Мы родом не из детства — из войны

65 лет отделяют нас от окончания Второй мировой войны. Полина Дмитриевна Галецкая (в девичестве Бондаренко), которая живет в с. Батама Зиминского района, в юном возрасте оказалась в одном из фашистских лагерей. Жили они тогда в деревне Колки Гомельской области, в Полесье.

Отец, Дмитрий Леонтьевич, был рабочим в колхозе. Мать, Надежда Михайловна, — домохозяйкой, присматривала за детьми, а их было семь человек.

В 1937 г. Полине исполнилось 10 лет. — Страх панический ощутила впервые, когда за отцом пришли милиционеры, — вспоминает Галецкая. — Стучится кто-то. Дверь открыли, а там гости нежданные. Увели отца — и не вернулся больше. А на 3-й день покатили немцы на мотоциклах по деревенской улице. Сначала не трогали никого, только в тех домах, чьи родственники ушли в партизаны, устраивали погромы.

В одной из хат женщину и ее взрослых дочерей застрелили, ребенка в зыбке шомполом закололи. В один из дней фашисты согнали в центр села стариков, женщин и детей. Хотели расстрелять, но потом нам сказали о том, что немцы сохранят нам жизнь, но если услышат хоть один выстрел, то убьют всех. Больные мужики, молодежь убежали в лес. Там же скрывались Полина, ее сестра и брат. Ночью тайно возвращались домой, а летом питались лесом.

И еще самое роковое утро было в ее жизни. — Немцы окружили нас в лесу и, не дав попрощаться с родными, угнали в деревню Секеричи, закрыли в гумно колхозное, равно как скотину, — рассказывает Полина. — Заставляли работать. Как забрезжит рассвет, поднимали их прикладами, давали чуть коричневый кипяток с издевательским «Кофе это, кофе!». А еще давали так называемый суп: вода да фасоль, заправленная конским жиром.

Вечерами мы снимали с себя рубахи, закручивали тугим жгутом и держали над костром. От валившихся вшей огонь потрескивал. Рыли окопы. Полина заболела тифом. Болезнь стала поводом для избавления от этого ада — фашисты тифа боялись, больных выставляли. Рядом с Полиной выставили сестру и брата, потому что они были в контакте. Только вера в себя помогла Полине победить болезнь. Но немцы вновь вернулись в деревню и забрали всех, кто мог ходить.

— Пригнав нас в какую-то деревню, стали сортировать. Мужчин отправили отдельно от женщин, — продолжает Полина. — На этот раз у нас забрали брата. Он с трудом передвигался, немцы его били.

И опять трудная дорога в лагерь — так называемый открытого типа, но теперь уже смертный, у районного центра Октябрьского, в местечке Пораслище, Азаричи.

— Здесь не давали даже пить. Спасало то, что места болотистые. Подо мхом находили воду. Кто-то из наших пошел получать продукты, а принес горсть неочищенной гречки. Люди умирали бессчетно. Трупы сваливали в одну траншею, навалом. Жалости не было, — говорит Полина Дмитриевна. — Нам не было страшно и больно. Тогда смерть была освобождением от диких мук. С мертвых живые снимали одежду, ботинки, чтобы все-таки выжить... Кто-то разглядел, что нас не охраняют. Одна женщина бросилась к выходу. Ее разнесло на куски. Лагерь был заминирован вкруговую, километра на три. Нашлись-таки отчаянные головы, кто шаг за шагом, метр за метром сумел выбраться из минной паутины, дойти до наших, чтобы освободить всех.

Лишь в июле 1944 года Полина возвратилась в свои Колки. Вместо деревни была одна лишь черная выжженная земля. Деревню восстанавливали всем миром.

Немало было обстоятельств, которые привели семью Галецких в наши края. В 2003 г. ушел из жизни муж Полины Дмитриевны, Евгений Емельянович Галецкий. Он тоже родом из той деревни, что и Полина Дмитриевна. Перенес такие же страдания, что и его жена. Более четверти века прожили они в с. Батама Зиминского района. Вырастили троих детей, есть 6 внуков, уже появились правнуки.

Несмотря на все беды, которые пришлось перенести в детстве Полине Дмитриевне, она не перестала радоваться жизни. Эта женщина по сегодняшний день полна оптимизма. Всегда приветлива, гостеприимна, отзывчива. В преддверии Дня Победы хочется пожелать Полине Дмитриевне здоровья, успехов и большого человеческого счастья.

Метки:
baikalpress_id:  12 895