Павел Астахов: «Требования президента игнорируются»

Ровно два года глава администрации Листвянки Татьяна Казакова находится за решеткой

Недавно прошедшие выборы главы администрации города Иркутска, при всей кажущейся непредсказуемости их результата, стали подтверждением тенденции, которая последнее время имеет место во многих регионах России. Люди далеко не всегда готовы оказывать поддержку представителям так называемой вертикали власти, даже если они, по сути, являются гарантом федеральных инвестиций в территорию. Все чаще симпатии населения остаются на стороне тех, кто уже доказал верность своему региону — не только словом, но и делом. Другой вопрос, что подобных людей, как правило, не так много. А те, кто есть, не всегда имеют возможность в полной мере заявить о себе. Именно поэтому, отчетливо понимая такое положение вещей, президент России Дмитрий Медведев почти два года назад объявил о начале новой кадровой политики. «Формирование резерва управленческих кадров — это действительно мероприятие общенационального масштаба, — обозначил суть этой политики президент. — Дальше без такого рода резерва мы двигаться не можем, потому что обновление кадров, обновление человеческого потенциала, появление необходимых людей на соответствующих должностях в нашей стране идет очень медленно».

Знания и воля

Говоря об управленческих кадрах, Дмитрий Медведев уточнил смысл этого термина: «Конкретные люди, которые хотят заниматься своим делом, обладающие знаниями, целеустремленностью и волей». Однако, добавил президент, таких людей крайне мало. Именно поэтому в стране существует огромная кадровая проблема с подбором претендентов на высокие руководящие посты.

Иркутское региональное отделение партии «Единая Россия» подтвердило этот тезис Дмитрия Медведева в полной мере, поскольку так и не смогло найти достойного кандидата на должность главы администрации областного центра из числа единороссов-иркутян. Пришлось звать «варяга» — человека, безусловно, профессионального и опытного, но не «своего». Чем это закончилось, мы прекрасно помним. Местный коммерсант, который создавал свой бизнес на глазах у всех, оказался более востребованным избирательным продуктом. Почти тройной перевес голосов говорит о многом.

В октябре будут новые выборы. Через год, в марте 2011-го, еще одни, потом еще... При таком дефиците управленческих кадров, который, судя по всему, имеет место быть у иркутских единороссов, представителям партии власти будет трудно рассчитывать на приемлемый результат.

В этих условиях есть повод по-новому посмотреть на «дело Казаковой». Напомним, что глава администрации Листвянского МО, представитель региональной бизнес-элиты Татьяна Казакова вот уже два года содержится под стражей. Между тем одна из последних впечатляющих побед представителей партии «Единая Россия» на выборах глав администраций была одержана именно ею. Почти два с половиной года назад, в декабре 2007-го, когда избирали главу Листвянского муниципального образования, член партии «Единая Россия» Татьяна Казакова набрала 80 процентов голосов и была избрана главой Листвянского МО на второй срок. Можно по-разному относиться к личности Татьяны Казаковой — безусловно, у нее есть и оппоненты, и откровенные недоброжелатели. Однако стоит признать, что она полностью соответствует определению Дмитрия Медведева и обладает теми знаниями, целеустремленностью и волей, которые необходимы новым российским кадрам.

Дело о теплотрассе

Рассказывать о причинах столь высокой популярности Татьяны Казаковой среди жителей прибайкальских поселков Листвянка, Никола и Большие Коты, которые все вместе входят в Листвянское МО, необходимо лишь тем, кто никогда здесь не был и не видел изменения, произошедшие за последнее время. Сначала приведем одну лишь цифру: за те два года, которые Татьяна Казакова руководила муниципалитетом, сюда было инвестировано около 600 миллионов рублей. Это и бюджетные средства, и частные вложения. Сумма для маленькой территории с населением около полутора тысяч человек просто гигантская.

