Без крыши и паспорта

Иркутские иммигранты десятилетиями живут без документов

В Иркутске живут сотни абсолютно бесправных женщин-иммигранток. Их дети, нередко школьного возраста, не имеют свидетельств о рождении и медицинских полисов. Малышей не берут в детский сад и школу. Матери не могут найти официальную работу, не получают детских пособий. Для решения проблем женщин-иммигранток и их детей в Иркутске работает один из семи российских пунктов «Фемина». Он создан на базе байкальского регионального союза женщин «Ангара» и финансируется Евросоюзом. Хотя пункту всего четыре месяца, у его сотрудников появился уже немалый опыт работы с женщинами-иммигрантками.

Семья из Узбекистана

— У нас пожар был в апреле прошлого года. До сих пор крышу восстановить не можем. Муж разрывается между работой и домом. Средств, чтобы купить стройматериалы, пока нет, — рассказывает Екатерина Шипицина, мать пятерых детишек, по большей части несовершеннолетних.

В 1997 году Екатерина приехала в Иркутск с мужем и маленьким сыном из Узбекистана — поближе к отцу главы семейства. По дороге в Сибирь в поезде у них украли документы — паспорта СССР. Позже было утеряно свидетельство о рождении сына, которому сейчас 19 лет. Родители и теперь уже взрослый первенец по сей день не могут восстановить документы.

За эти годы у семейной пары родилось еще четверо детей. Самой маленькой дочке сейчас два годика. Семья скитается по съемным углам, в основном это частные дома в самых разных районах города и в самом разном состоянии.

Отец семейства крутится как может. Не пьет, не жалуется на тяжелую долю, а работает, пусть и нелегально. Другого выхода у мужчины нет — детей нужно кормить и одевать.

За 13 лет семья пережила немало: два пожара. В первом с трудом из огня вызволили одну из дочерей. В прошлом году случился еще один пожар, уже в другом съемном доме, где сгорели справки, собранные за годы, прожитые в России.

Трое средних детей Кати имеют российское гражданство. Младшая девочка со свидетельством, но без гражданства. Документы удалось сделать с трудом через органы опеки, и это для семьи огромная удача.

Три года назад Екатерина собрала троих детей, оставив старшего сына с отцом, и, вооружившись справкой для проезда до Москвы, отправилась в посольство с целью попасть в Узбекистан, где надеялась получить национальный паспорт гражданки этой страны. В посольстве ей не помогли. Женщина два месяца жила на Казанском вокзале вместе с маленькими детьми. Когда деньги закончились и стало совсем тяжко, она попросилась отправить ее с детьми домой, в Иркутск, ничего, по сути, не добившись. Сейчас ей рекомендуют ехать до ближайшего посольства Узбекистана — в Новосибирск.

Ангарская история

Еще одна семья с похожими проблемами живет в Ангарске. 34-летняя Нина прибыла в Ангарск из Кишинева шесть лет тому назад. Приехала в гости к родственникам, а чуть позже встретила мужчину и создала семью. Сынишке уже 3,5 года, но у мальчика до сих пор нет ни свидетельства о рождении, где должны быть вписаны родители малыша, ни медицинского полиса. Каждый прием врача семье обходится в 200—300 рублей.

Нина не может вспомнить, куда делись ее документы как гражданки Молдовы. Возможно, были утеряны. Без них невозможно устроиться на работу, посетить поликлинику, зарегистрировать отношения с гражданским супругом. Мама маленького мальчика обращалась во всевозможные инстанции Ангарска и Иркутска, но результата пока нет.

— Я хожу по кругу. Везде направляют из одного кабинета в другой, но выходить так ничего и не могу. А хочу я самого малого: зарегистрироваться с мужем. Хочу, чтобы у ребенка были документы и он, как все его ровесники, ходил в детский сад, а потом в школу.

Нина мечтает об элементарных вещах: найти официальную работу, жить как все. Проблема в том, что посольство Республики Молдова в России — одно из самых труднодоступных. Туда даже сотрудницы «Фемины» дозванивались целый месяц. Дальше Нине необходимо отправиться в Москву, потом в Молдову, где ей восстановят документы, а уже потом приехать в Иркутск и зарегистрировать отношения с отцом ребенка.

Как помочь?

Вот две из десятков историй, которыми делятся женщины с сотрудницами пункта. Их проблемами на деле никто не занимается. Многие посольства попросту не хотят разговаривать с потерявшими документы согражданами, требуя обращения через юридическое лицо. В пункт за первые месяцы работы поступило около сотни звонков.

— Многих мы уже ведем, созваниваемся с миграционной службой, уведомляем, что придет человек, интересуемся результатом, — рассказывает директор байкальского регионального союза женщин «Ангара» Светлана Уралова. — Самая серьезная проблема в работе с иммигрантками — отсутствие документов. Нет гражданства, нет паспортов. На втором месте стоят проблемы, связанные с детьми. У них, как правило, также нет никаких документов. По некоторым данным, 15% детей-мигрантов оканчивают школу без паспорта.

А если нет документов, возникает целый комплекс вопросов, связанных с невозможностью официального трудоустройства и отсутствием права на бесплатное медицинское обслуживание. Получить работу такие граждане могут только через специализированные фирмы, имеющие квоты на трудоустройство мигрантов. Однако большей частью они занимаются трудоустройством мужчин в строительной сфере, женщины же в подавляющем большинстве работают нелегально.

Сотрудницам пункта приходится объяснять иммигрантам очевидные вещи. Они не знают, что все срочные медицинские пункты, неотложки, а также роддома оказывают свои услуги бесплатно абсолютно всем вне зависимости от наличия гражданства и полиса.

Имена и фамилии иммигранток изменены.

Метки:
baikalpress_id:  23 458
Загрузка...