«Если попадется плохой режиссер, все равно сыграю отлично»

Артисту Иркутского академического драматического театра им. Н.Охлопкова Валерию Жукову на этой неделе исполнилось 70 лет

Валерий Михайлович Жуков — человек уникальный. Читая его творческую биографию, с трудом верится, что это история одного человека. Ее с лихвой хватило бы на пятерых. В течение 50 лет сыграно более 200 ролей в театре, многолетняя работа на областном радио, где он был главным режиссером, на телевидении — в спектаклях и художественных фильмах, преподавательская деятельность. Еще Валерий Михайлович музыкант, в своих спектаклях он часто танцует, поет и профессионально играет на аккордеоне и губной гармошке, а также журналист — пишет статьи о ветеранах иркутской сцены. Он профессионально владеет искусством грима, преподает его иркутским студентам и образ каждого своего персонажа создает сам, без помощи гримера.

Школа переживаний

— Увлечение театром началось еще в детстве. Мальчишкой я не пропускал ни одного спектакля в Иркутском драматическом театре, видел много потрясающих постановок с участием талантливейших актеров, которые, видимо, и повлияли на выбор профессии. Я даже был на праздновании 100-летнего юбилея театра. Естественно, когда в 1958 году объявили о наборе в Иркутскую государственную театральную студию при Иркутском драматическом театре, в будущем переименованную в Иркутское театральное училище, я без лишних раздумий поступил в нее.

— Кто из знаменитых был вашим педагогом?

— У меня были потрясающие педагоги! Имена многих сегодня можно прочитать в театральных энциклопедиях. В театральной студии я познакомился с основателем иркутской театральной школы — легендарным Осипом Александровичем Волиным, который включен российской «Театральной энциклопедией» в пятерку лучших директоров театров Советского Союза. Более 30 лет он возглавлял Иркутский академический драматический театр. Недавно установлена мемориальная доска на его иркутском доме. Конечно, не могу не сказать о замечательном режиссере и педагоге Александре Борисовиче Шатрине, который после работы в Иркутске в течение 18 лет был главным режиссером в Московском театре имени Ермоловой, затем главным режиссером Государственного академического Малого театра в Москве и активно работал за границей. Я играл во всех его спектаклях и благодарен ему на всю оставшуюся жизнь! Потрясающий был мастер. Думаю, что сегодня нет таких режиссеров. А читать стихи меня научил преподаватель Иосиф Захарович Тверской — ученик знаменитого Юрия Левитана. Он преподавал у нас три года сценическую речь. Я думаю, главное в профессии не звания, а то, что моими учителями были выдающиеся мастера сцены. Кланяюсь им по сей день! Если даже плохой режиссер попадется, я все равно сыграю отлично! Нас так учили.

— Наверное, в те времена театральное образование было совсем другим?

— В то время в студии был жесткий отбор — из 40 поступивших ребят окончили ее только 16, вернее 15 человек получили профессиональный диплом, а один — только справку вольнослушателя. Нас учили полностью выкладываться на спектакле, играть так, словно впервые вышел на сцену. Ведь отечественная школа — это школа переживаний, а не лицедейства. Артист должен по-настоящему плакать, смеяться, страдать, любить, а если играть вполсилы, то не будет отдачи от зрителей. Как, например, играл Николай Караченцов в «Юноне» и «Авось». Я видел, сидя в зале, как у него жилы на шее надрываются, насколько он выкладывался на сцене! Ведь он пел сам, без фонограммы, и при этом играл потрясающе! Поэтому настоящие артисты мало живут и умирают зачастую прямо на сцене.

25 лет играл Бабу-ягу

— С кем из режиссеров вам понравилось работать?

— Мне посчастливилось работать с талантливыми режиссерами, например с Вячеславом Кокориным в спектакле «Лес», и, конечно, с Александром Борисовичем Шатриным, которого можно поставить в один ряд с выдающимися мастерами отечественной сцены — Петром Фоменко, Георгием Товстоноговым. Каждый его спектакль был событием! Например, когда режиссер показал макет сценографии иркутского спектакля «Суббота, воскресенье, понедельник» знаменитому итальянскому драматургу Эдуардо де Филиппо, он так был им очарован, что попросил сделать копию оформления спектакля, которую увез в Италию, а оригинал макета сейчас хранится в Центральном театральном музее имени Бахрушина в Москве. У него были необычные методы работы. К примеру, генеральную репетицию спектакля «Суббота, воскресенье, понедельник», действие которого происходит в Италии, он организовал на чердаке здания, чтобы мы ощутили атмосферу пыльного, душного итальянского городка. Другой спектакль — «Через 100 лет в березовой роще», про декабристов, мы репетировали без электрического освещения, при свечах, в комнате с зашторенными окнами, с длинным столом, покрытым красным сукном.

— Вы играли в спектаклях-долгожителях?

