Иркутяне искупались в озерах Антарктиды

Ученые-лимнологи рассказали всю правду о суровой жизни на шестом континенте

Пока в Иркутске свирепствовала зима, двое ученых из Лимнологического института отправились исследовать самую загадочную и непригодную для жизни часть земли, где с декабря по март наступает лето и температура практически всегда нулевая. Пока громких открытий нашим ученым сделать не удалось, зато рассказать об удивительной жизни, невероятном быте полярников они согласились с удовольствием.

Миороз в 90 градусов выдержать под силу только русским

— Только русские живут в Антарктиде круглый год, причем целенаправленно. Или по иронии судьбы большинство наших станций расположено в самых суровых климатических условиях, — начал свой рассказ руководитель иркутской группы исследователей Евгений Чебыкин. — На континентальной станции «Восток» зафиксирована самая холодная температура на планете — минус 90 градусов по Цельсию. На береговой станции «Русская» самые сильные ветра, достигающие ураганной силы — 70 метров в секунду. И все же люди там живут.

Жизнь полярников поддерживают регулярные завозы: научно-экспедиционное судно «Академик Федоров» раз в два года доставляет топливо, продукты и все необходимое для жизни. На таком судне отправились и наши иркутяне, которые прошли специальный отбор Института Арктики и Антарктики.

— Сначала добрались до Кейптауна, столицы ЮАР, в Южной Африке. С собой взяли специальное оборудование — новую буровую установку — и специально адаптированный надувной спортивно-туристический катамаран. Группа ученых была небольшой. В основном на судне «Академик Федоров» плыли рабочие — люди, которые обеспечивают присутствие нашей страны на этой ничейной территории, — рассказал Евгений. — От материка до берегов Антарктиды мы добирались две недели.

Иркутские романтики в ледяной рутине

Евгений не скрывает, что возможность отправиться в столь необычное путешествие на целых три месяца он воспринял с большим энтузиазмом.

— Мне показалось это очень романтичным, к тому же в обычной жизни поехать как турист туда навряд ли российскому ученому удастся — путевка стоит в среднем 300 тысяч долларов.

Но когда иркутяне оказались в Антарктике, энтузиазм как-то поубавился. — Выполнять научную программу оказалось сложно, и прежде всего в силу различного рода опасений руководства: потеряетесь, сломаете ногу, не хватает топлива, техники и пр. А по большому счету — неэффективность управления. Да и выполнение научных программ в таких рейсах не является приоритетом: главное — доставить груз и топливо, сменить состав зимовщиков. Поэтому наша достаточно сложная программа плохо вписывалась в планы транспортных операций.

В минус 80 удобства на улице

Принято считать, что основным мотивом, почему люди едут в Антарктиду, являются большие заработки. Но зарплата зимовщика — 60 тысяч рублей в месяц — для таких суровых условий не кажется столь уж привлекательной.

— Весьма показательны туалеты на станции «Прогресс» — обычные сортиры, и не всегда в теплом помещении. Неужели за 20 лет нельзя было построить что-нибудь менее обидное? — сетует Евгений. — Как проходит зимовка, мне судить трудно, разве что по рассказам самих зимовщиков. Выглядит это не столь весело, хотя кроме работы есть и небольшие блага для досуга: библиотека, видеотека, тренажеры в спортзале, на некоторых продвинутых станциях даже бильярд и телевидение с одним каналом. Интернет почему-то только у начальников станций, хотя на станциях других государств он доступен всем, и наши ребята бегают к соседям, чтобы приобщиться к мировому сообществу и пообщаться с родственниками. Евгений уверен, что ездить на работу в Антарктиду — это привычка, оставшаяся с советских времен, ведь средний возраст полярника 65 лет. Они все друг друга хорошо знают и кочуют по разным станциям из года в год, перемежая зимовки с отдыхом на цивилизованном континенте.

— Тогда, наверное, здесь человек чувствовал себя почти свободным, да и почет и уважение в обществе, особенно в 60-е годы, был огромен. А сейчас романтикой морозить зад в холодных сортирах молодежь не заманишь, — говорит ученый.

Сбежать от проблем на шестой континент

Некоторые исследователи считают, что в Антарктиду полярники бегут от личных проблем. Не последнее значение имеет возможность хорошо приложиться к традиционному русскому напитку в чисто мужской компании.

— В любом случае государство не должно отстраняться от решения бытовых и других проблем зимовщиков и поступать по принципу «страна большая, всегда найдутся те, кто согласится работать за водку», — считает Евгений Чебыкин. — Ведь наше присутствие в Антарктиде — это элемент большой политики. И надо создавать достойные условия тем, кто там «держит оборону».

Православный храм в промерзшей глуши

В то время как наши там выживают, некоторые народы уже по-настоящему живут, хотя и не круглый год. Если раньше туда приезжали в основном мужчины, то в последние годы стали наведываться и женщины. На чилийской станции, к примеру, вообще живут семьями. Всего в Антарктиде проживает около четырех тысяч человек. На русских станциях женщин практически нет, зато утешает наших полярников первый православный храм Святой Троицы.

— Здесь представлены разные конфессии, но храм есть только у православных. Всего в Антарктиде живет примерно сто россиян, и в этой нелегкой жизни храм, очевидно, очень помогает, — говорит Евгений. — Сюда приезжают и священнослужители.

В Антарктиду — как на курорт

Иркутские ученые отправились в Антарктиду с целью изучения донных отложений озер Антарктиды: по этим осадкам специалисты узнают о древних особенностях климата на замерзшем континенте, о его изменениях. По мысли ученых, эти знания помогут прогнозировать изменения климата в будущем.

Всего за три месяца путешествий иркутянам удалось собрать около 200 кг проб, которые будут комплексно исследоваться в Лимнологическом институте.

— В основном мы наслаждались теплой погодой, солнцем, белыми ночами. Озера растаяли, и здесь можно было купаться, что мой напарник Костя с удовольствием и делал. Даже не верится, что у нас здесь, в Иркутске, было минус сорок, а там как весной. Заболеть вирусными заболеваниями там практически невозможно. Зато после путешествия, когда я вернулся в Россию и отсюда направился в гости на Украину, сразу же простудился. Настоящим подарком для любого, кто отправляется в Антарктиду, становится общение с немногочисленными животными. Тюлени, морские котики, морские слоны, пингвины — яркие пятна на безликой, вымерзшей земле.

— Поморников, которые вблизи берегов прилетают на судно поживиться пищевыми отходами, мы стали называть помойниками: забираются в баки и разбрасывают мусор — выискивают что повкуснее. Птицы любопытные и нагловатые, людей не боятся. Все время норовят что-нибудь стащить, если оставишь вещи без присмотра. Особо обнаглевшие, которые давно живут рядом с полярниками, могут и шапку с головы сорвать, если не реагировать на их просьбы о кормежке. Да норовят эту шапку бросить в воду, чтобы злее отомстить «обидчику».

Метки:
baikalpress_id:  12 695
Загрузка...