Заводом и не пахнет

Вместо дрожжей — продукция других производителей, вместо завода — торговый дом

Судьбой Иркутского дрожжевого завода мы заинтересовались еще в прошлом году. Поводом стала случайно брошенная фраза одного знакомого — мол, дрожжами-то не пахнет, видно с заводом что-то не то. Заглянув на Цесовскую Набережную, мы убедились: специфичного аромата дрожжей, который всегда слыл визитной карточкой здешних мест, действительно нет. О том, что производство переживает не лучшие времена, наглядно говорила и растяжка на воротах завода с надписью «Сдаются помещения». Словом, заводом действительно не пахло — ни в прямом, ни в переносном смысле.

«Все псу под хвост»

Наши попытки получить комментарии у руководства успехом не увенчались. Сотовый директора не отвечал. Девушка в приемной всякий раз говорила, что начальства нет.

В попытке прояснить ситуацию мы вновь наведались на Цесовскую Набережную — уже весной. С десяток табличек на центральном входе наглядно подтверждали: предложение о сдаче помещений в аренду нашло спрос. Сейчас в здании дрожжевого завода чего только нет: дистрибьюторский центр, архитектурно-строительное бюро, сауна, тренажерный зал, автомастерская, кафе-столовая...

В целом фасад старого здания с десятками контор и конторок выглядит несколько удручающе. Не добавляет оптимизма и окрестный пейзаж: развалины Курбатовских бань, деревянные домишки с полуразвалившимися заборами и ретирадами, своры бездомных собак.

Заглянув в один из проходных дворов, корреспондент едва не пал жертвой бродячего пса, но, слава богу, отделался легким испугом и незначительным ущербом в виде порванной сумки. Зато мужчина, прогнавший собаку, оказался местным жителем. На наш вопрос о деятельности предприятия Андрей Михайлович выразился емко и красочно:

— Похерили завод. Уж два года, как не пахнет. А ведь такое предприятие было!.. — вздохнул житель ветхого домика, живописно махнув рукой в сторону цехов. — Все псу под хвост!

Тайна, покрытая мраком

Выяснить судьбу дрожжевого завода делом оказалось крайне сложным. После многочисленных звонков во всевозможные управления, отделы, комитеты сложилось впечатление, что о простое крупного предприятия, расположенного в центре города, никому и дела нет. На наш вопрос о работе завода на том конце провода искренне изумлялись: «Это же частное производство! Откуда нам знать?»

Лишь после того как официальный запрос был отправлен в приемную комитета по потребительскому рынку, заместитель председателя Александр Попов согласился предоставить сведения. Правда, с оговоркой, что прежде ему нужно созвониться с собственником. Через неделю, поговорив с владельцем, Александр Попов лаконично пояснил: завод продукцию не выпускает, площадка готовится к перепрофилированию. А вот что там будет — собственник пока так и не определился.

В ответ мы попросили представителя власти оценить потерю для местного рынка. Александр Попов выразил мнение, что ничего страшного не случилось. Альтернативы есть — тот же хлебозавод как работал, так и работает.

Об отсутствии местного товара говорят и продавцы иркутских магазинов. Вместо брикетов иркутских дрожжей в привычной упаковке на прилавках продукция другого производителя — стограммовые пачки стоимостью 7 рублей с веселым поваренком на обертке. Изготовитель — предприятие французской группы Lesaffre, произведены дрожжи на заводе в Кургане.

Вместо завода торговый дом

В одной из фирм, арендующих офис в здании дрожжевого завода, нам доверительно сообщили: собственной продукции предприятие не выпускает, зато активно сбывает чужую — как раз-таки курганскую. Звонок в отдел продаж информацию подтвердил — сотрудница вежливо пояснила, что в наличии лишь продукция из Кургана. На вопрос о том, с кем мы имеем дело, уточнила: торговый дом «Дрожжевой завод». Поисковая система в Интернете выдала: ООО «Торговый дом «Дрожжевой завод». Оптовая торговля пищевыми продуктами и табачными изделиями».

Суд постановил...

Как давно завод стал торговым домом? Пролить свет на этот вопрос помогла информация, предоставленная арбитражным судом Иркутской области. Как выяснилось, еще летом 2008 года от Федеральной налоговой службы России поступило заявление о признании ОАО «Дрожжевой завод» банкротом. Суд постановил утвердить конкурсного управляющего и открыть процедуру банкротства.

