Закаленные трудом

Лидия Кайгородцева, соседка и добрая знакомая моей бабушки, всегда отличалась необыкновенной энергичностью. Интересный собеседник, человек с активной гражданской позицией, на девятом десятке лет она сохраняет бодрость духа, а главное — веру в себя и собственные силы. В чем же секрет? На этот вопрос Лидия Михайловна пожимает плечами: «Мы — дети войны, поколение, закаленное трудом. На том, наверное, и держимся. На том и стоим».

Лодырей не жаловал

В жизни Лиды Кайгородцевой не было ожесточенных сражений, окопов, пуль. Для нее, как и для миллионов других советских мальчишек и девчонок, война обернулась тяжелой работой и отнюдь не детскими заботами. — Повзрослеть пришлось рано — война не спрашивала. Да и мы вопросами не задавались. Надо значит надо.

Лидия Кайгородцева родом из деревни Курилово Горьковской области. Дружная семья, крепкое подворье. До войны жили если не богато, то вполне благополучно. Корова, куры, пасека... Кроме Лиды в доме росло еще двое ребятишек: старший брат и младшая сестра. Глава семейства Михаил Прокопьевич и на работе, и в семье слыл человеком строгим, требовательным. Будучи ветераном Гражданской войны, председателем колхоза, лодырей не жаловал и детей своих воспитывал сурово.

— Еще в довоенные годы каждому школьнику нужно было отработать в колхозе определенное количество трудодней. Помню, отец гонял нас на поля и строго следил за тем, чтобы не отлынивали, чтобы работали как все.

Как началась война

День, когда началась война, девочка запомнила навсегда. Этот день разделил на до и после жизнь и громадной Страны Советов, и маленькой девчушки из деревеньки Курилово.

— В 41-м, после окончания седьмого класса, я решила ехать в областной центр — поступать в машиностроительный техникум. Отлично помню тот жаркий июньский день. Вместе с подружкой мы забежали на почту, отправили документы на поступление в Горький, а на обратной дороге... узнали о войне. Помню, у радиорупора стояли десятки людей. Из динамика доносился твердый, решительный голос Молотова, а на лицах были растерянность и тревога. Мы постояли, послушали и побежали обратно на почту — отзывать документы.

Отец и старший брат ушли на фронт. Мать и две дочки — 15-летняя Лида и 12-летняя Капитолина — остались одни.

«Все для фронта!»

В те годы эта фраза служила главным девизом. Она определяла и подчиняла себе все: заводы, фабрики, колхозы... И в городах, и в деревнях люди работали не жалея себя.

— Лошадей и мужчин в деревне не осталось, поэтому даже самая тяжелая работа ложилась на плечи женщин и детей, — вспоминает Лидия Михайловна. — Днем мы вместе с сестрой работали в колхозе. Косили, жали, ворочали и стоговали сено, убирали горох, пропалывали и рыхлили картошку. Помню, как однажды, стоя в снегу, мы голыми руками откапывали из земли картофельные клубни. Осень наступила так рано, что весь урожай оказался под снегом.

Нередко после трудового дня ребят ждала ночная смена — детей направляли на те виды работ, с которыми можно было справиться и в темноте.

— Чаще всего мы рвали ночью лен. Работа изнурительная, трудная. После нескольких часов глаза буквально слипались. Тогда мы складывали несколько десятков снопов и прямо там, на поле, на часок-другой укладывались спать.

Не меньше хлопот доставалось и дома. Матери трудились от рассвета до заката. Когда немцы подошли ближе, женщин уводили рыть траншеи. Тогда заботы о доме и хозяйстве целиком лежали на старших детях.

— Мужчины ушли на фронт, а у нас, я помню, и полена лишнего заготовлено не было — войны ведь никто и не ждал. И вот сначала вместе с мамой, а потом и вдвоем с сестрой мы ходили в лес на заготовку дров. С топором, по пояс в снегу. Позже, когда мама слегла, я даже крышу ремонтировала. А что делать, если больше некому...

Сегодня, рассказывая о том времени, Лидия Михайловна вспоминает: — Я помню, что было тяжело: мы не высыпались, работали на износ. Но вот чтобы жалели себя — не помню. Такой настрой тогда был. Мы не думали, не рассуждали — мы делали то, что должны были делать.

Платье из пододеяльника

Планы о поступлении в техникум пришлось отложить. Оставить маму и младшую сестру Лида не могла.

— В ноябре я пошла в восьмой класс и продолжила обучение в школе. Слушая рассказ Лидии Михайловны, я удивилась: почему же в ноябре? Оказалось, что во время войны учебный год был также подчинен сезону сельхозработ в колхозе. В ноябре, с окончанием сбора урожая, дети отправлялись в школу, а в первых числах мая, с началом посевной, вновь возвращались в ряды тружеников тыла.

