Спрос растет, авто дорожает

По словам продавцов, в среднем стоимость автомобилей на вторичном рынке выросла за последние месяцы примерно на 15%

С момента введения новых пошлин на ввоз иностранных автомобилей прошло полтора года. В общем и целом печальные прогнозы оправдались: число придорожных кафе и шиномастерских сократилось, перегонщики принялись искать новые варианты заработка. Кто-то возит из западных регионов России старые «Мерседесы» и БМВ, кто-то попросту перепродает местный секонд-хенд. Вместе с тем эксперты отмечают оживление: интерес к вторичному авто вырос. В числе причин сезонность, отложенный спрос (люди ждали лучших времен и, кажется, дождались). За компанию со спросом не замедлили подняться и цены. Во главе угла, по словам продавцов, дефицит ассортимента. Из западных регионов России поток секонд-хенда невелик, еще меньше авто поступает в Иркутск из Владивостока.

Вместо 25-го региона — 38-й

На автомобильном рынке Иркутска в Рабочем, кажется, все как обычно — народ неторопливо ходит по рядам, продавцы в ожидании покупателей томятся в раскаленных на солнце автомашинах. Транзитные номера говорят сами за себя: если раньше на большинстве транспортных средств значился 25-й регион (Приморье), то сегодня — родной 38-й. Беспробежных по России «японок» немного. Большая часть ассортимента — машины, пригнанные с запада, и авто, уже порядком поездившие по иркутским дорогам. Оказывается, с момента введения новых пошлин львиная доля перекупщиков успела переквалифицироваться.

— Раньше возил авто из Владивостока, теперь из западных регионов: из Москвы, Краснодара. Бизнес, конечно, не тот, — замечает Михаил. — Если во Владивостоке все было отлажено, то теперь приходится суетиться — искать пути-выходы.

Вместе с тем сами продавцы констатируют: большинство машин с запада отличаются не только хваленым левым рулем, но и зачастую сомнительной биографией.

— Если во Владивостоке беспробежные по России машины, как правило, «чистые», то здесь шансы нарваться на авто с сомнительной историей значительно выше.

Продавец по имени Стас от перегона авто из Владивостока тоже отказался. Больше года он занимается тем, что приобретает старые машины на местном рынке, чинит их, облагораживает и перепродает.

— А что делать? Спасибо госдеятелям, — недобро сетует мужчина. В целом продавцы подтверждают: с весны спрос на автомобили оживился. И на малочисленный товар с Владивостока, и на авто с запада, и на местные вторичные машины.

Что касается роста цен, то здесь продавцы лишь разводят руками. — Машин-то мало, одно старье. На сравнительно свежие авто цены поднялись примерно на 15%.

«Шестерки» для молодежи, «Нивы» для таежников

А вот стоимость родного, изрядно побитого жизнью автопрома осталась на прежнем уровне. Старенькие «жигуленки» и «Нивы» с транзитными номерами, словно случайные заезжие, скромно стоят на одной из шумных улиц, прилегающих к рынку.

— Нам что курс доллара, что утилизация... Спрос хоть и невеликий, зато стабильный, — резонно замечает продавец. — Подержанные «шестерки» покупает молодежь, «Нивы» и УАЗы — мужики-таежники. А что до слухов о запрете правого руля — так нам это только на руку.

Дядя Степа и «японки»

На авторынке нам посчастливилось разговориться с дядей Степой — колоритным коренастым мужчиной в кепке, очках и с золотыми зубами. В кругу профессиональных перегонщиков дядя Степа личность известная — за 20 лет он продал свыше тысячи машин, а трассу Иркутск — Владивосток успел изучить досконально.

— Ветеран перегоночного бизнеса, — без лишней скромности заявляет дядя Степа. — Меня здесь всякий знает.

Повышение стоимости авто перегонщик с 20-летним стажем связывает с сезонностью спроса, дефицитом ассортимента и повышением курса доллара в мае. Несмотря на трудности бизнеса, сам дядя Степа остался верен трассе Владивосток — Иркутск и по-прежнему поставляет на рынок беспробежные по России «японки». В основном иномарки возрастом до 5 лет.

— Самый ходовой товар — «японки» сроком эксплуатации от 5 до 7 лет — везти стало невыгодно. Введение новых заградительных пошлин повысило стоимость таких машин до космических размеров. Если говорить о поддержанных «европейках» с западных регионов, то по уровню комфорта и техническому состоянию они значительно уступают японским машинам. Из Москвы сюда пригоняют даже то, что поставлялось из Польши и Германии еще в конце 80-х, — столица и близлежащие города попросту отчищаются от автохлама.

