Отложили на 14 лет

Анне Шавенковой дали возможность вырастить сына

Судебное разбирательство по делу Анны Шавенковой, дочери главы областного избиркома Людмилы Шавенковой, сбившей двух женщин на тротуаре в центре Иркутска, завершилось нетривиальным приговором. Судья вынес решение, согласно которому горе-водитель получила реальный срок — три года лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении. Однако приговор будет приведен в исполнение только через 14 лет, когда вырастет и повзрослеет ее сын.

Суд проходил в особом порядке

Напомним, что трагедия, виновницей которой стала Анна Шавенкова, произошла в центре Иркутска 2 декабря 2009 года. Шавенкова не справилась с управлением своего автомобиля «Тойота-Королла» и раздавила двух женщин — сестер Пятковых. Елена Пяткова скончалась в больнице, получив травмы, несовместимые с жизнью. Юлия Пяткова, получив серьезные травмы — множественные переломы ног, таза, повреждения позвоночника, разрыв селезенки и другие — и пройдя ряд операций и огромный курс лечения, встала на ноги, но здоровье ее подорвано. Юлия присутствовала в суде. Сама Анна на момент аварии была беременна, весной у нее родился сын.

Судебное разбирательство проходило в особом порядке — подсудимая полностью согласилась с обвинительным заключением, признала свою вину. В течение двух судебных заседаний стороны вели прения, по окончании которых судья вынес приговор. Потерпевшая сторона, то есть Юлия Пяткова и ее семья, приняла предложение о такой форме рассмотрения дела, чтобы сэкономить время и сохранить нервы своих пожилых родителей, которым пришлось пережить смерть дочери Елены. Но Юлия Пяткова, выступая в суде, подчеркнула, что о жалости к Анне речи не идет.

Старенький отец погибшей Елены Пятковой произнес очень короткую речь: — Я считаю ее преступницей, убившей одну мою дочь и покалечившей другую. Прошу суд принять справедливое решение.

Это уголовное дело, а затем и судебное дело, а затем и сам приговор вызвали пристальное внимание прессы и общественности в первую очередь потому, что Анна — дочь чиновницы, занимающей ответственный пост. Бытовало мнение, что делу не дадут развиться, до суда его не доведут именно из-за «административного ресурса».

— Было много вопросов к следствию, — адвокат Пятковых Виктор Григоров рассказал, что прокуратура не вмешивалась и не исправляла ошибки следствия, а делала это потерпевшая сторона, обращаясь всякий раз в суд.

— Статус дочки чиновницы стал для нее отягчающим обстоятельством, — заявила защитница Анны Шавенковой.

Обвиняемую проанализировали как личность

Особый судебный порядок предполагает, что в суде излагаются материалы, характеризующие обвиняемого как личность. Здесь не в пользу Анны была, во-первых, видеозапись аварии, которая ясно свидетельствует, что, впечатав людей в стену здания, она не подошла к пострадавшим, а сразу стала осматривать повреждения своего автомобиля. Не удовлетворили Пятковых и дальнейшие ее действия — всю нагрузку по возмещению ущерба по встречам с Юлей взяла на себя мать Анны Людмила Шавенкова, которую адвокат от имени семьи Пятковых поблагодарил.

— Я хочу подчеркнуть, что не Анна, а именно Людмила Шавенкова, а также другие люди оказывали Юле помощь, — произнес в своей речи Виктор Григоров.

Кстати, многие посчитали своим долгом принять какое-то участие в Юлиной судьбе. Возникали своеобразные цепочки взаимопомощи. Например, нам известно, что нынешний мэр Иркутска Виктор Кондрашов еще до своего избрания на пост городского головы обеспечил Юле хорошего массажиста. Андрей Дудко, главврач Шелеховской больницы, через которого осуществлялась помощь, заверил, что существует договоренность с Юлей: в случае нужды она может обращаться к ним.

Впрочем, можно понять позицию Людмилы Шавенковой, которая желала оградить от опасных переживаний дочь, ждавшую ребенка. Однако беременность Анны, ее рассказ о переживаниях в момент аварии и после нее не произвели на зал особого впечатления.

— Человек начинается с желания помочь. Я не увидела уважения. У Анны нет чувства ответственности, — сказала на заседании Юлия Пяткова. Извинения, принесенные Анной через газету, были восприняты Пятковыми резко отрицательно, как циничные. Вспомнили несостоявшуюся встречу Юлии с Анной: Юля на костылях приехала на другой конец города по просьбе Анны, но вместо Анны на встречу приехала ее мама и сообщила, что Анна не смогла прибыть. «Но неужели трудно было набрать мой номер и предупредить?» — недоумевает Юля.

Был упомянут и эпизод несостоявшегося мирового соглашения между сторонами. Сама Анна заявила, что соглашение не состоялось из-за того, что условия его были для нее невыполнимы. Однако адвокат Григоров озвучил цифру денежной компенсации, которую виновница нашла, видимо, неподъемной для себя: 300 тысяч рублей. Согласитесь, более чем скромно. Проявила ли Анна уважение к чужому горю? Этим вопросом задавались все присутствовавшие в зале суда. И здесь все складывалось не в пользу Анны. Речь Анны в суде, как уже говорилось, а также речь ее защитницы не произвели сильного впечатления на присутствовавших, хотя Анна еле сдерживала рыдания.

— Нужно ли добиваться морального уничтожения моей подзащитной? — обращалась к суду защитница Анны.

Адвокат Пятковых от имени своих клиентов, а также сама Юлия заявили, что они не видят глубокого, чистосердечного раскаяния обвиняемой.

Сядет в 2024 году?

Приговор, оглашенный судьей Кировского районного суда Ждановым, вызвал определенное недоумение, опомниться от которого участники процесса, а также все присутствовавшие в зале суда смогли не сразу. Адвокат Григоров, высказав свое личное мнение о приговоре — ему он показался недостаточно жестким, — не стал озвучивать точку зрения своих клиентов, дав им время на размышление.

Да, Анна Шавенкова получила реальное, а не условное наказание — три года лишения свободы в колонии-поселении. Однако такая длительная отсрочка может свести реальность наказания на нет. Авторитетные комментаторы — известные юристы по всей России — сходятся во мнении, что подобный приговор может прямо привести к отмене наказания — по достижении ребенком 14 лет суд может освободить осужденную от отбывания. Конечно, в том случае, если она хорошо себя вела, о чем должна будет свидетельствовать уголовно-исполнительная инспекция, куда Анна Шавенкова после вступления приговора в силу должна встать на учет. Другой вариант, выгодный для осужденной, — Анне назначат более мягкое наказание. Фактически такой отсроченный приговор — аналог условного срока.

В России статью 82 УК РФ («Отсрочка отбывания наказания»), которой руководствовался суд, вынося приговор, применяют крайне редко, причем в отношении родителей-одиночек, и не по громким делам. В данном случае такое решение суда уже вызвало разговоры о том, что это коррупционный вариант приговора, поблажка, наиболее благоприятный для Шавенковой исход. Ведь и дело громкое, и отец у ребенка есть — это гражданский муж Анны.

Дополнительным пунктом в приговоре было запрещение управлять транспортным средством сроком на три года. Впрочем, на это внимание уже никто не обратил.

Через несколько часов после оглашения приговора появилась информация о том, что решение суда будет обжаловано пострадавшей стороной.

Загрузка...