Беспредел по долгам

Звонят, угрожают, преследуют... Произвол со стороны черных коллекторов растет

Кризис больно ударил по карману рядовых обывателей. Сокращение штатного расписания и прочие разновидности «оптимизации» расходов существенно подкосили материальное благополучие людей. И хотя пик финансовых потрясений, кажется, миновал, пагубные последствия экономической нестабильности цветут пышным цветом. Натиск черных коллекторов с методами работы образца 90-х, жесткий прессинг со стороны кредиторов, появление на иркутском рынке антиколлекторских услуг — профессиональной помощи в уходе от долгов.

Раздолье для коллекторов

В результате финансовых потрясений многим заемщикам платить по счетам стало накладно. Рискуя недвижимостью и личным имуществом, народ пугающими темпами стал выходить на просрочку. По итогам 2009 года ее общий уровень по России составил 7%. Сами аналитики прогнозировали 10%. Правда, излишних иллюзий эксперты не питают — стабилизация связана не с повышением уровня доходов, а прежде всего с целенаправленной работой банков по урегулированию вопросов с проблемными кредитами.

Сегодня каждая кредитная организация прибегает к собственным «антикризисным» программам. Одним из главных инструментов служит, как правило, реструктуризация. Зачастую это либо предоставление отсрочки или рассрочки платежей, либо увеличение срока кредита. Последняя мера влечет за собой не только уменьшение суммы ежемесячных выплат, но и увеличение общей суммы долговых обязательств. Кроме того, не забывая о собственных интересах, некоторые банки предоставляют услуги по реструктуризации долга на платной основе.

В случае если по-хорошему договориться не получается, в ход идет арсенал средств по борьбе с невозвратами. В настоящий момент каждый банк решает вопрос по-своему. Кто-то действует за счет собственных подразделений, кто-то привлекает к взысканию профессиональных сборщиков долгов — коллекторские фирмы. Главная задача последних — сориентировать должника на добровольное погашение кредитных обязательств. В отличие от вышибал 90-х, сборщики долгов призваны действовать сугубо легальными методами, не выходя за рамки закона и морально-этических норм. Интересно, что, если сами банки говорят о некоторой стабилизации, в коллекторских службах число обращений растет.

— Отображение ситуации на нашем уровне — это отображение ситуации в банковском секторе год-полтора назад. Ведь банки не передают долги в первый же день, — комментирует ситуацию руководитель Иркутского филиала ОАО «Первое коллекторское бюро» Игорь Ситников. — Что касается стабилизации с банковской просрочкой, то здесь как посчитать: учитывая, что в сравнении с 2008 годом кредитов было выдано в несколько раз меньше, незначительное снижение уровня задолженности не показатель.

Прогнозы сбылись

Год назад, когда в пик финансового кризиса спрос на услуги коллекторов вырос в разы, ряд аналитиков предрекали проблемы.

— Фактически деятельность коллекторских фирм строится на системе запугивания. Грамотного и юридически подкованного. Если вы не рассчитаетесь, вам грозят. И далее — перечисление плачевных перспектив, — говорит Ирина Жижко, доцент кафедры управления недвижимостью и инвестициями БГУЭПа. — Люди, которые в силу кризиса попали в сложную материальную ситуацию, могут оказаться беззащитными перед натиском профессионалов из коллекторских служб. Те же в свою очередь будут наживаться на проблемах населения.

Отчасти эксперт оказалась права. На волне кризиса оказывать коллекторские услуги принялись все кому не лень — от юридических служб до охранных и детективных агентств. Методы работы новоявленных специалистов зачастую более чем сомнительные: ночные звонки и SMS-сообщения, мощный психологический прессинг, завуалированные, а иногда и вполне открытые угрозы.

— До кризиса рынок коллекторских услуг был небольшим. По ряду вопросов мы даже сотрудничали, обменивались опытом, — говорит Анастасия Кондратьева, заместитель директора ООО «Сибирская коллекторская группа» — компании, которая работает на рынке Иркутска не первый год. — В 2009 году мы стали замечать фирмы, которые имеют весьма слабое представление о профессиональной этике. Компании просто сдергивали с сайта наш образец договора, распечатывали с поправкой на название и заключали сделки. Ну о каком профессионализме здесь может идти речь? О том, какие методы они применяют в работе с должниками, остается догадываться.

«Хотела повесить себя и детей»

В папках сотни заявлений заемщиков. За торопливыми строчками — отчаянье, загнанность, страх. Вот лишь несколько цитат:

«Звонили поздно ночью или рано утром. Угрожали, стращали старую бабушку. Была депрессия, хотела повесить себя и детей». «Сотрудники банка сказали, чтобы мелочь в банк не носила, иначе обеспечат «окно» в Ушаковку».