Бизнес поредел

В целом, по оценке дяди Степы, 30% иркутских перегонщиков из бизнеса ушли, еще столько же обратили свои взоры в сторону западных регионов, а 20% занялись перепродажей местного секонд-хенда.

Как и ожидалось, не в меньшей степени поредел и придорожный бизнес. Крупные гостиничные комплексы и сервисные центры живут и здравствуют. С одной стороны, оборотные средства позволяют, с другой — плотный поток грузоперевозчиков.

— Фуры, лесовозы никуда не делись. Перегонщиков почти нет, зато есть дальнобойщики.

А вот мелкому бизнесу повезло меньше. Основной удар пришелся на скромные кафе и шиномастерские во дворах. Бизнес, который кормил придорожные деревни и села, большей частью вымер.

Клиентов в 4 раза меньше

От повышения пошлин на ввоз иностранных машин пострадали не только перегонщики и владельцы придорожных кафе и шиномонтажек. Негативно отразились перемены и на ряде смежных сфер бизнеса Иркутска. — Если раньше бизнес развивался, рос, то сейчас компания разве что на плаву держится. Повышение пошлин вкупе с финансовым кризисом и ростом доллара стали тройным ударом, — констатирует Андрей Андреев, заместитель директора одного из автоцентров.

Компания работает на рынке свыше десяти лет. В спектре услуг — установка противоугонных сигнализаций, навигации, оборудования мониторинга. Большая часть клиентов — это люди, которые купили автомобиль и спешат оснастить его по последнему слову техники. Понятно, что с введением новых пошлин их число значительно сократилось.

— Поток клиентов снизился в четыре раза. По причине вынужденных сокращений из полусотни работников осталось порядка двадцати. А вот по мнению Вячеслава Косована, механика одного из автосервисов, если кто и пострадал из-за пошлин, то в первую очередь не перегонщики и бизнесмены, а обыкновенный люд.

— Два года назад за 300 тысяч рублей мог купить хорошую беспробежную по России «японку». Сейчас лишь два варианта — либо подорожавшая вторичка, либо автопром. И в большинстве своем народ выбирает первое. У меня были и «Москвич», и «копейка», и «четверка»... А сев в «Тойоту-Калдину», я понял — назад в отечественный таз не сяду.

Откуда слухи?

Не вселяет уверенности в завтрашнем дне и молва об окончательном запрете праворуких авто. Напомним, разговоры об этом идут давно. Масла в огонь подлил техрегламент «О безопасности колесных транспортных средств», который должен вступить в силу осенью этого года. В первом проекте документа был пункт, согласно которому идентификационный номер автомобиля (VIN-код) должен иметь 17 цифр, тогда как машины, выпускаемые для внутреннего рынка Японии, имеют 11-значный VIN. Правда, в ответ на недоумения автовладельцев в проект были внесены изменения, и укороченный японский VIN был легализован.

Тем не менее слухи о запрете разгорелись с новой силой. Заметим, что, по мнению ряда экспертов, не без помощи заинтересованных в том лиц. Ведь ничто не повышает так престиж и стоимость автомобилей с левым рулем, как молва об окончательном запрете праворуких.

Так или иначе, а по мнению Алексея Ратовицкого, менеджера отдела продаж одного из официальных дилеров «Тойоты», тенденция к постепенному переходу на левый руль действительно прослеживается. Причем как со стороны покупателей, так и со стороны продавцов.

Может, да, а может, нет

В широких массах слухи о вероятном запрете служат пока лишь поводом для оживленных дискуссий. Кто-то считает, что они беспочвенны, кто-то, напротив, полагает, что дни «японок» сочтены.

Например, Владимир Добров, заместитель директора одной из автошкол Иркутска, уверен: рано или поздно праворуким авто кислород перекроют. — Но я думаю, в любом случае власти дадут тайм-аут — как минимум лет пять. — В ближайшем обозримом будущем такого быть не может. Даже тот автопарк, что есть, прослужит еще лет 15 как минимум, — с уверенностью заявляет Вячеслав Косован, механик одного из автосервиса. — Да если в одном только Иркутске больше половины автомобилей с правым рулем, то в случае запрета никакая милиция армию возмущенных автовладельцев не удержит.

Метки:
baikalpress_id:  23 624