Неудивительно поэтому, что при Татьяне Казаковой Листвянка превратилась из деревеньки, куда откровенно боялись ехать иностранные туристы, в культурный, чистый поселок. В частности, здесь отремонтирован и открыт клуб, который стоял бесхозным полтора десятка лет. В школе починили крышу, а старые окна заменили на новый, современный пластик. Отремонтировали поселковый водозабор. Он был построен еще в 1976 году, и за 30 лет к нему не прикасалась рука человека.

Было открыто три социальных магазина, два ФАПа, детский и спортивный клубы. По Листвянке, которая вытянута вдоль берега Байкала на семь километров, стал постоянно курсировать автобус. В поселке появились организованные рынки по продаже рыбы и сувениров. У многих жителей Листвянки, Больших Котов и Николы был сотовый телефон главы администрации. В случае появления каких-то проблем они звонили Татьяне Казаковой, и та никогда не отказывала в помощи.

 Из письма жителей поселков Листвянка, Никола, Большие Коты: «Когда главой Листвянского муниципального образования стала Татьяна Васильевна Казакова, у нас появилась надежда, уверенность, что поселки Листвянка, Никола, Большие Коты могут и должны стать главным туристическим центром Иркутской области, куда люди со всего мира захотят приехать, полюбоваться уникальным Байкалом.

Сказать, что поднимать почти погибший поселок трудно, значит не сказать ничего. Но сильная, волевая, энергичная, целеустремленная женщина пришла к нам все изменить. И реальные результаты не заставили себя ждать.

Впервые с приходом Казаковой мы все вместе решили наконец навести порядок, вышли на субботник. Открылся муниципальный рынок «Дары Байкала», заасфальтирована главная трасса и многие дороги, сделано уличное освещение, везде поставили лавочки, вазоны, урны и мусорные контейнеры. Каждый год проводились общепоселковые праздники: Новый год, Масленица, 9 Мая, День пожилого человека, День Байкала... Пенсионеры наконец почувствовали заботу: к каждому празднику они получали подарки, а к пенсии им добавили по 500 рублей. В домах стало тепло. Да всех дел и не перечислить...»

Одна из насущных проблем Листвянки — ремонт поселковой теплотрассы — и стала поводом для ареста листвянского мэра. По версии следствия, ремонт был проделан с нарушениями: ООО «Коммунальщик», подрядчик проекта, был допущен на объект якобы без объявления конкурса, финансовые документы были подписаны мэром до окончания работ. С самого начала обвинение, предъявленное Казаковой, вызывало некоторые сомнения. Конкурс на проведение ремонтных работ в Листвянке проводился, только вот принять участие в нем изъявил желание один лишь «Коммунальщик». Поскольку его заявка отвечала всем требованиям, конкурсная комиссия приняла решение поручить этому предприятию ремонт котельной и теплотрассы. До начала холодов работы завершить не успели. Чтобы закрыть финансовый год, документы пришлось подписать. Ничего криминального на самом деле в этом нет, ситуация для нашей действительности совершенно рядовая. При этом подрядчики обязались закончить ремонт уже по окончании отопительного сезона. И, скорее всего, завершили бы его, если бы не вмешательство силовиков. Все действия листвянского мэра по большому счету соответствовали 131-му Федеральному закону о местном самоуправлении, который возлагает на глав администраций обязательства по обеспечению жизнедеятельности вверенных им территорий.

Надо полагать, к таким же выводам стало приходить и следствие. Поэтому в «деле Казаковой» стали появляться новые обвинения. В их числе — мошенничество и незаконное участие в предпринимательской деятельности, связанное с деятельностью все того же ООО «Коммунальщик», а также воспрепятствование свободному осуществлению избирательных прав.

Президента не слышат

Статьи, по которым обвиняется Татьяна Казакова, к тяжелым не отнесешь. В большинстве своем это экономические преступления, которые к тому же еще надо доказать. Ущерб по ним, вне зависимости от степени вины Казаковой, сразу был возмещен. Однако мэр Листвянки находится под стражей уже два года.