При этом в годы войны обучение для старшеклассников стало платным: каждое полугодие по 75 рублей. Учитывая, что в колхозе тогда работали не за деньги, а за трудодни, сумма более чем весомая. Чтобы заработать на школу, сестры Кайгородцевы продавали в соседней деревне нехитрый запас провианта: масло, мед, яйца.

— Зимой, когда работы было меньше, мы собирали посылки для фронта. Вязали для солдат носки, варежки. Причем рукавицы вязали не с одним пальцем, как принято, а с двумя, чтобы стрелять было удобно. Отправляли на фронт сушеные сухари, махорку.

Однако, несмотря на войну и бытовые трудности, юность брала свое: хотелось нарядов, веселых, шумных игр, девичьих посиделок. И пусть нечасто, но развеяться все же удавалось.

— В Рождество гадали, колядовали, танцевали под гармошку, — вспоминает, улыбаясь, Лидия Михайловна. — Помню, как однажды из старого пододеяльника, раскрашенного красками, мы сшили с сестрой яркие платья.

Со школьной скамьи — в бухгалтеры

Если в первые годы войны концы с концами хоть как-то удавалось свести, то дальше становилось все труднее. Запасы кончились, начался голод. На фоне тяжелой болезни маму парализовало. В итоге школьную скамью девочкам пришлось оставить. После девятого класса Лида устроилась в сельпо и за год прошла путь от ученика до старшего бухгалтера. Младшая сестра Капитолина уже в 14 лет была бригадиром колхоза.

— До дня Победы мама, к сожалению, не дожила — умерла в 44-м. Папу и на похороны тогда не отпустили — войска уже двигались к Берлину. И брат, и отец с фронта вернулись. В 46-м, спасаясь от голода, семья переехала в Среднюю Азию. В Узбекистане, в небольшом поселке Касансай, Лидия устроилась работать в детский дом. Трудилась сразу на двух ставках — бухгалтером и воспитателем.

— Детские дома в те годы были переполнены, работы хватало. Тысячи детей, оставшихся без родителей, жили в приютах. В Узбекистане, где семьи всегда были большими, матери, чьи мужья погибли на фронте, порой сами отдавали ребятишек в детдом — содержать их было попросту не на что.

Из Туркмении — в Сибирь

Когда в 49-м недалеко от поселка прорвало горное озеро, Касансай затопило. Оставшись без крыши над головой, девушка приняла решение уехать. Тогда одна из подруг-воспитателей дала ей адрес сестры из Иркутска: мол, если что — поможет. Так, с небольшим чемоданом и листочком с адресом Лидия приехала в Сибирь.

— Как приехала, сразу отправилась в горисполком — устраиваться воспитателем. Пришла, показала трудовую книжку, а мне отвечают: мол, воспитателей у нас и без тебя хватает, а вот бухгалтеров хороших нет — приходи-ка ты лучше к нам.

Так Лидия Кайгородцева получила работу в горисполкоме. Позже перебралась в Иркутск и младшая сестра, Капитолина. Первое время было нелегко: чужой город, новая работа. Однако постепенно жизнь налаживалась.

— Сложности военных лет воспитали в нас главное — добросовестность и умение трудиться. Потому, наверное, и справились.

Сегодня за плечами Лидии Михайловны два высших образования и почти полвека трудового стажа. Есть сын, трое внуков и маленький правнук. Несмотря на девятый десяток лет, ветеран труда и тыла по-прежнему ведет активный образ жизни, сохраняя бодрость духа и веру в себя. Добросовестность и уважительное отношение к труду Лидия Кайгородцева пронесла через всю жизнь.

Уважаемые читатели!

Редакция газеты «СМ Номер один» совместно с Байкальским банком Сбербанка России проводит акцию «Они не видели войну, но помнят то время».

Почти в каждой семье есть фронтовики. И почти в каждой семье есть те, кому в годы войны было пять, десять или пятнадцать лет. У них остались воспоминания о том времени — может, не такие героические, как у солдат с передовой, но не менее важные для воссоздания неповторимого духа той эпохи.

Мы обращаемся к нашим читателям. Поговорите с вашими родственниками — детьми войны. Пусть они расскажут вам о своих детских впечатлениях. Изложите эти впечатления в свободной форме, отправьте на наш адрес: Иркутск-9, а/я 82. Наиболее интересные рассказы мы опубликуем на страницах газеты «СМ Номер один», а их герои получат памятные подарки от Байкальского банка Сбербанка России.

Редакция газеты «СМ Номер один»

Метки:
baikalpress_id:  12 624