Как мы боролись с наркоточками

Процесс разоблачения растянулся на несколько месяцев и не завершен до сих пор

Каждый день по телевидению идет социальная реклама, призывающая бороться со страшным злом, коим являются наркотики. В распоряжении журналистов нашей газеты оказалось два адреса, по которым торгуют героином. Мы решили сообщить эту важную информацию по телефону горячей линии. Адреса были довольно точными, жители многоквартирных домов не раз видели, как из квартир торговцев зельем выходили наркоманы и кололись тут же, не отходя от кассы, оставляя в подъезде использованные шприцы. Нам казалось, что разоблачение наркоточки для соответствующих служб — дело если не пяти минут, то пары дней максимум. В голове рисовались радужные картины — вот доблестные сотрудники Госнарконтроля врываются в темную квартирку, на лицах ее хозяев застыл ужас, пакеты с героином выскальзывают из их рук, на наркодилеров надевают наручники, а мы, совершившие благое дело, получаем заслуженное вознаграждение. Однако последующие события быстро рассеяли наши иллюзии.

Миссия — дозвониться

Сначала мы решили действовать как рядовые граждане, которые не могут спокойно смотреть, как рядом с ними торгуют смертью. Да и вопрос собственной безопасности тут стоит довольно остро, ведь наркоманы — это группа риска, это потенциальные воры и грабители. Как оказалось, чтобы найти правильный телефон, куда можно «слить» информацию, необходимо поднапрячься.

Акцию под условным названием «Разоблачить наркоточку» мы начали в апреле этого года. Сделав вид, что идея сообщить адрес наркоточки к нам пришла спонтанно и телефон из ролика-призыва мы записать не успели, звоним на канал, где регулярно крутится социальная реклама. Там нам сообщили два телефона. Первый 22-00-49, второй 24-18-58. По первому номеру включился ответчик, женский голос попросил оставить имя, телефон и пообещал: «Мы вам обязательно перезвоним». Этого звонка мы ждали несколько недель, но так и не дождались.

По второму номеру ответил бодрый мужской голос. Человек представился дежурным Госнарконтроля Иркутской области и добросовестно записал надиктованный нами адрес, имя, фамилию предполагаемого наркоторговца из микрорайона Рабочего и номер его автомобиля. Как уже было сказано выше, для чистоты эксперимента представляться журналистами мы не стали, а выступили как обычные граждане.

— А если я хочу узнать о мерах, которые будут предприняты в отношении наркоточки? — спрашиваю дежурного.

— Для этого вам нужно прийти к нам с паспортом и написать заявление. В течение 10 дней мы дадим официальный ответ.

— Я слышала, что за адрес, информация по которому подтвердилась, выплачивается вознаграждение?

— Мы не выплачиваем. Вознаграждение обещает администрация (судя по всему, имеется в виду правительство региона. — Ред.), звоните туда. В приемной правительства нам сообщили номер 88001000038. На наше замечание, что номер несколько странноватый, секретарь ответил, что он многоканальный, и с него нас переведут на линию по наркотикам. К слову сказать, этот же номер указан в рекламных роликах. Длинный номер мы без устали набирали несколько раз в течение недели, но трубку никто не брал, только факс автоматически включался. Через неделю дозвониться все же удалось, нам продиктовали уже знакомый номер Госнаркоконтроля. — А вознаграждение? — робко поинтересовались мы.

— Ой, так это только при Тишанине было...

Воз и ныне там

Второй адрес мы оставили в пресс-службе Госнаркоконтроля, уже представившись журналистами. И с тех пор сначала один раз в неделю, потом один раз в две мы звонили в Госнаркоконтроль, чтобы поинтересоваться судьбой наших наркоточек. И каждый раз получали один и тот же ответ: «Идет оперативная работа, и пока никакую информацию мы разглашать не можем».

— А можно нам будет принять участие, когда сотрудники поедут «брать» наркоточку?

— Теоретически можно, но навряд ли это произойдет скоро. Предвидя, что и по первому адресу, который мы сообщили, как обычные граждане, ситуация идентичная, мы решили себя рассекретить и признались, что и адрес наркоточки в микрорайоне Рабочем тоже стал известен благодаря нашему звонку. Выяснилось, что тайная оперативная работа ведется и по этому адресу. Но неожиданно всплыл некий любопытный факт — сотрудник, который вел эту точку, был взят под стражу по обвинению в совершении преступления, и дело об известной нам наркоточке временно зависло в воздухе.

Несложно посчитать — со времени нашего первого звонка в Госнарконтроль прошло более трех месяцев. Люди, которые сообщили нам адреса, живущие по соседству с торговцами смертью, уже разуверились в том, что их когда-нибудь обезвредят.

Не так давно состоялась горячая линия, проводимая Госнарконтролем Иркутской области. Мы дозвонились туда, чтобы задать совой сакраментальный вопрос, однако вместо вопроса получилась печальная констатация фактов.

— Вы знаете, вот уже три месяца прошло, как мы сообщили вам адрес наркоточки, и никаких движений до сих пор не видели, — мы снова решили выступить в роли простого обывателя. — Наркоманы как тянулись туда вереницей, так и тянутся, недавно вот один умер прямо в подъезде (это не преувеличение, а реальный факт. — Прим. авт.). И вы знаете, эти призывы бороться с распространением наркотиков уже кажутся нам некой издевкой. Очень обидно становится, когда мы звоним, сообщаем точные адреса, а реакции никакой не видим. В прошлом году люди сами пытались эту наркоточку ликвидировать, потому что невозможно уже так жить, так братки какие-то приехали, народ кулаками разгоняли, а милиция и Госнарконороль друг на друга кивали.

— Вы знаете, могу вас заверить, что работа по вашей точке ведется, — ответил нам экзальтированный мужской голос после консультации с коллегами. — А вы что думаете — так просто наркоточку ликвидировать? Могу вам сказать, что эта работа может длиться не один месяц, а порой и не один год. Мы, конечно, можем прийти, взять с поличным наркоторговцев, посадить их, но я не могу дать вам гарантии, что через несколько дней по этому же самому адресу не начнется продажа героина. Наркоторговцы, которые работают непосредственно с наркоманами, — это звенья, нам же необходимо отследить всю цепочку, выследить настоящего хозяина точки, собрать большую доказательную базу, чтобы потом умелые адвокаты дело в суде не развалили.

Тем временем наркоманы продолжают приобретать здесь наркотики, умирать, а кто-то, получив в этой точке наркоту, впервые садится на иглу, пополняя и без того немаленькую армию наркозависмых... А правоохранительные органы все собирают и собирают доказательную базу...

Загрузка...