При этом в послании Федеральному собранию РФ президент России Дмитрий Медведев еще в 2008 году, практически сразу после ареста Казаковой, подчеркнул, что «нужно взвешенно относиться к избранию меры пресечения в виде ареста и к назначению наказания, связанного с изоляцией от общества». Чуть позже президент развил этот тезис: выступая на совещании по совершенствованию работы правоохранительных органов страны, он заявил, что арест является исключительной мерой пресечения, а потому должен применяться лишь по отношению к действительно опасным преступникам.

В декабре прошлого года Дмитрий Медведев снова обратился к этой теме. «Мы должны понимать, что, например, за некоторые виды экономических преступлений вовсе не обязательно на стадии предварительного следствия людей сразу же законопачивать в тюрьму, тем более что потом их приходится выпускать», — сказал он в интервью российским телеканалам. В таком же ключе Дмитрий Медведев высказался месяц назад на встрече с предпринимателями в подмосковной Барвихе.

Однако суд словно не слышит президента. Равно как и таких уважаемых людей региона, как лауреат Государственной премии СССР, действительный член РАН, директор Лимнологического института СОРАН Михаил Грачев, настоятель храма Казанской Иконы Божией Матери Сергей Кульпинов, имам-хатыб Иркутской соборной мечети Фарид Мингалеев, которые лично поручились за Казакову при рассмотрении изменения меры пресечения с ареста на подписку. Суд с завидным упорством находит для продления сроков содержания под стражей разные поводы, которые иначе как странными назвать нельзя. Например, что Татьяна Казакова, оказавшись на свободе, может скрыться от следствия. При этом оба паспорта — общегражданский и заграничный — у мэра Листвянки изъяты.

«Мама не виновата»

Комментируя «дело Казаковой», некоторые называют его позором правоохранительной системы Иркутской области. Возможно, это сильно категоричная оценка, однако стоит согласиться, что с самого начала силовые структуры действуют в рамках этого дела крайне и зачастую неоправданно жестко, особенно если учесть, что в качестве обвиняемых выступают три женщины, до этого никогда к суду не привлекавшиеся. Арест Казаковой и последующий визит силовиков в кабинеты Листвянской администрации в поселке до сих пор называют «маски-шоу» — настолько врезалось в память местных жителей внезапное появление людей в масках, блокирование ими здания администрации, поломанная мебель и повальный обыск во всех кабинетах. Женщины, работавшие в администрации, рассказывали, что любые передвижения по зданию контролировались людьми в камуфляже. Примерно такая же картина наблюдалась в офисах ассоциации «Байкальская виза», которой Казакова руководила до избрания на пост мэра.

Затем последовал арест Ирины Михайловой, директора ООО «Коммунальщик». Уже немолодая женщина, имеющая на попечении двоих детей и мать-инвалида, девять месяцев провела под стражей. В разгар следственных действий ее, больную астмой, в холодном «столыпине» перевезли в СИЗО города Тайшета. В итоге следователи ездили проводить допросы за 800 километров от Иркутска.

Сейчас суд полностью изолировал Татьяну Казакову от контактов с обществом. Уже восемь месяцев ей не разрешают свидания с родственниками. Наиболее тяжело переживает разлуку с мамой Даша, младшая дочь Татьяны Васильевны. Даша страдает тяжелым заболеванием, и ей, как никому другому, необходима материнская помощь и поддержка. Ее письмо в адрес председателя Иркутского районного суда осталось без внимания.

 «Я уверена в том, что моя мама ни в чем не виновата. Прошло уже почти два года, как маму посадили в тюрьму. Я очень по ней соскучилась и хочу ее увидеть.

