Вандалами оказались маленькие дети

Они решили разгромить те памятники, где не было конфет

То, что в середине мая произошло на кладбище сел Урик и Грановщина, заставило содрогнуться местных жителей. И до сих пор погост выглядит так, как будто по нему пронесся разрушительный смерч. Поваленные памятники, расколотые могильные плиты, побитая посуда — результатом варварских действий вандалов стало разрушение более 30 памятников. Люди предполагали, что на кладбище наведались нетрезвые подростки, которые в пьяном бреду начали глумиться над памятью усопших. Но оказалось, что кладбище разорили четверо ребятишек, самому младшему их которых всего лишь 9 лет.

Несчастье помогло

После произошедшего по Грановщине ходили слухи, что какой-то авторитетный человек нанял машину, чтобы следить за могилами усопших родственников, однако автомобиля жители поселка ни разу не видели, и на сегодняшний день за кладбищем по-прежнему никто не смотрит.

Массовое осквернение могил подвигло администрацию Урикского МО к решительным действиям. Охрану местные чиновники собирались нанять давно, однако средства из скудного дотационного бюджета все никак не изыскивались. Но этот вопиющий случай дал наглядно понять: дальше тянуть уже некуда. Помимо вандалов местное кладбище страдает от свалки, которая находится через дорогу. Полигон регулярно чистят тяжелой техникой, но пакеты и легкий мусор все равно успевают долететь до погоста и прицепиться к венкам и оградкам. К тому же полигон бытовых отходов год от года разрастается.

— Мы пересмотрели бюджет и решили выделить средства на то, чтобы огородить свалку и нанять сторожей, которые будут присматривать и за полигоном, и за кладбищем, — говорит Андрей Побережный, глава администрации Урикского МО. — Случай настолько масштабного вандализма у нас произошел впервые, до этого разрушали только единичные памятники.

Юных вандалов отходили палкой

Акты вандализма раскрываются нечасто, но в этот раз милиция нашла виновных. Первоначально в правоохранительные органы поступила информация, что в тот день, 16 мая, по кладбищу гулял девятилетний Саша — житель Грановщины. Милиционеры предполагали, что мальчик мог видеть извергов, крушивших памятники, но малыш сделал неожиданное признание. Выяснилось, что он и трое его друзей разорили более тридцати могил.

— Все дети живут в Грановщине, самому старшему из них 12 лет, — рассказывает Наталья Чеботарева, старший инспектор ОДН при ОВД по Иркутскому району. — Ни один ребенок на учете у нас не состоял, не за что пока было ставить. А вот семьи трех ребят (двое из них являются братом и сестрой. — Прим. авт.) были взяты под контроль как неблагополучные. Сейчас на всех родителей составлены административные протоколы за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей. По сути, досугом всех четверых детей никто не занимался, они были предоставлены сами себе, после школы бродили где хотели. Родители сами признаются, что не справляются с их воспитанием. Мы обратились в суд с ходатайством о помещении детей в центр временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей.

— Особого раскаяния в детях незаметно, — продолжает инспектор. — Когда мы, разбираясь во всем произошедшем, привели четырех товарищей на кладбище, только девочка горько плакала, мальчишки же были невозмутимы.

28 мая все дети, совершившие погром на кладбище, вместе с родителями пришли в подразделение по делам несовершеннолетних ОВД по Иркутскому району. Пришли как на линейку — в белых рубашках и галстуках. Только повод для встречи был совсем не праздничный. Во время беседы с инспектором школьники, как это водится у детей, всю вину валили друг на друга.

— Кто это все придумал? — спрашивает Наталья Чеботарева у самого старшего, 12-летнего Димы.

— Саша, — кивает мальчик на самого младшего насупленного малыша, который выглядит даже младше девятилетнего ребенка. — Мы ходили по кладбищу, собирали конфеты, и Саша сказал: «Давайте могилы, где нет конфет, громить».

Памятники дети раскачивали, взявшись с двух сторон, мраморные и гранитные конструкции падали, раскалываясь о плиты. Металлические памятники школьники вырывали из земли и переворачивали, жгли венки, отрывали фотографии, громили столы и стулья. Если брать за основу среднюю стоимость мраморного памятника в районе 30 тысяч рублей и учитывая, что дети разорили более 30 надгробий, примерная стоимость ущерба — свыше миллиона рублей.

— Понимаете, что вы совершили? — спрашивает детей инспектор. Школьники только ниже опускают головы.

— Плохо сделали, — отвечает старший Дима.

— Не просто плохо, вы совершили преступление, за которое сажают в тюрьму, и, если бы вы были постарше, вас бы судили, — строго говорит Наталья Чеботарева.

Удрученные мамы ребят своих детей выгораживать не пытаются и требуют рассказывать правду.

— Поче вы туда пошли? Вот поче? — вопрошает Ольга Семенова своих сына и дочку. Но те не могут найти ответа на этот простой вопрос. О разгроме кладбища в Грановщине слышали все, но когда Ольга узнала о том, что это совершили ее дети, то чуть не упала в обморок. Женщина не спала всю ночь, и от переживаний ее до сих пор трясет мелкой дрожью. — Я их наказала, — говорит женщина, — палки они у меня получили. Размеры штрафа, который теперь грозит родителям, — от 100 до 500 рублей. Жители Грановщины могут компенсировать ущерб, полученный от действий детей, обратившись в суд в частном порядке.

Имена и фамилии детей изменены.

Метки:
baikalpress_id:  23 561
Загрузка...