Жители Пионерска собрались уходить в тайгу

Населенный пункт, отрезанный от внешнего мира, становится шумным придорожным поселком

Дорога, соединяющая две федеральных автотрассы — М-53 и М-55 — дальнобойщикам сэкономит время в пути, улицы Иркутска освободит от проезжающих мимо лесовозов и фур, а поселок Пионерск свяжет наконец с «большой землей». Хорошо это или плохо — мнения у местных жителей разные. На одной чаше весов — автомобильное сообщение, связь с цивилизацией, на другой — крест на некогда спокойной, размеренной жизни.

Где это?

Пионерск расположен на левом берегу Иркута, напротив правобережного поселка Баклаши. Несмотря на относительную близость к двум городам — Иркутску и Шелехову, до недавнего времени он был фактически отрезан от «большой земли». С одной стороны — водная гладь Иркута, с другой — бездорожье, совладать с которым могли разве что «уазики» и «Нивы».

В межсезонье, когда речку не переплыть, а грязь, кажется, не преодолеть и на танке, поселок терял связь с внешним миром: школьники уходили на внеурочные каникулы, хозяйки заблаговременно запасались продуктами. Объездная дорога во главе с новым мостом через Иркут кардинально меняет ситуацию. Поселок становится придорожным. Уже сейчас цены на землю взлетели, а связь с цивилизацией не замедлила явить обратную сторону медали.

Снимок из космоса

В Пионерск мы отправились рано утром, не имея точного представления, как добраться до поселка. Рассудили просто: сначала в административный центр — в Баклаши, а там посмотрим. Приехав на место, разговорились с одним из жителей. Вердикт был неутешителен — переправы на тот берег нет, единственная возможность добраться до Пионерска — переплыть Иркут на лодке.

— Местные только так и добираются. Есть еще дорога через Мамоны, но вам и пробовать не стоит — не проедете, — уверенно заявил мужчина, снисходительно глянув на редакционную «Тойоту». — Там «уазик» нужен, а еще лучше джип.

Решили поискать помощи в местной администрации. — Надо было заранее предупредить, мы бы что-нибудь придумали. А так ничем помочь не можем — глава на выезде, а лодки у нас нет. Мы и сами мост ждем, — сказали в администрации муниципального образования и даже показали ксерокопию снимка, сделанного из космоса. На листе большого формата в черно-белом, едва различимом изображении виднелись контуры реки и мост, построенный наполовину. — С Интернета распечатали, — поясняет одна из сотрудниц. — Правда, снимок был сделан давно — еще прошлым летом.

«Вот так и живем»

В итоге нам ничего не оставалось, как отправиться на берег реки в надежде на попутную лодку. Там же мы воочию оценили и реальные масштабы строительства. За год снимок из космоса безнадежно устарел. Сейчас мост через Иркут возведен почти полностью. Строительство переправы рабочие планируют завершить уже осенью.

Примерно в двухстах метрах от стройки — место импровизированной пристани. На берегу несколько самодельных лодок, в кустах с десяток металлических гаражей. На противоположенной стороне, соответственно, Пионерск. Позже из разговора с местными жителями выяснилось: в советские времена с Баклашами поселок был связан переправой. В 1971 году, когда из-за схода ледника Иркут едва не потопил поселок, водная стихия лишила Пионерск связи с цивилизацией — переправу унесло вниз по течению. В итоге за последние сорок лет народ приспособился — сначала на лодках по реке, дальше на автомобилях, которые местные жители оставляют в гаражах на стороне Баклашей.

Попутный транспорт долго ждать не пришлось. Собираясь переплавляться на тот берег, местный житель Андрей Степанов как раз грузил в лодку мешки с комбикормом и сумки с продуктами.

— Это еще что. В межсезонье, когда речку не переплыть, мы на две недели вперед продукты завозим. А что делать? Так и живем. Хорошо дорогу построили, теперь и по той стороне до города добраться можно — 17 километров, и ты в Иркутске.

Как выяснилось из разговора с Андреем, объездная дорога, заасфальтированная лишь местами, уже давно служит местному населению «дорогой жизни».

— С зимы по ней ездим, и никаких хлопот.

Или по воде, или по бездорожью

Андрей Степанов любезно согласился взять нас в попутчики и, ловко орудуя веслами, охотно отвечал на наши вопросы. История Пионерска насчитывает примерно лет 80—90 — доподлинно дата его основания неизвестна. В советское время в 12 километрах от поселка был лесхоз. Сам Пионерск имел стратегически важное значение — на его территории располагался сплавной участок, откуда лес переплавляли вниз по течению.