— Это была целая эпоха в театральной жизни Иркутска. Например, я играл в спектаклях, поставленных по пьесам Вампилова, — «Старший сын», который шел на иркутской сцене 14 лет, «Прощание в июне», показанном более 100 раз. Кроме того, 25 лет я играл Бабу-ягу в сказке «Василиса Прекрасная», поставленной главным режиссером театра Борисом Дубенским. Она шла на иркутской сцене 700 раз. Это были интересные, талантливые спектакли, одни из самых любимых иркутской публикой. Работал я всегда очень много. У меня даже был однажды рекорд — на гастролях в Керчи в 60-х годах в течение месяца я сыграл в 42 спектаклях, а в Благовещенске в 80-х годах, тоже на гастролях, принял участие 45 спектаклях. Мы играли по три спектакля в день. Это колоссальная нагрузка. К тому же с молодости и по сей день в Новый год я работаю Дедом Морозом. Я считаю это благородным делом и никогда не отказываюсь от предложений. Меня очень любят приглашать, передают мои контакты друг другу, потому что я работаю профессионально, не халтурю. Да и своих студентов учу, что это честная и благородная профессия. Ведь часто приходится в социальных учреждениях выступать, в больницах.

— У вас были во время спектаклей забавные ситуации? Можете поделиться актерскими байками?

— Да, конечно, были забавные ситуации. Как-то на гастролях мне нужно было играть в спектакле «Сказки Старого Арбата». Ехать нужно было далеко, в Тару, это поселок городского типа в Омской области. Естественно, везем кучу декораций, весь состав театра. И вот уже мы играем там спектакль, я выхожу на сцену, говорю два слова, и вдруг провал в памяти, ничего не помню! Артист, с которым я играл в паре, спас положение, помог мне доиграть эпизод. Но на обратном пути все смеялись — стоило ехать столько километров, чтобы выйти на сцену и забыть текст. Вот такой казус!

Список 50 знакомых знаменитостей

— Я знаю, что вы работали также и на телевидении, даже принимали участие в первом художественном фильме, снятом в Иркутске.

— Мне всегда было очень интересно работать на телевидении и радио. Там состоялся мой первый режиссерский дебют. В 1970 году я поставил на иркутском телевидении первый спектакль как режиссер. Он назывался «В зоне военных действий», по произведению Юджина О’Нила. На гастролях мы показывали его на кораблях Тихоокеанского флота. И я действительно играл и в первом художественном фильме, созданном на иркутском телевидении: «Когда цветут жарки». В нем играли все известные сегодня артисты — Виталий Венгер, Виктор Егунов и другие. Но самое интересное, что я сочинил еще песню для спектакля на стихи Марка Сергеева, то есть выступил и в роли композитора. Кроме того, на телевидении у меня произошел судьбоносный случай — за роль в спектакле по произведению Валентина Распутина «Деньги для Марии», которую я затем играл и на сцене театра, на московских гастролях мне дали премию Министерства культуры РСФСР.

— Я знаю, что за свою долгую творческую театральную деятельность вам довелось познакомиться и даже подружиться со многими знаменитыми артистами, режиссерами, писателями. И у вас даже есть список 50 знаменитых людей, с которыми вас свела судьба. Расскажите о нем.

— В этом списке имена выдающихся актеров, режиссеров, поэтов. Среди них Ирина Муравьева, Ия Савина, Евгений Леонов, Олег Стриженов, Марина Ладынина, Леонид Броневой, Людмила Зыкина, Евгений Евтушенко, Махмуд Эсамбаев, Борис Андреев, Михаил Ульянов, Василий Лановой, Спартак Мишулин, Олег Табаков и др. С некоторыми я познакомился в Иркутске, с кем-то в Москве во время гастролей. Помню, как-то идем иркутской компанией актеров по московскому метро и вдруг видим Николая Караченцова. А мы не можем попасть на спектакль «Юнона» и «Авось», в котором он играл. Я подхожу к нему и говорю: «Стоп! Как Сильва — Сильве...» Он говорит: «Что такое? Не понял?». Я продолжаю: «Я актер иркутского театра, так же как вы исполнитель роли Сильвы в спектакле «Старший сын». Мы здесь на гастролях и очень хотели бы посмотреть «Юнону» и «Авось», но билетов не достать!» Николай Караченцов посмотрел на меня и говорит: «Значит, так: придешь в театр, подойдешь к окну кассы и назовешь такую-то фамилию, скажешь, что от него». Мы подошли в день спектакля к окошечку, все как положено сказали, нам тут же дали билеты, и представляете — на 4-й ряд, 5—6-е места! Билеты-то дорогие! Посмотрели спектакль и решили Николая Петровича отблагодарить, купили цветы, подходим к служебному входу, он увидел нас: «А! Как Сильва — Сильве! Ну, как спектакль?» Вот такая интересная встреча была.

— Про такую жизнь, как у вас, можно книгу писать. Не думали об этом?

— Да, есть такая идея. Я хочу написать книгу о старшем поколении — об известных иркутских артистах, режиссерах, в том числе об Осипе Александровиче Волине, которого считаю своим крестным отцом.

— Вы счастливый человек?

— Да. Я счастлив, что выбрал любимую профессию, какой бы сложной она ни была. Она подарила мне счастье прожить жизни и других людей — моих персонажей, что духовно очень обогатило меня. Одним словом, жизнь прожита не зря!

Метки:
baikalpress_id:  23 649