнала, что вместо шпиля поставили дядьку, мне стало грустно.

— Расскажите о детстве, проведенном в Иркутске.

— Я родилась в семье врачей. Они живут в Иркутске, и я не могу видеть их очень часто. Мне не хватает маминой энергетики и папиной мудрости. По телефону с мамой я общаюсь каждый день. Она — моя лучшая подруга, советчик и идеал женщины. Она великолепно выглядит, хорошо поет и много работает. У мамы была тяжелая судьба: родилась в деревне Красноярского края в большой семье. В школу ходила пешком через лес. Кстати, когда мы жили на Кае, я тоже добиралась в школу через лес. Школьные годы — это самый чудовищный период в моей жизни. Я поменяла невероятное количество школ из-за переездов, моих болезней. В школьные годы я никого не понимала, никем не была понята. Меня били, я же драться не умела вообще. Зато могла больно обидеть словом. Возможно, такое непонимание одноклассников связано с тем, что я была младше всех на полтора-два года. Я очень рада, что школьные годы закончились, когда мне было пятнадцать. Спасибо маме, что отдала меня в школу так рано.

Не волк, а просто бревно

— Как вы перебрались в Москву?

— В Иркутске я поступила одновременно на юридический и филологический факультеты. Юридический удалось окончить дома, а вот с иркутского журфака я перевелась на факультет журналистики МГУ. Это была очередная авантюра. Я поехала в Москву поступать в литературный институт им. Горького. Поступила и проучилась год на заочном отделении. Однажды проходила мимо журфака МГУ и вспомнила, что как-то в пятом классе на уроке литературы мне пришла в голову мысль, что я непременно хочу учиться в МГУ, чтобы стать журналистом и рассказывать с голубых экранов только правду. Так вот, являясь студенткой литинститута, я подала на журфак документы — копию зачетки, где были только пятерки, кучу грамот. Через 3 месяца мне позвонили и сообщили, что теперь я студентка МГУ.

В прошлом году я защитила кандидатскую диссертацию и теперь преподаю на родном факультете. Иногда, когда иду на работу, прохожу мимо Кремля, у меня даже голова начинает кружиться от счастья — до сих пор не могу поверить в то, что это все не сон.

— Трудно было устроиться в столице?

— Да, проблем хватило. Они и сейчас есть. Мне пришлось пожить в общаге, где под обоями обитали тараканы, которые падали на меня по ночам. Потом я жила на съемных квартирах — у друзей, знакомых, приятелей. Как-то меня даже приютила Юля Чичерина, с которой мы давно дружим. Я не отказывалась от любой возможности заработать: была корреспондентом на кабельном канале, вела эфиры, потом работала редактором, юристом, пиар-менеджером... Тогда у меня возникли проблемы со здоровьем из-за того, что я отдавалась каждому делу без остатка. Хорошо, что мне помогали родители. Однажды мама даже прислала на поезде восемь ящиков помидоров с огорода. Столица живет нами, провинциалами, подчас высасывая все соки так, что нам приходится возвращаться домой, поджав хвост. Многие не выдерживают темпа московской жизни, ведь тут адская конкуренция, безумные цены на услуги. В столице человек человеку даже не волк, а просто бревно.

О группе «Йена»

— Многие творческие люди начинают писать в детстве. Как было у вас?

— Сколько себя помню, я все время что-то придумывала. В детском саду, в школе ставила сказки. Едва научившись переставлять пальцы на пианино, мурлыкала под нос примитивные мелодии с текстами про мальчиков. Вкус к хорошей поэзии во мне воспитал человек, которого я считаю своим учителем, своим гуру, — поэт Анатолий Кобенков. Если бы не он, я до сих пор писала бы глупости. В принципе, я до сих пор пишу глупости. Только теперь более-менее осмысленно. Поэзия и есть глупость. Еще Пушкин говорил, что она должна быть глуповата.

— Откуда вы черпаете темы для текстов?

— Мне нравится актуализировать темы. Они для всех творцов одни и те же — любовь, смерть, жизнь ну и далее по списку. Вопрос ведь не в том, что сказать. Вопрос в том, как сказать. Наша группа — в списке первооткрывателей. Например, про отношения в «Живом журнале» до нас никто не пел. А ведь Интернет — это целая культура, где люди встречаются, расходятся, знакомятся. Сейчас почти никто не знакомится в реале, как раньше. На это нет времени. Гораздо проще найти спутника по Интернету. Стоит только задать запрос: цвет волос, возраст, род занятий...