— До недавнего времени добраться до нас можно было двумя маршрутами — либо через Баклаши, а дальше по Иркуту, либо через Мамоны по бездорожью, — уже стоя на берегу Пионерска, продолжал рассказывать Андрей.

Степень разбитости дороги было легко оценить, глядя на авто нашего нового знакомого — военный ГАЗ-66.

— В прежние времена дорога была сносной. А когда ЛЭП строили, лесовозы ее разбили окончательно. Вот на таких машинах и ездили, — ласково похлопывая борта грузовика, говорит Андрей. — Теперь таких не выпускают: на ней и по ягоды, и за сеном, и за дровами — везде проедет. А вообще вам с тестем моим поговорить надо — он, можно сказать, почетный житель — его именем улица в поселке названа.

Именной переулок

Тесть Андрея, колоритный моложавый пенсионер Владимир Анатольевич, — личность в Пионерске известная. В 80-х, будучи горожанином, работником ИркАЗа, Владимир Сердин получил здесь участок земли, а выйдя на пенсию, перебрался в поселок на постоянное место жительства. — Дом построили, хозяйство завели. Хорошо.

В поселке Владимир Анатольевич снискал почет и уважение. Во-первых, больше 18 лет пенсионер проработал в Пионерске лесником. Главную его заслугу местные жители формулируют емко: «Лес тогда в округе никто не воровал». Во-вторых, Владимир Анатольевич стал первым, кто смекнул поставить на противоположном берегу гараж.

— Жуликов-то сильно не было, шпана одна — возьмут, покатаются да и бросят... Раз машину угнали, два угнали. Ну, думаю, надо что-то делать. Вот и поставил на берегу гараж. С тех пор и повелось.

Ну а в-третьих, именем, а точнее фамилией Владимира Сердина в Пионерске действительно названа улица. Оказывается, больше полувека поселок жил на правах стихийной застройки: переулки и улицы были безымянными, дома не пронумерованы. В конце 90-х решили навести порядок — в Пионерск приехала специальная комиссия.

— Ходили, смотрели. Ближе к обеду, когда устали, повели народ ко мне в гости — мол, к леснику зайдем, чай попьем. А меня, как на грех, дома не оказалось. Вот и решили переулок, в котором живу, моим именем назвать — пусть, мол, тогда уж Серединским будет.

Так имя лесника было увековечено в истории поселка. — Ну а если меня кто спрашивает, почему моей фамилией улица именуется, я так и отвечаю — за заслуги перед отечеством, — по-доброму смеется Владимир Анатольевич.

Живая природа, интеллигентный народ

Сам Пионерск отличается живописной природой, размеренным укладом жизни. Чистый, ухоженный скот, лениво жующий траву на берегах Иркута, аккуратные поленницы, ровная вереница заборов. На улицах поселка шумит детвора, крепкие деревенские дома соседствуют с дачными домиками. По словам старосты поселка Тамары Тимофеевой, примерно 30% от общего числа домовладельцев живет в Пионерске постоянно. Остальные набегами — кто-то приезжает на лето, кто-то на выходные.

— Народ у нас хороший, интеллигентный. В свое время купить здесь землю было непросто, участки выделяли работникам крупных предприятий, — говорит Тамара Александровна.

Из числа тех, кто живет в поселке постоянно, большая часть пенсионеры. Примерно семей 30. Одни держат скот, кур, пасеку, другие разводят огороды.

— Ягоды, овощи, грибы. Всегда свое молоко, сметана, — продолжает Тамара Александровна. — У нас ведь воздух чистый, никаких выхлопов. На островах орхидеи, занесенные в Красную книгу, растут. Народ дружный: отродясь ни воровства, ни разбоев не было. А уж ребятишек сколько! Летом в каждом доме по два-три ребенка. Из Иркутска, из Шелехова — отовсюду везут. Потому что безопасно — машин нет, дорог нет. Именно в силу столь привычного, спокойного уклада жизни к переменам местный люд относится с опаской. Размеренность, оторванность от «большой земли» народ не очень-то рад менять на придорожную суету, на плотный поток автотранспорта.

И плюсы есть...

С одной стороны, плюсы неоспоримы — объездная дорога во главе с мостом через Иркут избавит местных жителей от многих проблем. — Главное, что и скорая помощь сможет приехать, и пожарные машины, — рассуждает Тамара Александровна. — У нас в прошлом году два дома горели, так здесь жуть что было. Пожарка заблудилась, брод найти не может. Электричество вырубило, насосы не работают. Хорошо, что ветра не было, а иначе все — поселок бы сгорел.

