Раненому никто не помог

В то время как парень умирал, охранники клуба «не вмешивались»

В Кировском районном суде проходят слушания дела об убийстве иркутского студента. 19-летний Никита Гуманюк был зарезан 27 сентября 2008 года возле ночного клуба «Акула», где отдыхал с друзьями. Друзья юноши тоже серьезно пострадали. Обвиняются в преступлении двое братьев, один из которых студент педагогической академии. Парни, согласно материалам обвинения, устроили стрельбу и резню. На суде вдруг обнаружилось, что свидетели не могут вспомнить свои первоначальные показания. Попутно выяснилось: охрана в ночном клубе тогда и не собиралась вмешиваться в конфликт.

Никита пытался заступиться за друга

Мы присутствовали на судебном заседании по приглашению Лилии Гуманюк, матери погибшего Никиты. Она обратилась в редакцию, когда стало понятно, что свидетели на судебном заседании начали менять свои показания.

Напомним обстоятельства этого страшного события. Пятеро друзей, в том числе и Никита Гуманюк, проводили время в клубе «Акула», где проходило очередное фривольное шоу в духе этого клуба. В это же время в «Акуле» веселились братья Барановы. Возникла словесная перепалка между Барановыми и ребятами из Никитиной компании. Братья предложили ребятам выйти разобраться. Взяв травматические пистолеты и (согласно материалам обвинения) ножи, они обогнали выходивших и стали нападать на них по одному по мере того, как парни выходили из «Акулы». Ребятам стреляли в голову из пистолета с резиновыми пулями, одного из товарищей Гуманюка пырнули ножом.

— Ребята рассказывали, что он держал живот, чтобы внутренности не выпали... — рассказывает Лилия Гуманюк.

Никита пытался заступиться за друга, но получил удар ножом в область сердца. Но и это не все. Его, тяжело раненного, пинали и били. Он пытался убежать, пытался получить помощь.

— Таксисты все отказывались — боялись, что салон будет испачкан кровью. Никита пошел ловить машину на другую сторону дороги, надеясь, что кто-то остановится и довезет его до больницы...

Лилия Гуманюк недоумевает, как при большом количестве свидетелей никто не захотел помочь, никто не захотел вмешаться.

— Я понимаю, если бы драка была. Но ведь даже и драки не было. Братья даже и разговаривать не стали, просто напали. А все стояли и смотрели.

Указание, чтобы не лезли

Тогда, сразу после трагедии, управляющий клубом Павел Сорокин рассказал прессе следующее: «Подвыпившие молодые люди вышли из клуба довольно спокойно, не привлекая внимания охраны нашего заведения и посетителей. Все эти жуткие вещи произошли в течение минуты недалеко от нашего заведения. Мы шокированы произошедшим. Даже охрана нашего клуба не успела вмешаться. Сотрудники «Акулы» тут же вызвали группу быстрого реагирования Октябрьского ОВД Иркутска».

Сегодня мы можем сказать, опираясь на те сведения, которые были представлены в суд обвинением, а также опираясь на показания свидетелей, что ситуация выглядела несколько иным образом, не в пользу клуба.

Для того чтобы максимально наглядно представить, что же все-таки и как происходило в ночном клубе «Акула», приведем допрос одного из свидетелей — молодого парня, работавшего охранником в «Акуле», а ныне мерчендайзера в иркутской фирме.

На судебном заседании, которое состоялось на прошлой неделе, он рассказал, что в ту ночь он дежурил в верхнем холле клуба, а также на улице. Он вспоминает, как участники конфликта подошли к охранникам и поставили их в известность относительно того, что они выйдут и вернутся, — предупредили для того, чтобы их впустили обратно.

— Вы поняли, зачем они хотели выйти?

— Да. Они сказали, что возникли разногласия и они хотели бы поговорить. — Известно ли вам, что происходило на улице?

— Сначала я не знал. А потом услышал хлопки и вышел на улицу. Один человек лежал на земле, справа от выхода.

Свидетель рассказал, что человек лежал лицом вниз, вокруг была кровь. Еще один сидел на корточках. Остальные бегали по территории — и нападающие, и жертвы. «Вообще, было очень много народу» — это прямые слова свидетеля.

Один человек подбежал к нему, держась за бок, и закричал: «У него нож! У него нож!». Потом он обежал вокруг тира, который находится в непосредственной близости от ночного клуба, и упал. Это и был Никита... Бывший охранник рассказал, что видел и пистолет. По его словам, не только он, но и другие охранники были свидетелями происшествия.

— Предпринимали ли вы меры по задержанию нападавших?

— Никто из охранников не пытался их задержать.

— Почему?

— Нам было дано указание старшим смены Борисовым, чтобы мы стояли и не лезли.

— Вы были лицензированным охранником?

— Нет.

На вопрос, был ли он ознакомлен с должностными инструкциями, молодой человек ответил утвердительно. Он знал, что в инструкции написано: по возможности предотвратить преступление и задержать. Но, видимо, никому из наблюдавших такой героической возможности не представилось.

— Кто-нибудь из охранников это сделал?

— Нет.

Невмешательство свидетель приписывает тому обстоятельству, что невооруженным охранникам опасно сражаться с вооруженными людьми. Но в таком случае возникает вопрос: почему в таком неспокойном месте, как ночной клуб, не оказалось ни одного лицензированного, вооруженного охранника?

Свидетели меняют показания

Сегодня Лилия Гуманюк обеспокоена тем, что дело о нападении на ребят идет не так, как предполагает здравый смысл.

— Свидетели меняют показания. Говорят, что предыдущие дали под давлением следователя. Сначала они говорили о том, что у нападавших были нож и пистолет. Теперь свидетельствуют, что пистолет видели, ножа — нет. Говорят, что это был не нож, а сотовый, и даже называли марку. Вы подумайте: даже марку сотового разглядели в этом хаосе! — грустно усмехается мать погибшего.

Государственный обвинитель в суде, реагируя на слова свидетеля о том, что он забыл и не помнит толком, каково участие в преступлении братьев Барановых, зачитала показания, данные этим же свидетелем ранее. В предыдущих показаниях свидетель четко разграничивает, кто есть кто. Но свидетель сослался на то, что с момента события прошло много времени. Действительно, как запомнишь детали такого «рядового» события!

Кстати, один из охранников был знаком с братьями Барановыми. Он обеспечивал им бесплатный вход в развлекательное заведение. В помещении охраны они в тот вечер даже оставили свои вещи. В том числе и борсетки с оружием.

Как нам стало известно, пострадавшие юноши, друзья-приятели Никиты, показания дают робко. Потерпевшие стараются сгладить углы. — Сначала одно говорили — мне, следователю рассказывали. А теперь другое говорят. Конечно, мальчишки боятся.

Лилия Гуманюк предполагает давление на свидетелей. Еще больше ее настораживает тот факт, что дядя Барановых — многоопытный в сфере расследования уголовных дел человек, бывший начальник одного из РОВД Иркутска. Еще один дядя — мэр одного из райцентров.

Лилия Гуманюк говорит, что сначала было сделано все, чтобы тяжелую вину сложить на одного — старшего — брата. Он содержится под стражей. Второй брат находится под подпиской о невыезде. Сейчас адвокаты братьев пытаются «съехать» со статьи 105 («Убийство») на более легкую. Также в суде стороной защиты активно поднимается вопрос о наличии у братьев в тот момент ножа.

Мы будем следить за дальнейшим развитием событий.

Метки:
baikalpress_id:  23 473