В региональном общественном движении «За кредитную амнистию» таких заявлений около тысячи. В попытке спасти себя от произвола кредиторов к активистам движения обращаются даже жители других регионов.

— Примерно трое из десяти — люди, доведенные до тяжелой депрессии, вплоть до попыток к суициду, — комментирует Марина Стрекаловская, лидер движения «За кредитную амнистию». — Ночные звонки, угрозы, безвыходность загоняют людей в угол. Заступиться за них фактически некому.

Предприниматели средней руки, разорившиеся фермеры, рядовые бухгалтеры, экономисты, менеджеры, попавшие под сокращение... Средний возраст от 40 до 55 лет.

— Часто к нам обращаются бывшие сотрудники банков, которые, взяв кредит по месту работы, подвергаются теперь жесткому прессингу со стороны бывших работодателей.

Рассказывая о беспринципных мерах, к которым прибегают сборщики долгов, юрист Марина Стрекаловская достает из папки черный список банков. В первых строчках — кредитные организации, известные легкими кредитами и высокими процентами. Впрочем, есть среди проштрафившихся и вполне благовидные, казалось бы, банки, с хорошей репутацией. — Истории, с которыми к нам приходят, повергают в шок. Вот, к примеру, одна из реальных ситуаций: в попытке воздействовать на должника сотрудники банка беседовали о маминых долгах с семилетним ребенком. При этом предостерегали: «Если мама долги не отдаст, с тобой играть никто не будет».

Состава преступления нет

По словам Марины Стрекаловской, в попытке защитить себя от произвола кредиторов заемщики нередко обращаются в правоохранительные органы. Однако в большинстве случаев до заявлений дело не доходит. Ответ, как правило, один: состава преступления нет.

— Да, такие обращения от горожан поступают. Однако в возбуждении уголовного дела, как правило, отказывают, — комментирует ситуацию Елена Наумова, старший специалист пресс-службы УВД по городу Иркутска. — Основные сложности — нехватка доказательной базы и отсутствие в Уголовном кодексе таких понятий, как моральное воздействие или психологический прессинг. Единственный выход — обращаться с иском в суд.

Должен быть закон!

Разработка закона о коллекторстве — первое, что необходимо сделать, считают активисты движения «За кредитную амнистию».

— При этом необходимо дать законодательное определение методов психологического воздействия и запретить коллекторам и сотрудникам службы безопасности использовать моральное и силовое давление. За нарушение прав и законных интересов заемщиков они должны нести уголовную ответственность, — добавляет Марина Стрекаловская. При этом юрист подчеркивает: о списании кредитов речи не идет. — Мы говорим лишь о разработке механизма помощи заемщикам со стороны государства.

В числе предлагаемых мер — закон о банкротстве физических лиц, отмена штрафов и пени на период кризиса, возможность реабилитации в бюро кредитных историй, установление единых стандартов для проведения процедуры реструкторизации.

На уровне региона за счет поддержки ряда депутатов Законодательного собрания законопредложения уже поступили на рассмотрение в министерство экономического развития области.

— Кроме того, наши предложения были переданы и двум крупным кредитным организациям, где одобрения они, конечно, не нашли — самим банкам изменения в правилах о банковской деятельности крайне невыгодны.

Кстати

Натиск банковских структур, коллекторских служб, судебных приставов стал благодатной почвой для расцвета нового вида услуг — антиколлекторских. Как уйти от долгов с минимальными потерями, защитить себя от произвола рассерженных кредиторов, выдержать натиск психологического давления? Казалось бы, никто не радеет так за благополучие проблемного заемщика, как антиколлекторы. Интересно, что, по словам экспертов, подчас коллекторские и антиколлекторские услуги оказывают одни те же специалисты. И в том и в другом случае задача одна: нахождение компромисса между кредитором и заемщиком. Вопрос лишь в том, чьи интересы отстаивать.

Главное оружие в арсенале средств антиколлекторов — лазейки в правовом законодательстве, несовершенство системы.

Заемщиков судят

Продолжает расти число производств по взысканию кредитной задолженности и в Управлении Федеральной службы судебных приставов по Иркутской области. Только в минувшем году на исполнении находилось свыше 44 тысяч подобных дел. В сравнении с 2008-м показатель вырос на 55%. Более того, в минувшем году по статье о злостном уклонении от погашения кредиторской задолженности в регионе впервые стали судить. В общей сложности приговоры были вынесены четверым злостным должникам: трем — в виде внушительных штрафов, одному — условный срок на шесть месяцев.

Метки:
baikalpress_id:  12 734