Но за последние восемь месяцев мне не разрешили увидеть маму. Я не знаю, как правильно об этом попросить. Нужных законов я не знаю. Но думаю, чтобы дочь встретилась с мамой, специальных законов и не нужно знать. Я просто хочу рассказать моей маме все, что произошло со мной за это время, все мои новости. Просто хочу посоветоваться с мамой, просто обнять ее. У меня сейчас есть проблемы с подготовкой к ЕГЭ. Мама всегда мне помогала и поддерживала, придавала мне сил. Мне очень тяжело без нее. Все мои подруги рассказывают, как они отдыхают с семьей, как с мамами ходят везде. И когда я это слышу, мне делается очень больно, мне кажется, что мамочка никогда не вернется.

В книгах я читала и видела по телевизору, что ко всем, кто находится в тюрьме, приезжают родственники, у них постоянно есть свидания. Почему же я не могу встретиться с мамой?»

Судьбой Даши Казаковой заинтересовался Павел Астахов, известный адвокат, уполномоченный при президенте Российской Федерации по правам ребенка. В своих обращениях в адрес суда Павел Астахов указывает не только на совершенно очевидные нарушения прав ребенка, но и на то, что само «дело Казаковой» вызывает у него, как у юриста, много вопросов. «Ранее я обращал ваше внимание на мнение президента РФ Медведева Д.А. по вопросу гуманизации закона и порядка его применения, — пишет он в адрес суда. — В частности, о необходимости судам более взвешенно относиться к избранию меры пресечения в виде ареста. Дело Казаковой Т.В., по моему мнению, наиболее очевидно свидетельствует об игнорировании этих требований».

Однако мнение одного из лучших юристов России Иркутский районный суд оставил без внимания.

Критическая точка

Выражение «Ну вот, перед всей страной опозорились», к сожалению, никак не может выйти из обихода жителей региона. Несмотря на старания областных властей, имидж Иркутской области пока остается на российском уровне скорее негативным, чем позитивным. Одна из причин такой ситуации — разного рода скандалы, которые с завидным упорством повторяются в Приангарье.

«Дело Казаковой» вполне может стать очередной историей, которая не добавит региону положительного имиджа. Уровень людей, которые знакомы с развитием ситуации и имеют на сей счет вполне определенное мнение, говорит о том, что это весьма неоднозначное с точки зрения правосудия дело может стать предметом пристального интереса на самом высоком уровне. Обращения родственников и адвокатов находятся во всех возможных инстанциях, вплоть до Администрации президента и Страсбургского суда. Критическая точка, когда количество переходит в качество, может быть уже совсем близко.

Поводов для интереса к этому делу на самом деле более чем достаточно. Во-первых, игнорируются требования президента в плане взвешенного отношения к избранию меры пресечения. В ближайшее воскресенье будет ровно два года, как Казакову содержат под стражей. Во-вторых, грубо нарушаются права ребенка. При этом местные органы опеки заняли позицию, которая никак не соотносится с интересами ребенка, а значит — с их профессиональным долгом. В-третьих, в условиях кадрового голода, который для Приангарья имеет не меньшую актуальность, чем для любого другого региона, инициативный человек, представитель бизнес-элиты находится под стражей по весьма неоднозначным обвинениям экономического характера. Стоит ли при этом удивляться, что другие крупные бизнесмены, имея перед глазами пример Татьяны Казаковой, стараются, что называется, не высовываться: в случае, когда требуется проявление политической инициативы, ее не проявлять, а капиталы не вкладывать в регион, а вывозить куда подальше.

По сути, вся эта история стала тормозом для развития Иркутской области. Не единственным, конечно, но одним из весьма заметных. Нежелание представителей местной деловой и политической элиты проявлять инициативу, замедление развития туризма как в Листвянке в частности, так и на Байкале в целом, негативные сигналы в федеральные структуры — вот лишь некоторые следствия тяжелого и изнурительного «дела Казаковой», которое длится вот уже ровно два года.

Метки:
baikalpress_id:  23 445