Потомки Большой Бабушки

Самоубийства в округе связывают с шаманами из Улан-Удэ

Мы впервые услышали нарекания в адрес улан-удэнских шаманов, будучи в командировке в селах Боханского района. Разговоры шли такие, что визиты заезжих шаманов в Бохан и Осу наносят вред тем людям, по чьей просьбе они совершают обряды. Причем за обряды берутся большие деньги — такие большие, что людям приходится брать в банках кредиты, для того чтобы расплатиться с шаманами. Мы отправились в Осу, где местные шаманские практики сегодня имеют наиболее цивилизованное, организованное развитие, и попробовали выяснить, что же происходит.

Шаманы становятся хозяевами родных мест

Деревня Ирхидей, что в нескольких километрах от районного центра Оса, славится тем, что в ней проживают шаманы сильного шаманского корня. В частности, Игорь Ользонов, который председательствует в осинской местной религиозной организации шаманистов «Бургэт», что значит «Орел». А также бывшая учительница Ирхидейской школы, а теперь шаманская гадалка Надежда.

Их прародительница бабушка Дулан пришла откуда-то с северо-восточной стороны.

— Может быть, с Муринской долины или с реки Лены. Это я по тэнгринам (небожителям. — Ред.) определяю. Если судить по призываниям, которые в роду передаются в устной традиции, мы — из черных тэнгринов, которые оттуда, где растут деревья без корней и без верхушек. Наш тотем — черные волки. Мы, получается, из рода черных волков. Прародительница пришла в эти места совсем юной и вышла здесь замуж за местного. От нее произошли все шаманы. Она имела все шаманские посвящения, считается покровительницей женщин и детей, — рассказывает Игорь Владимирович.

Их прародительницу называют Ирхидейской Большой Бабушкой. После смерти она была сожжена (у этого рода обычай освобождать, облегчать души своих умерших от «мясного» тела) на большой горе вблизи Ирхидея, где и по сей день проводят обряды, посвященные ей. Она хозяйка этой горы — так же, как становились хозяевами местности другие шаманы. — С XVII века шла бурная ламаизация. Иногда, может быть, и насильственным методом. Шла в Монголии война между потомками Чингисхана. Хан, брат которого был ламой в Тибете, пришел к власти и начал притеснять шаманистов, царской властью насаждать ламаизм. И многие большие шаманы уходили через Хубсугул в Тунку и дальше на запад. В разных местах они селились, и возникал в тех местах большой шаманский корень. Эти шаманы в дальнейшем, после физической смерти, стали одними из хозяев этих мест.

Шаманы вынуждены быть шаманами

Игорь Владимирович, экономист по образованию, получивший образование в Москве, был управляющим отделениями совхоза. Теперь шаман — потому что, говорит он, настало его время.

— Мы поздно пришли к этому. В свое время я был партийным работником. Ну, такое время тогда было. Мы не придерживались никаких, даже самых простых, правил шаманизма, не капали.

— Тогда ваши шаманские способности не давали о себе знать?

— В такое время покровители рода, может быть, не тревожат, берегут своих детей. Поэтому особенности и способности не проявляются. Но тот человек, который должен быть шаманом, обязательно им будет. В свое время. И когда это время наступит, уже никуда не денешься, уже не отпустит. И вот пришло время. И все другие дороги были мне закрыты. Только этот путь остался. Но, конечно, в сорок пять лет уже поздновато начинать.

— А шаманская болезнь у всех бывает?

— Кто-то вынужден начать через болезнь. Я занимаюсь этим из-за опасности, что пострадают мои дети, внуки. Тонкие силы заставляют тебя быть тем, кем ты являешься. Дадут понять, что никакой у тебя другой дороги нет.

Шаман, говорит Игорь Ользонов, учится самостоятельно. Никто не преподает ему специальную науку. Шаманы наследуют свою методику от прошлых поколений рода, открывают в себе силы. И тут главным является поддержка предков, духов, то есть шаманский корень. Зная о том, что человек происходит из этого корня, к нему приходят самые разные люди и просят провести обряд.

— Ко мне приходили, а я ничего не умел, не знал. Но моих посетителей отправляли знающие люди, и они говорили: «Умеет или не умеет, а доведет куда надо».

Узкая специализация

Учительница Надежда, работавшая в Ирхидейской школе, унаследовала склонности к гаданию от матери. В один прекрасный момент она почувствовала в себе призвание и, не найдя возможности совмещать учительство в школе с шаманством, выбрала второе. Не так давно ее посвятили в шаманы — провели шаманский обряд на земле Ирхидея.

Надежда гадает на обычных игральных картах (раньше гадали по бараньей лопатке, но теперь этой техникой никто не владеет, сейчас все больше смотрят на водку). Она заменила маму. Специально гаданию она у родительницы не училась.

— Просто мама в последние годы болела, у нее были проблемы со зрением. И я с ней сидела, когда она принимала посетителей. Их выстраивались целые очереди. И я переняла навык.

Сама Надежда обряды не совершает, не брызгает. Сейчас у шаманов узкая специализация: один ставит диагноз, делает вывод о проблеме человека, устанавливает, каким духам брызгать, а далее рекомендует идти к тому человеку, который, собственно, и будет брызгать. Надежда диагност.

— А в вашем роду еще есть те, кто шаманит?

— Брат мой. Но он только начинает.

За чужими приходится чистить

Местные шаманы, так же как и мы, знают о жалобах на своих приезжих коллег: после их визитов люди начинают болеть, происходят страшные вещи. В Боханском районе с «гастролерами» связывают случаи самоубийств, которые время от времени случаются здесь по нескольку раз.

