Бомжи боятся привидений

Самый старый деревянный дом Иркутска вызывает опасения у соседей

Принято считать, что старинные деревянные дома украшают центр Иркутска. Одним из таких предметов нашей гордости был некогда дом № 23 по улице Лапина, более известный как дом Шубиных. Теперь самое старое деревянное здание города знаменито совсем по другой причине: оно поражает туристов и местных жителей своим безобразием и бесхозностью. О том, что сгоревшая, полусгнившая, покосившая развалюха является достопримечательностью, свидетельствует только мраморная табличка «Памятник архитектуры дом Шубиных (XVIII век) охраняется государством».

Обиталище крыс и бомжей

О судьбе многострадального дома с несколькими неуловимыми собственниками официальные лица говорить не любят. Судьба памятника действительно печальна: вопрос о выкупе здания государством и его реставрации до сих пор висит в воздухе. У дома несколько хозяев, местонахождение некоторых неизвестно. Соответственно, выкупить дом по частям государство не в состоянии. Все это не позволяет начать реставрацию здания.

В свою очередь жильцов близлежащих домов изрядно беспокоит соседство с памятником архитектуры. Они охотно рассказывают, почему дом № 23 так им не мил.

— Я здесь уже 33 года живу, — говорит Нелли из дома № 25, тоже, кстати, строения не первой свежести. — И все тот дом реставрировать хотели. А хозяев-то трое. У меня, например, подруга там жила, потом она в Ново-Ленино куда-то переехала. Они не могли приватизировать квартиру, а потому и дом продать. Да там уже и не осталось ничего, все развалилось, даже печь разобрали. Здесь и трупы находили. Теперь этот дом даже бомжей не привлекает, хотя раньше очень красивый был, купеческий. Ну, и наш тоже... Здесь были цеха, затем общежития. Теперь квартиры. Рядом конюшня стояла — сгорела лет 7 назад. Мы у себя сами все благоустраиваем.

Ее соседка, пенсионерка Тамара Семеновна Стрелочных, — старожилка дома № 25. Она прожила здесь 42 года. Угасание дома Шубиных произошло на ее глазах. Теперь женщина сама недовольна таким непрестижным и опасным соседством.

— Толку нет от дома этого, он нежилой. Стоит тут страшилище! Мимо ходят иностранные туристы к церкви, фотографируют — тьфу, стыдоба! Почему не перевезут его в «Тальцы», если так важны эти деревяшки? — возмущается пенсионерка. — Здесь-то в нем только бомжи обитают. Главное, он и для нас опасен. Уверена, мы от него точно когда-нибудь возгорим. Стоит к нам вплотную — к крыше впритык. А ведь несколько лет назад расстояние между домами было около полутора метров. А теперь дом Шубиных поехал, скоро совсем нас придавит.

«Дом пьян, как я»

На другой стороне улицы — благоустроенный дом № 16. Там люмпены живут прямо в подвалах. Жильцы неоднократно заявляли в милицию, те отдавали домоуправлению распоряжение выгрузить мусор. А обитатели «нижнего этажа» приходят опять. И, видимо, ходят в гости в дом Шубиных. — Мы вообще боимся этого 23-го дома. Однажды там нашли труп женщины, уже весь ссохшийся. Бомжи постоянно перелазили через забор, костер жгли, — говорят жильцы. — Мы даже с «Тальцами» по поводу этого дома разговаривали. Там сказали, что из-за собственников не могут взять дом Шубиных.

Возле дома № 16 внезапно появился мужчина без определенного места жительства с двумя спутницами. Услышав вопрос о доме Шубиных, дамы стыдливо захихикали и скрылись в подвале. Зато мужчина, представившийся Василием, поделился своими впечатлениями: — Это страшный дом! Я туда ни ногой! Знаешь, внутри покойники были — сгорели прямо там и теперь ходят внутри по ночам. Я лично слышал подозрительные звуки. Они были жуткие, шелестящие, нечеловеческие: постукивания и гул. Даже не полез больше туда — вся охота пропала. Да и делать там нечего. У нас тут лучше, безопаснее. А дом тот скоро рухнет — он пьян, как я! — довольно закончил Василий и устремился вслед за подругами в недра подвала.

Дом Шубиных действительно уже не привлекает даже бомжей. Видимо, теперь он пригоден для жизни в нем исключительно крыс и приведений.

Загрузка...