Рейс 352: девять лет спустя

Местные жители собирали на поле обгоревшие деньги и разорванные цепочки

В это воскресенье исполнится 9 лет с момента страшной трагедии под Бурдаковкой. Лайнер Ту-154М, принадлежавший авиакомпании «Владивосток-авиа», выполнял рейс Екатеринбург — Владивосток с промежуточной посадкой в Иркутске. В начале третьего ночи самолет внезапно пропал с радаров авиадиспетчеров. Самолет рухнул в 4,5 км от деревни Бурдаковки на поле ОПХ «Иркутское». От лайнера осталась лишь хвостовая часть. Погибли все 154 человека. Комиссия определила, что виной трагедии стала ошибка пилота.

Дождь накануне дня памяти

В этом году за несколько дней до памятной даты в Бурдаковке лил дождь. Вода напрочь размыла дорогу, и наше стремление добраться до места, где установлен памятник погибшим, на корню пресекли местные жители. — Вы даже не пытайтесь. Дорога до поля, где стоит памятник, немного отсыпана, но до начала этой дороги сейчас не добраться.

Дождь, как бы оплакивая всех погибших на поле под Бурдаковкой, льет в конце июня — начале июля не первый год. После ливня добраться до места трагедии, вспомнить близких у памятника и деревянного креста, установленного одним из родственников погибших, становится невозможным. В прежние годы родственников жертв авиакатастрофы Ту-154 довозил до места по размытой дороге тракторист Иван Поморгайло.

— Года два или три после случившегося я помогал людям добраться до места. Они ехали молча, не проронив ни слова, — рассказывает Иван. — В такую погоду, как в этом году, добраться до памятника разве что на вездеходе можно.

Как это было?

Тревогу тогда подняли местные, бурдаковские, говорят в деревне. Молодой парень Михаил Андреев ночью миловался со своей тогдашней подругой Юлей. Влюбленные гуляли по деревенским просторам, когда увидели падающий недалеко от деревни самолет. Они-то и подняли шум. На место случившегося поспешила руководитель тогда цветущего фермерского предприятия Наталья Горбунова. Поля принадлежали хозяйству, и именно этой женщине выпала доля вести пожарные машины и спасателей к месту трагедии.

— Хоть территория была оцеплена, меня пропустили на место, — говорит Наталья Горбунова.

Она помнит гигантский костер, поглотивший самолет, несметное множество пожарных машин, скорых.

— Машин было столько, что они заняли все пространство от трассы до места трагедии, это почти 4,5 км.

По словам Натальи Горбуновой, машины вывозили человеческие останки с поля еще месяц.

— В том месте сейчас, как и тогда, располагаются наши поля — 19 га, но используем мы только 17 гектаров. Полтора гектара — территория неприкасаемая. Мы там ничего не сажаем, не трогаем это место. По сей день там можно найти частички одежды, обуви. Мы как-то были на месте трагедии, позже, когда все утихло, видели одинокий детский сандалик...

Грех на душу

Между тем некоторые бурдаковцы посещали поля, где разбился самолет, с другой целью.

— Наши ходили туда, собирали горелые деньги, шли с ними в магазин, — рассказывает свидетельница событий 70-летняя пенсионерка Флюра Францевна Кавердяева. — Сейчас поумирали многие, кто ходил туда. Я бы сама ни за что на такое не сподобилась, — добавляет бабулька. — Такой грех ни к чему на душу брать.

О факте мародерства местных жителей знает и заведующая фельдшерско-акушерским пунктом деревни Бурдаковки Ольга Чикаева.

— Слышала, что позже в том месте деревенские находили фрагменты золотых цепочек, обгорелые деньги, — говорит медик. — В основном туда ходили пьяницы и детвора несмышленая. Купюры даже несли в магазин, собирались что-то на них купить, потом жители их пристыдили. Сама Ольга Чикаева о трагедии узнала только под утро. Ее, медика, к месту катастрофы не вызывали.

— Мы подробности видели только по телевизору, — рассказывает женщина. — Показывали, как Шойгу по полю ходил. А нас к месту не допустили. По-моему, по своей воле ни один здравомыслящий человек туда и не пошел бы.

Тем не менее любопытная бурдаковская шпана на велосипедах пыталась пробраться ближе к месту трагедии. В числе любопытствующих был сын Ольги Чикаевой Роман вместе с ребятами. Мальчик рассказывал, что они видели разбросанные вещи, мешки с неизвестным содержимым, которые люди грузили в машины.

Предчувствие

В семье Чикаевых с трагедией связана удивительная история. Дочь заведующей ФАПом Кристина, по словам матери, трагедию с самолетом предчувствовала.

— Несколько дней до случившегося она испытывала тревогу, нервничала, капризничала, в ночь трагедии плохо спала, — говорит мама девочки. — Поначалу мы думали, что это особенности характера, но так было и когда их отец разбился на машине. Такое ее поведение — показатель скорой беды. После падения самолета с Кристиной и вовсе произошли необъяснимые вещи. Раньше она страшно боялась самолетов, а после трагедии страх прошел сам собой.

Они были седыми...

Старается не вспоминать, но никак не может забыть увиденное под Бурдаковкой сотрудник одного из охранных предприятий Иркутска, а в то время — сотрудник правоохранительных органов, не пожелавший назваться.

— Мы тогда оцепляли территорию, чтобы никто не попал на поле, где разбился самолет, и не мешал спасателям, — говорит наш собеседник. — Как сейчас помню, мы накануне отмечали день ГАИ, а наутро нас подняли по тревоге. Мы находились на расстоянии от места трагедии, но я видел разорванные трупы. Они все были седые, даже дети. Такое никто не забудет даже спустя многие годы.

Метки:
baikalpress_id:  23 610