— Из Улан-Удэ, из Аги приезжают, обряды проводят. Но если шаман проводит обряд на другой, не на своей территории, то он обязательно должен просить через местного шамана, чтобы он открыл дорогу его призываниям. В этом случае духи здешних мест помогут, — объяснили нам ирхидейские шаманы.

Дело в том, что шаманизм построен на сложной иерархии, которая составляет основу шаманской практики. Существует система обрядов, система призываний. И ни в коем случае нельзя перешагивать ни одну иерархическую ступеньку, призывая заянов — покровителей судеб, меняющих человеческую судьбу. Если пропустить какую-либо ступеньку, проявить к духам неуважение, то можно понести жестокое наказание.

— А в лучшем случае обращения не будут услышаны. На той земле, где проводится обряд, шаману нужно сначала призвать свои шаманские корни. После этого испрашиваю разрешения у мастных духов-божеств — хозяев территории. И только потом обращаюсь к заянам.

Предки служат посредниками между человеком с его, как здесь говорят, мясным телом и иерархичным миром духов.

Улан-удэнские шаманы пришли из другой местности. Здесь у них нет корней, и поэтому они должны обращаться к духам через местных шаманов, для того чтобы их предки стали посредниками между человеком и тонким миром.

— Шаманы с той стороны приезжают и большие молебны проводят. А потом всякое начинается. В Боханском районе, в деревне Хохорск, самоубийства после этого совершались, потом вроде утихомирилось. Года два назад приезжали — и опять началось. Я считаю, что они разбудили чужих духов, которые начали себя так проявлять. Дело в том, что там было законное место, где совершались тайлаганы. А приезжие им пренебрегли. Они выбрали другое место, где энергетики, может быть, и больше, но она чужая — в этих местах проводили обряды жившие здесь раньше то ли якуты, то ли эвенки, то ли курыкане.

Игорь Владимирович объясняет, что очень трудно потом исправлять завихрения тонких энергий, возвращать их в спокойное русло. Но приходится, и, к сожалению, говорит он, бывает поздно вмешиваться — человека может уже не быть в живых.

Свод законов и кодекс чести

— Но сейчас очень модно обращаться к шаманам, и часто люди ищут их по объявлениям. Вот и находят.

— Настоящие шаманы не дают объявлений в газете. Это считается дурным тоном. Шаман не должен навязывать себя. Истинный шаман никогда не скажет: «Я самый сильный». Хвастовство и навязывание не приветствуется кодексом чести, — объясняет Надя.

— Есть такой кодекс?

— Устный. Эти правила воспроизводились из поколения в поколение. Существует даже старинная шаманская присяга. Так вот там есть слова о том, что если есть двое, желающих помощи шамана, то сначала должен идти к тому, кто приехал на быке, а потом уже к тому, кто на коне. То есть сначала к бедному, — рассказывает Игорь Владимирович.

— А сколько шаман берет за обряд?

— Столько, сколько человек дает ему от души. Цена не назначается. Условие таково: шаман должен быть доступен каждому.

— Но вы ведь объединились в ассоциацию, открыли кабинет. Разве не для того, чтобы зарабатывать?

— Мы пытаемся сохранить традицию. Не секрет, что многие стали забывать уже и родной язык, и обычаи. Исторически у шаманов две функции: разъединительная — между родами и племенами, и объединительная — внутри рода. Сейчас такое время, что все рассеялись по земле. Происходит глобализация. В этом случае шаманы должны объединить народ. Хотя когда мы принимаем тех, кто просит помощи, то не делим их на бурят, русских, украинцев и так далее. Поэтому мы создали центр и хотим добиться выделения нам территории, на которой мы поставим обрядовую юрту, кузницы — черную и белую, также обрядовые. Вы же, наверное, знаете, что для бурят важны кузнечные божества-покровители: черный кузнец работает по металлу, белый делает ювелирные украшения. Кузнецам капают, чтобы избежать аварии, операции — ее производят железными инструментами.

На территории обрядовой площадки хотят поставить также домик для гостей, потому что приезжают за помощью люди, которым некуда податься. Например, потомки тех, кто жил на землях, затопленных Братским водохранилищем, у которых в окрестностях уже не осталось родственников. Они приезжают отдать дань предкам. И на берегу водохранилища, напротив местности, духов которой они хотят почтить, проводится обряд.

Молодым людям рекомендуют идти в шаманы

Есть еще один вред от чужаков, среди которых попадается много самозванцев. Они внушают молодым людям, что тем стоит идти в шаманы, и берут за обряд посвящения большие деньги. Игорь Владимирович предупреждает, что это опасно и для самих незаконно посвящаемых, и для их детей. Проще говоря — если у человека нет шаманского корня, никто не проведет его в мир духов и не защитит его там.

— Люди, которые предлагают какому-нибудь парнишке стать шаманом, играют судьбами других, пользуясь их незнанием. Ко мне часто приходят молодые люди, которые говорят: «Нам нужно стать шаманами». Они покупают шаманскую одежду и все, что необходимо, но при этом не знают родного языка, а бывает, не знают и родителей. Мы советуем: если ты уверен, что призван быть шаманом, то походи, поспрашивай у знающих людей. Если они подтвердят, что имеет смысл тебе этим заниматься, то приходи снова. Но всегда нужно держать в голове: быть шаманом — не очень хорошая судьба, тяжелое призвание. На такое призвание люди соглашаются вынужденно. Приняв такую судьбу, ты себе уже не принадлежишь.

Загрузка...