Увидимся на пенсии

Жители Приангарья не спешат копить на старость

Представители негосударственных пенсионных фондов в Иркутске констатируют факт: в основном о размере своей будущей пенсии жители области начинают думать за 7—8 лет до выхода на нее. Несмотря на то что сегодня государство и НПФ предлагают массу программ по накоплению и увеличению своей пенсии в будущем, в стране преобладают так называемые молчуны — люди, которые предпочитают не думать о старости. Тотальное недоверие, незнание и элементарная лень молодого и средних лет поколения тормозят развитие пенсионного страхования в стране.

Накопи и живи спокойно!

Лариса Сурова за семь лет до выхода на пенсию вступила в негосударственный пенсионный фонд. В прошлом году когда вышла на пенсию, ощутимую прибавку почувствовала сразу.

— Вкладывала в дополнительную будущую пенсию по 300, по 500 рублей, потом по тысяче, — рассказывает она. — Когда вышла на пенсию, попросила свой негосударственный пенсионный фонд сделать так, чтобы эту дополнительную часть распределили на пять ближайших лет. Так что переход с обычной зарплаты на пенсионное обеспечение прошел более плавно. Пенсии у нас в стране сами знаете какие. Особенно не шиканешь. А мне к моим скромным деньгам надбавка постоянная.

На пенсии беднеют в три-четыре раза

О том, что пенсии в России катастрофически маленькие, не знают, пожалуй, только грудные дети. Если в Иркутской области за счет северного коэффициента размер пенсий хотя бы как-то позволяет пенсионерам выживать, то в центральных городах, где пенсии составляют всего 5—6 тысяч, проблема увеличения их размеров более чем актуальна.

— Сегодня средний размер пенсии в России составляет 27% от среднестатистической зарплаты работающего человека, — рассказывает заместитель директора по корпоративным программам Иркутского филиала НПФ «Социум» Станислав Сушков. — Государство хочет увеличить этот размер в ближайшие годы до 40%, хотя в идеале он должен составлять 60—70%.

Насчет того, каким образом предлагается все это осуществить, идет разъяснительная работа. Только вот разобраться во всех предложениях непросто. Большинству все это напоминает китайскую грамоту. В результате в стране сегодня 85% людей, которые имеют пенсионное страховое свидетельство, никак не реагируют на все предложения накапливать свою часть пенсии в негосударственных пенсионных фондах, участвовать в программе софинанстрвания, а тем более копить на дополнительную пенсию. Само слово «негосударственный» многим не внушает ничего, кроме недоверия. А для кого-то и понятие «государственный» пустой звук.

В итоге в Иркутской области, по данным ПФР, с 2004 года, когда появилось право на формирование накопительной части пенсии в НПФ, заявления о выборе негосударственных фондов подали всего 166 тысяч жителей Приангарья, или 13,8% от примерно 1,2 миллиона застрахованных лиц в Иркутской области, имеющих накопительную часть. В программу по софинансированию пенсии вступило еще 32 тысячи человек — капля в море, что и говорить.

Пока никто не прогорел

А между тем те, кто во всех этих инициативах участвует, уже ощутили заметные плюсы. Вот лишь один из удачных примеров, как будущий пенсионер накопил себе достойную пенсию.

— Деньги ежемесячно отчислялись из зарплаты, — рассказала Лариса Сурова, которая до пенсии трудилась в Иркутскэнерго. — Тогда это были небольшие суммы, и я не слишком ощущала. Хотя не могу сказать, что для меня эти деньги несущественны. Возможно, все дело в удобной форме расчета. Когда деньги как бы автоматически бухгалтерией вычитаются из общей суммы получаемых и происходит это регулярно, то такой процесс выплат становится привычным, как постоянно снимаемый с зарплаты налог.

А вот другой пример. В Иркутской области есть случаи, когда другая госпрограмма — софинансирования пенсионных накоплений — становится актом благотворительности. Так, недавно 29 воспитанникам детского дома в Усть-Куте представители бизнеса внесли на пенсионные счета по две тысячи рублей. Государство согласно программе добавит еще две. За годы обращения этих средств в различных активах эти деньги как минимум не обесценятся.

Серые зарплаты — маленькие пенсии

Но таких примеров по региону немного. В основном люди боятся переходить в НПФ, участвовать в различных программах либо вообще считают, что пенсия никогда не наступит или об этом пока рано думать. Не идут на сотрудничество с НПФ и руководители предприятий. Особенно недоверчивы представители малого и среднего бизнеса. В итоге даже если человек сам вступил в НПФ и хочет накапливать или софинансировать свою пенсию, ему придется делать это самостоятельно. Написать заявление о вступлении в программу, ежемесячно ходить в банк — в общем, тратить немалое время.

— А что делать? Приходится, — рассказывает сотрудница небольшой компании по продаже пластиковых окон. — В бухгалтерии сказали, что никто в организации в НПФ не состоит, в софинансировании не участвует, поэтому практики вычитания средств из зарплаты и перечисления в фонд у нас нет. Зарплата у меня серая, и я понимаю, что отчисления в накопительную часть идут просто смешные. Если сама не подсуечусь, в старости придется несладко.

Таких энтузиастов, впрочем, довольно мало. В основном решаются на активные действия только люди предпенсионного возраста.

— Сейчас перед всеми нами стоит задача, как привлечь молодежь. Увы, пока практика показывает, что эта категория менее всего интересуется данной темой. Как у нас принято с грустью говорить в таких случаях, «увидимся на пенсии», — отметил Станислав Сушков.

А если он обанкротится?

Из 126 НПФ, работающих в России, на территории области самыми востребованными оказались 17. Медленно, но верно количество клиентов этих фондов растет. Однако кризис 2008—2009 годов показал, что даже такие контролируемые и консервативные организации не вечны, они могут разориться и уйти с рынка. На радость скептикам такая тенденция проявилась в кризисное время. В прошлом году порядка 7% клиентов НПФ решили сменить фонд, еще 6% перешли в государственный фонд.

— Даже если фонд обанкротится, а такие прецеденты были, накопленные деньги не теряются. Чтобы организовать НПФ, учредители обязаны создать страховой резерв и внести так называемый совокупный вклад учредителя (подобен уставному капиталу при создании фирмы. — Прим. ред.), который в крупных фондах измеряется сотнями миллионов рублей. Из этих сумм при необходимости деньги в полном объеме с учетом доходности возвращаются клиентам. Более того, даже когда фонд получает убыток, что коснулось в этот кризис многих, по закону НПФ начисляет вкладчикам минимально гарантированную доходность, — рассказал Станислав Сушков. — Если же фонд ликвидируется, клиенты в первую очередь забирают пенсионные сбережения либо по собственному желанию переводят их в другой НПФ, накопительная же часть трудовой государственной пенсии в соответствии с законодательством государством передается из ликвидируемого НПФ обратно в управление ПФР.

Загрузка...