В итоге работа филиалов в Зиминском районе и городе Чите была прекращена, кредиторская задолженность списана по причине отсутствия у должника имущества и денежных средств, достаточных для удовлетворения требований кредиторов. В июне 2009 г. конкурсное производство было завершено досрочно. Согласно решению суда ОАО «Дрожжевой завод» был ликвидирован.

Было и нет

Вот так в более чем вековой истории Иркутского дрожжевого завода была поставлена точка. Предприятие было основано в 1927 году на базе пивоваренного завода, построенного еще до революции. Последняя реконструкция пришлась на середину 80-х, когда мощности завода были значительно увеличены. В эпоху повального дефицита и сухого закона дрожжи отлично раскупались на домашнюю выпечку и самогон.

Лихие 90-е внесли свои коррективы. Спрос упал. Рынок заполнили сухие дрожжи заграничного производства. Борьба за место под солнцем шла с переменным успехом. Будучи единственным предприятием по производству дрожжей на территории от Красноярска до Дальнего Востока, в последние годы завод снабжал своей продукцией Иркутскую и Читинскую области, Республику Бурятия. Помимо обыкновенных прессованных дрожжей завод выпускал дрожжи, обогащенные йодом, с 90-х производил биологически активные добавки — дрожжелизин и йод-дрожжелизин.

В 1993 году предприятие было преобразовано в открытое акционерное общество. В 2004 году собственник сменился. Основным акционером стало ООО «Кентавр-Сиб» (супермаркеты «Цезарь» и «О’к»). Отдельной жизнью от предприятия живет сайт ОАО «Иркутский дрожжевой завод» с презентационной информацией пятилетней давности, на страницах которого покупателям по-прежнему предлагается оформить заявку на приобретение продукции.

Нам удалось связаться с одним из работников дрожзавода, который согласился прокомментировать ситуацию при условии анонимности. По его словам, закрытие завода волне предсказуемо.

— За рентабельность производства нужно было бороться. Новый собственник завода не был заинтересован в этом. Я считаю, в стране давно должен работать закон, согласно которому в случае если владелец не использует производство по назначению — предприятие изымается. Понятно ведь, что перепродавать проще, чем производить... Думаю, скорее всего, здания и цеха предприятия повторят судьбу радиозавода, завода имени Куйбышева. Вот и все.

Последствия сказались

Вопреки мнению зампредседателя комитета по потребительскому рынку отсутствие иркутских дрожжей не замедлило сказаться — тот же Иркутский хлебозавод, к примеру, вынужден подстраиваться под производителей, приобретая продукцию на не всегда выгодных для себя условиях. Кстати, в свое время у руководства предприятия были планы по приобретению дрожжевого завода для дальнейшего перепрофилирования производства с целью выпуска конкурентоспособной продукции. Однако в силу экономических причин планы так и не претворились в жизнь.

— Бывшее руководство дрожзавода должной заинтересованности не проявило. И это, я считаю, было ошибкой. Если бы цеха попали в руки хлебозавода, то производство наверняка сохранилось бы — хлебозавод в этом был бы заинтересован, — уверен наш собеседник, бывший сотрудник предприятия.

Интересно, что незадолго до смены собственника интерес к дрожзаводу проявила группа компаний Lesaffre, рассматривавшая вопрос о создании на базе предприятия совместного производства. По имеющейся у нас информации, коллектив был в этом заинтересован. Однако французы на сделку не пошли, отдав предпочтение дрожзаводу в Кургане.

— Приезжал официальный представитель компании, смотрел цеха, знакомился с производством, — вспоминает бывший сотрудник предприятия. — Основанием для отказа стали несколько причин: ветхое дореволюционное здание, вероятность принудительного переноса предприятия за черту города.

Пачка меньше, цена выше

Не осталось незамеченным исчезновение иркутских дрожжей и для местных хозяек. В семье иркутянки Светланы Кузякиной растут трое сыновей. Вынужденная экономия способствует кулинарной выдумке. Каждый день домочадцев ждет свежая выпечка.

— Дрожжи мы покупаем постоянно — и для кваса, и для выпечки. А иначе на магазинских пирогах и сдобе мы бы разорились, — говорит Светлана, которая готовит исключительно на «живых» дрожжах, категорически не признавая сухие аналоги. — Давно заметила, что иркутских дрожжей на прилавках нет, один Курган. Качество, по-моему, такое же, а вот стоимость иная. Цена выше, а упаковка меньше.

Метки:
Загрузка...