— Вы являетесь вокалистом и автором текстов в группе «Йена». А кто еще входит в коллектив?

— В группе «Йена» помимо меня — Бакъ из питерской хип-хоп команды «С.Т.Д.К.». Под их песню «Лето пролетело» мы отплясывали в Иркутске еще на первых курсах. Наш бас-гитарист — Мистер Брюс Джуманджи —, создатель проекта «Михей и Джуманджи». «Сука-любовь», музыку к которой написал именно Брюс, — одна из моих самых любимых песен вообще.

— Как появилась «Йена»?

— Я не хотела петь в группе. Я просто написала текст первой песни. Это была «ЖЖ». Наш друг — талантливый музыкант Андрей Баскаков — написал у себя на даче музыку. Потом мы поехали в Питер и записали под руководством Бака с гитаристом Алексеем Сапроновым аранжировку. Бакъ сразу сказал, что «ЖЖ» — это хит, бомба. В общем, он меня уговорил петь, потому что я автор и обладаю харизмой. Кстати, с японского йена переводится как «круг,» нам понравилась эта метафора бесконечности, какого-то кольца, круговорота. И мы выбрали ее в качестве названия. Когда песня «ЖЖ» стала крутиться на радио, во что я никак не могла поверить, я постоянно заводила разговоры о том, что вокал и университет — вещи несовместимые. Теперь я вполне сжилась с ролью поющего препода и больше не веду разлагающие коллектив беседы. «Йена» — это часть меня. Неотъемлемая.

— Как вы определяете музыкальное направление группы «Йена»?

— Мы вообще против того, чтобы относить творчество «Йены» к какому-то одному направлению. Скорее это микс поп-музыки, рока и хип-хопа. В нашей стране мало кто работает в этом направлении, потому что оно очень сложное — и с технической, и с творческой точки зрения. Надо врубаться в ритм, в гитарные рифы, уметь не только петь, но и читать. Продвинуть что-то качественное и при этом массовое очень сложно. Но мы уверены: людям нужна качественная популярная музыка, а не музыкальный «фаст-фуд».

Респект Германике

— Насколько мне известно, фактически «Йена» стала первой группой, чьи песни, став популярными в Интернете, прорвались в российский радиоэфир...

— Мы просто написали первую песню и выложили ее в Интернет. Она там болталась сама по себе и постепенно обрастала поклонниками. Потом мы сами сняли артовое видео на песню. Доснять его так, как планировали, не удалось, потому что я попала в больницу, причем на операционный стол. Мои синхроны были заменены документальными кадрами из разных научных исследований, в том числе врачебных. Бакъ монтировал видео дома, буквально на коленках. Мы выложили ролик в Интернет, где его сразу прозвали «глюклипом». В первый же месяц видео посмотрели более 50 000 человек только на Youtub. И песню взяли на радио, а потом в сериал «Школа». Помню, как в один прекрасный день раздался шквал звонков от друзей и знакомых, которые слышали нашу песню в сериале. На премии МузТВ-2010 мы подходили к Валерии Гай Германике выразить ей благодарность и за сериал в целом, и за нашу песню в нем в частности.

— Расскажите о сотрудничестве с создателями фильма «Цветок дьявола».

— Режиссер фильма Катя Гроховская долго искала группу, которая могла бы написать заглавную песню к фильму. Главный оператор фильма, друг Бака Сергей Дышук, посоветовал обратить внимание на наше творчество. Катя послушала наши песни, посмотрела видео, и ей понравилось. Мы встретились с ней и с продюсером фильма Игорем Задориным, посмотрели одну из версий трейлера и послушали про фильм. Через два дня у меня родился текст песни, который всем понравился. Бакъ сел за музыку, ну и так далее. Работали мы над песней «Цветок» в Питере по 20 часов в сутки в период невыносимой жары, в студии температура достигала 40 градусов. Когда трек был готов, продюсеры фильма решили снимать на него клип в Киеве с режиссером Игорем Ивановым. В общем, все лето ушло на песню «Цветок», о чем мы совершенно не жалеем. Клип сразу взяли MTV, МузТВ и РУ ТВ.

Сейчас мы собираемся в тур. Конечно, я надеюсь увидеть в списке городов Иркутск, где смогу набраться вдохновения. Дома, как говорится, и стены помогают.

Метки:
baikalpress_id:  13 628