— А если заболеет кто, так и в больницу доставить целое дело. Пока машину найдешь, пока через Иркут переплавишь, — добавляет супруг Тамары Тимофеевой Владимир Степанович. — Однажды полковнику одному стало плохо, так пока его везли, он и умер.

Сам Владимир Степанович — коренной житель Пионерска. Здесь он родился, вырос, обзавелся семьей. По его словам, когда-то в поселке было все — и медпункт, и магазин, и начальная школа. — А потом лес кончился, переплавлять стало нечего. Так вот постепенно все и поменялось.

...и минусы

Вместе с тем связь с «большой землей» таит в себе ряд существенных минусов. Шум автомобильной трассы, выхлопные газы проносящихся мимо фур, толпы отдыхающих горожан. Уже сейчас первые признаки вторжения цивилизации приводят народ в негодование.

— В хорошую погоду по новой объездной к нам десятки машин приезжают. На берегу яблоку негде упасть — кругом народ, палатки. А теперь представьте, что они после себя оставляют. Горы, горы мусора! Бутылки, окурки, пластмассовые стаканы... Нет, мы к такому не привыкли. Ничего хорошего, откровенного говоря, нам эта дорога пока не принесла. Плюс ко всему, по словам местных жителей, неспокойно стало и в самом поселке.

— Телку у нас не так давно убили, — добавляет Владимир Степанович. — Я 70 лет здесь живу и первый раз с таким встречаюсь! Ну что хорошего? Ничего!

Продолжая разговор об обратной стороне медали, Тамара Тимофеева сетует и на разбитые лесовозами поселковые дороги. — У нас здесь раньше трава по колено росла, а теперь сами видите — едва упросили, чтобы ямы щебнем засыпали. Такие колеи были, что корова утонула.

Цены на землю поднялись

Стоит отметить, что перемены в жизни поселка начались еще до начала возведения объездной. Во-первых, весть о предстоящей «стройке века» тут же стала причиной взлета цен на землю.

— Если раньше дом в Пионерске можно было купить в пределах 300—350 тысяч рублей, то сейчас если кто и продает, то счет идет на миллионы, — говорит Тамара Тимофеева.

Кроме того, по сведениям местных жителей, «пришлый народ» стал активно скупать паевые земли, отданные некогда работникам совхоза «Ангарский» на правах долевой собственности.

— Кто-то, не будь дураком, выручил приличные деньги, кто-то по наивности отдал за недорого, — комментирует один из местных. По словам Валентины Московских, главы Баклашинского муниципального образования, в самом поселке свободной земли нет. Все, что в округе, — это земля лесного фонда и паевые земли.

— А вообще интерес к земле большой — люди звонят, спрашивают, наводят справки.

Придорожный бизнес под вопросом

Кстати, что касается придорожного бизнеса, которым живут сотни сел и деревень, расположенных вдоль федеральных трасс, то для самого поселка Пионерск перспективы в этом плане несколько призрачны. В отличие, скажем, от Култука, поселок находится чуть в стороне от трассы. И даже тот небольшой участок дороги, который выходит на Пионерск, расположен выше и отделен от него небольшим ручьем. А потому, чтобы заехать в поселок, путнику нужно свернуть с шоссе и проехать лишних полтора километра. Это обстоятельство значительно сокращает число потенциальных охотников заглянуть на огонек.

— Да и кто из местных будет связываться с бизнесом, если в поселке в основном живут пенсионеры. Единственный вариант — выходить на трассу, продавать овощи, грибы, свежее молоко, творог, — считает староста поселка.

«Что ж теперь, в тайгу, к Агафье Лыковой?»

Понятно, что основная волна перемен накроет поселок после того, как дорога будет сдана в эксплуатацию. Известно, что в самом Пионерске предприниматель из соседних Баклашей планирует открыть большой магазин, а на пригорке, где местные жители пасут скот и собирают грибы, будет возведен коттеджный поселок. Размеренная жизнь Пионерска навсегда уйдет в историю.

А пока грядущие перемены служат поводом для сельских дискуссий. Кто-то, соизмеряя минусы и плюсы, приходит к мнению, что жизнь меняется отнюдь не в лучшую сторону. Кто-то смотрит на вещи более позитивно.

— Одни так, другие так... Ну, что тут скажешь — жизнь идет, никуда не денешься, — философски замечает Владимир Анатольевич. — Что ж теперь, в тайгу уйти — к Агафье Лыковой?

Загрузка...